January 12th, 2021

"Туманная долина" Кэтрин Арден

Дом был лиловый, как цветок люпина. Отец купил его ещё до встречи с мамой Олли, которая, едва увидев это здание, рассмеялась: «Ты кем себя вообразил, пасхальным кроликом?» Жилище напоминало пасхальное яйцо. Снаружи вокруг окон тянулась окантовка сливового цвета, дверь была ярко-красной. Стены в кухне оттенком напоминали мятное мороженое. С тех пор дом так и называли – Яйцом.

И вот из этого-то яйца вылупилась умненькая девочка Оливия. Впрочем, так называть себя она теперь никому не позволяет, отдав эту форму имени единственному человеку, который уже никогда его не произнесет - маме. Мама Олли погибла, от последствий она еще не вполне оправилась (как-будто от такого вообще можно вполне оправиться), но в остальном все в ее жизни неплохо.

Collapse )

Отличная история. Нетривиальный сюжет, который заставит поежиться от страха даже человека, перечитавшего литературы ужасов без счета, очень достойное исполнение, серьезная нравственная составляющая. И да, заглавие из Юрия Коваля я не случайно поставила, хотя главное предостережение книги "опасайтесь открытых пространств". На самом деле есть в ней что-то неуловимо сродное детской прозе Коваля. Не иначе, глубокое погружение в русские реалии не прошло для Арден без последствий. В выигрыше все.

лимон

Герман Садулаев. Шалинский рейд.

Позволю себе выложить еще резензию. Тоже наверно 2013 год. Уж простите, понастальгирую.
Герой, чеченец (мать русская, но у чеченцев родство по отцу передается), окончив юрфак Ленинградского университета, возвращается в 1994 году в родное Шали. Ну и дальше война.
Во-первых, интересно восстановить последовательность событий. Мне, обывательнице и современнице, совершенно не запоминаются события. Первая чеченская война, вторая чеченская война, Дудаев, Махмудов – каша. А тут немного систематизировалось.
Какая блин независимая Чечня! Республика Ичкерия! Они всю войну мнили себя независимой республикой, даже деньги свои где-то в Бельгии напечатали курам на смех, и при этом получали бюджетные деньги из России, пенсии там и прочее. Экономику всю развалили, остался один ворованный плохо очищенный бензин, которым и стар и млад торговали 3-литровыми банками на обочинах дороги.
Во-вторых, пронзительное повествование от первого лица. Дядя устраивает героя  - зовут его Тамерлан – на работу в милицию, другой работы в селе нет. Лично выдает незарегистрированное оружие. Ну и вот так меж двух огней всю войну, и порядок поддержать, и подлостей не наделать. История с его женой, отражающая отношение к женщине (вела себя несколько свободнее, чем принято, была изнасилована подонками, покончила собой, далее следует кровная месть). Не избежал Тамерлан участия в боевых действиях, пытаясь сохранить жизни односельчанам, уводит боевиков из села, возглавив подразделение, скрывается. В конце концов бежит в Россию с чужим паспортом.
Такое несколько монотонное повествование, без лихо закрученного сюжета. Просто жизнь в страшное время в страшном месте. Тем жестче пробирает.
В-третьих, как всегда интересно с точки зрения этнической. Потом почитала еще интервью Садулаева в инете. Кроют его в кометах матом, изменником называют, но такое нельзя придумать, живя в Питере. Это очень изнутри и очень продуманно-прочувствовано.
Hline
  • alexxmc

Поиск книги

Камрады, помощь нужна )

Ищу книгу. Детская или подростковая проза, советского автора.
Главный герой - мальчик, от его лица ведется повествование.
У меня отложился в памяти только один эпизод: мальчик с папой и дядей (или папиным другом) отправляются в поход по реке, ловят рыбу (или форель или хариуса), и тут же солят ее в клеенчатом мешке. Пробуют с огромным удовольствием спустя некоторое время.
Это скорее всего, не Дениска, и не Саня Дырочкин; но впечатления от книги схожие - какое-то теплое и доброе послевкусие, что-ли.

Заранее спасибо!
лис
  • gun001

Лавкрафт. Хребты безумия.




Когда-то, очень давно, я уже читал Лавкрафта, но совершенно не помню о чём он пишет, а может и не читал… Тогда в середине 90х, когда «книжный рынок» переехал поближе ко мне и вдруг появились средства покупать книги, а время покупать пеленки ещё не пришло, я увозил домой по 5-8 книг. Тогда можно было найти любую новинку в автолавках, а в рядах люди распродавали свои домашние библиотеки, потерявшие былую ценность. Я мог бродить по рынку часами.


А ещё там были молодые парни, привозившие целые газели старых книг! Они выгружали 20-30 картонных коробок с книгами и цены были вполне демократичными. Очень много времени они у меня отнимали поначалу. Именно там регулярно появлялись различные экземпляры из серии «Классика мировой фантастики», которые я неизменно покупал.


Кажется, был там и Лавкрафт, но теперь этой книги я у себя не нахожу. Вероятно тогда, даже если я его и читал, на фоне других мастеров фантастики, он меня не впечатлил. Честно говоря, он меня и теперь не сильно заинтересовал. Но, в связи с тем, что я решил теперь писать о всех прочитанных книгах, напишу и про него.


Collapse )

Янин В. Очерки истории средневекового Новгорода.

В  науке истории ещё со времён древнегреческих папирусов пытливые умы   делились на два основных типа – те, кто работает на широкие обобщения,   крупные и размашистые мазки событий на столетия, и те, кто кропотливо   собирает мелкие фактики, памятники, источники, занимается их  контекстной  обработкой, оставляя обобщение другим, более смелым  историкам.

Но  об этом чуть ниже. Рассмотрим предмет нашего сегодняшнего  разговора.  Да, это «Господин Великий Новгород», ушедший в прошлое, но  оставшийся  даже в массовом сознании символ несбывшегося будущего  России. Будущего  весьма гипотетического, смутного, неопределённого – но  определённо не  того, что заготовили гордые московские князья. Боярская  республика  Новгорода стала настоящим символом демократизма в глазах  общественности,  его воспевали и как оплот гражданских свобод, и как  концентратор  «боярской вольницы», разнузданного феодального разгула. И  это только с  одной стороны. С другой, Новгород наравне с Киевом имеет  право  называться «отцом городов Русских», откуда пошли, по легенде,  истоки  династийной единой государственности, объединившей разрозненные   восточнославянские анклавы. Ведь именно сюда (точнее – тогда ещё на   Рюриково городище) пришёл пресловутый князь из заморских варягов в 862   году…

Collapse )