May 24th, 2020

"Геном" А. Дж. Риддл



Кривое зеркало
История инфекционных заболеваний всегда сводилась к пассивному реагированию. Впервые мы имеем возможность засечь момент, когда новый патоген проникает в организм первого носителя, и имитировать воздействие вируса, виртуально испытывая методы лечения. Лекарство можно распространять в онлайновом режиме
А.Дж.Риддл продолжает оптимистичный цикл "Вымирание", начатый "Пандемией". Запланированная трилогия "Геномом", вторым романом, закончится. Что, в целом, к лучшему,. Потому что уже здесь "смешались в кучу кони, люди", страшно представить, что было бы, решись автор еще на один роман.

Collapse )
Напрасно ждешь вразумительного развития событий. Взамен тебя закармливают конспирологией, родственной любовью в количествах, несовместимых с жизнью, завиральными квазиэволюционными теориями и Алисой Кэрролла. А последнее к чему? Ну, автор подумал, и решил, что каши маслом не испортишь - Алису ведь все любят, почему не вставить ее в книжку про проект "Зеркало"?

В общем, единственное, на мой взгляд, достоинство романа - аудиоверсия, начитанная Игорем Князевым. По крайней мере, в части его исполнения, удовольствие гарантировано.

Поршнев Б. Социальная психология и история.

Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. Издание второе, дополненное и исправленное. М. Наука 1979г. 232 с. Твердый переплет, обычный формат.   

Безусловно, история не может быть безпроблемной и безконфликтной.  Споры учёных, сражения разных концепций друг против друга двигают наши  знания вперёд, требуют совершенствовать аргументацию, смотреть на  привычные, казалось бы, вещи с иной стороны. Жизнь слишком сложна, чтобы  выстроить процесс развития человечества в рамках какого-то уравнения,  именно поэтому нам вечно необходимо искать и дополнять новые переменные,  новые процессы и закономерности, новые способы анализа материала  источников, и так далее и так далее. 

Конечно, очень многое зависит от личности историка, его мировоззрения  и биографии. И часто личностный фактор очень сильно влияет на  исследование, особенно если сам учёный не чувствует границ своей  субъективности и «Ego». Вспомним, как в старости Лев Гумилёв создаёт  довольно странную «Древнюю Русь и Великую Степь», содержащую массу  натяжек и сомнительных трактовок, часто данных потому, что так надо  автору, либо исследования почтенного индолога Натальи Гусевой,  увлёкшейся публицистикой индийского националиста Тилака. 

Collapse )