May 12th, 2020

"Возрождение времени" Баошу

АА считала Тяньмина величайшим шпионом в истории человечества.

Скажу честно: сложно проникнуться этой историей, не будучи фанатом Лю Цысиня. Нет, я отлюбила культовую тетралогию ровно на середине первой книги. До половины прочла с восторгом, а после не могла дождаться окончания. Тут я в меньшинстве, отзывы о книге большей частью восторженные. Но они не дают и приблизительного представления о популярности "Воспоминаний о прошлом Земли" в Китае, где цикл сделался культовым сразу после публикации "Задачи трех тел". А дальше сработал стандартный для таких случаев механизм: поклонник ждал продолжения, оно все не появлялось, юноша сам написал такую книгу, которую хотел бы прочесть.

Collapse )

Здешний хронотоп заслуживает отдельной статьи, действие все время перемещается между эпохами истории Земли и Вселенной, всеми возможными мирами с количеством измерений в них от двух до десяти и конфигурацией обитателей, не поддающейся осмыслению. Однако всюду жизнь, знаете ли. И в основном все хотели бы, чтобы она продолжилась. И вот эту мысль автору удается донести до читателя почти неповрежденной.

Читать нипочем не стала бы, но послушала не без приятности. Потому что аудиокнигу делал театр Абуки Игоря Князева, который умеет подарить слушателям праздник, вне зависимости от того, насколько ими усвоена наукоемкая часть произведения.

Эберхард Паниц. Трамвай моего отца.

Эберхард Паниц родился в 1932 году, писатель ГДР, удостоен многих литературных премий. Повесть, которую я  прочитала с удовольствием, называется «Трамвай моего отца». Автор описывает жизнь семьи в предвоенные, военные и послевоенные годы.

«Отец вернулся из сибирского плена, из-за еды частенько вспыхивали ссоры, потому что он первым набрасывался на последний кусок хлеба… Месяцами сиднем сидел дома, не имея ни сил, ни желания идти на работу, и почти не разговаривал с нами». Однажды вырвал у меня из рук толстый бутерброд и с жадностью съел.

До войны мы вечерами пили чай, а отец говорил рассудительно, часто об одном и т ом же – «Нам повезло: фонарь на улице под окном, прямая экономия электричества».

Лампочку в комнате выключали, ведь все равно было светло, чтоб читать, не портя себе глаз. Отец книги не читал,  ему в голову не могло прийти, что сын переползает с «Дамой с Камелиями» в родительскую кровать и читает при свете ночника. Отец удивлялся только счету за электричество.

Он был педантом, придирался к матери, что у нее в шкатулке для рукоделия в кучу свалены пуговицы, иголки. Выкуривал сигарету, если только получал ее в подарок. Перед уходом на войну подвел сына к велосипеду, которому уже было 15 лет и сказал -«Велосипед я подвесил, чтоб не портились шины, я езжу на нем только в чрезвычайных обстоятельствах».

Collapse )