August 25th, 2020

"Труды и дни Свистонова" Константин Вагинов

Искусство – это совсем не празднество, совсем не труд. Это – борьба за население другого мира, чтобы и тот мир был плотно населен, чтобы было в нем разнообразие, чтобы была и там полнота жизни, литературу можно сравнить с загробным существованием. Литература по-настоящему и есть загробное существование.

Имя Константина Вагинова не так известно, как другие громкие имена Серебряного века. Он недолго прожил, всего тридцать четыре года, немногое успел - четыре романа совсем небольшого объема, да книжка стихотворений. В своем кругу был известен и ценим не только поклонниками, но и коллегами литераторами. Сегодня даже очень продвинутый читатель при упоминании имени Вагинова скорее всего вспомнит "Козлиную песнь" Но меня совершенно очаровала не она, а "Труды и дни Свистонова",

Collapse )

Бонгард-Левин Г., Ильин Г. Индия в древности.

Бонгардт-Левин Г. М., Ильин Г. Ф. Индия в древности. АН  СССР  Ордена Трудового Красного Знамени Институт востоковедения М.  Наука  1985г. 758 с., илл. твердый переплет, обычный формат.   

Глобальная, «тотальная» история человеческого общества является  совсем не простой и достаточно спорной темой. Отчего же так?  Исследователь должен учитывать массу факторов, просчитывать целые цепи  закономерностей, отнюдь не типических друг другу, и зафиксировать  состояние общества в различных фрагментах пространства-времени. Именно  поэтому выработка, или, точнее, конструкция, и не всегда «ре…»,  «тотальной» истории оборачивается песней субъективизма. Исследователь  всё одно принимает тот или иной уклон в своём описании, в зависимости от  рода его занятий. 

 

Однако работы подобного жанра всё равно необходимы. При  скрупулезности, добросовестности и обширных систематических знаниях  историк вполне способен давать общие очерки того или иного времени,  страны, института, применяя самые широкие обобщения. Они служат эдаким  промежуточным итогом изучения человеческого общества, маленьким кусочком  его жизни, который терпеливо познают те, кому не чуждо понимание  человека как такового.

Collapse )