September 14th, 2020

"Людское клеймо" Филип Рот

У него голос неправильный. Он не знает их вороньего языка. Им это ох как не понравилось. Потом он вернулся ко мне - я снаружи стояла, не уходила. А то прикончили бы его.
-  Вот что получается, когда растешь у людей, - сказала Фауни. - Вот чем оно заканчивается, когда всю жизнь крутишься в нашей компании. Людское клеймо.

"Чтение романа требует определенной сосредоточенности, концентрации, преданности чтению. Если вы читаете роман более двух недель, вы не читаете по-настоящему, поэтому я думаю, трудно найти значительное количество людей, которые обладают этими качествами," - это слова из интервью Филипа Рота, о котором я ничего не знала до прошлой недели. Но читая "Полный газ" Джо Хилла, наткнулась в рассказе "Запоздавшие" на фразу: "Я надеюсь, она заглянет ко мне, у меня есть пара новых Филипов Ротов"

Это свойство книг, говорить посредством тебя друг с другом, передавать тебя по эстафете от одной к другой ("пошла по рукам", только здесь вернее "по страницам), известно серьезным читателям. Вспомнила, что недавно уже слышала это имя в связи с какой-то литературной премией, нашла в читалке несколько романов. Выбрала с "Людское клеймо", потому что перевел Леонид Мотылев и влюбилась, едва начав читать.

Collapse )

Такая предыстория. Обглоданный дочиста костяк романа. Его плоть и кровь, вместе с основной интригой, с тайнами героев, не уместить в отзыв,как ни старайся. Да и смысла нет. Читаем ради счастья читать. Просто знайте, книга великолепная и перевод совершенно ее достоин.

Ищу детскую книгу о послевоенной Восточной Германии

Читал в ранние школьные годы, тогда книга очень понравилась новой информацией и расширением кругозора.

Итак, произведение условно для детей, рассказывает о жизни в Восточной Германии примерно 1950-1960 года (вот точно не помню, упоминается ли в книге ГДР). По объему повесть страниц на 120, позитивная. Подробно описан быт, взаимоотношения между детьми, а также между детьми и взрослыми. Запомнился эпизод с приездом родственников из Западной Германии. Автор восточный немец или немка, но явной идеологической составляющей я не заметил (или в том возрасте мне так показалось).

Книга, которую я читал (кстати была зачитана практически до дыр), была издана приблизительно середины 70-х годов прошлого века.