May 9th, 2020

"Труды и дни мистера Норриса" Кристофер Ишервуд

«Смотри,
это твой шанс узнать, как выглядит изнутри
то, на что ты так долго глядел снаружи;
запоминай же подробности, восклицая „Vive la Patrie!“»
"Развивая Платона" Бродский

Это Кристофер Ишервуд. По его новеллам из цикла "Прощай, Берлин" Боб Фосс снял свое "Кабаре", где "Tomorrow belong to me" и Салли Боулз с глазищами Лайзы Минелли, и трикстер конферансье со своим "Money-Money". И это Кристофер Ишервуд, сказавший о себе: "Я - камера", декларируя статус беспристрастного наблюдателя, после слова станут девизом кинодокументалистики. В Goodbye to Berlin, под одной обложкой все шесть новелл цикла, но Mr Norris Changes Trains (Мистер Норрис меняет поезда), на русском более известная, как "Труды и дни Мистера Норриса" стоит того. чтобы сказать о ней отдельно.

Collapse )

В первый раз читала эту повесть в оригинале и возвращаться не планировала. Но в аудиоверсии Игоря Князева переслушала, и это восхитительно. Оживленный его голосом маленький человечек: одновременно Великий Комбинатор и Акакий Акакиевич; заботливый друг и беспринципный махинатор, вечный беглец с замашками и умением обустраивать свою жизнь в патрицианском стиле - мистер Норрис восхитительно настоящий. А звучащая лейтмотивом "Бандьера роса" в бравурной, несколько даже бурлескной, обработке, контрастирует со сдержанным трагизмом "Лили Марлен"

Я — камера с открытым объективом, совершенно пассивная, не мыслящая — только фотографирующая. Я фотографирую бреющегося мужчину у окна напротив и женщину в кимоно, моющую волосы. Когда-нибудь все это будет проявлено, аккуратно отпечатано, опущено в фиксаж.

Книга на 9 мая. Олег Курылев, Шестая книга судьбы



Взгляд на Вторую мировую с другой стороны. Фантастики в книге очень мало. Фантастическая линия выглядит притянутой в роман искусственно, проработана слабо и, если ее здесь разбирать, то критика займет слишком много места.

А так добротный исторический роман, где история Третьего рейха показана на примере одной немецкой семьи и их окружения. Описание жизни предвоенного и военного времени гитлеровской Германии, данное через судьбы семьи профессора Вангера и близких к этой семье людей. От Веймара до башен ПВО в берлинском Зоопарке весной 45-го года ...

Древнеримские сны профессора, внушенные ему историками из будущего – несомненная удача автора, здесь я снимаю виртуальную шляпу.
jack

Алексе́й Бори́сович Са́льников — русский писатель и поэт

русский писатель и поэт-Сальников
"Отдел"-точное попадание. Прямо в яблочко! Прямо- Робин Гуд!
Просто, весело, самообозревательно.
Отдел-это ты дружок и есть. Сознание твое, несознание твое...башка твоя, со всем тем, что в ней есть- нет, и как она работает, и как ты мыслеформируешь.

"Петровы в гриппе"-"отдел" заболел.
Во всех смыслах заболел.Ну гриппует типа. Там всё и вся заболело. Ну ничего,немного праздника, немного Гоголя(-моголя),много алкоголя, крови пустить, снегурок пригласить и ты обязательно выздровеешь. Болеть полезно, обновляешь"отдел", яснеешь, на места все расставляешь. Опять же, болезнь-выход застоя.
Есть,правда, ощущение, что "отдел" слегка приспособили в коммерческих целях...ну это так...может показалось. Ну если, то совсем слегка….ну праздник же-можно,людям на радость же…

И тут..."Опосредованно"… причем опосредовали конкретно и от слова посредственно. Ну как это возможно?
Половина произведения-очень хороша, аж дух захватывает-Полет! И вдруг, с середины книги... о землю, да со всей силы-бац!
Не летай мол, а как положено по всем и всем-ползи. И ползешь, домучиваешь этот рыхлый текст, плохоперевариваемый, противный, постылый, сторазпрожеванный-плеванный всеми кому не лень...и бросить бы, да вот первая половина, отдел и Петровы не дают; тошнит и ползешь и так до конца. Язык, сам текст- очень посредственно и все тут.
И все похер: метафора ли это,прием ли такой опосредованный, ах да это же совсем как...,...как Наташа Ростова в самом конце...
Вы Сальников забылись, вы же Сальников! Не забывайтесь!
Хотя "Отдел" хорош настолько, что все прощено.
book
  • 5x6

Киплинг, "Судно Мэри Глостер"

Мой разбор стихотворения Киплинга «Жестяная рыба» в нашем сообществе вызвал оживленную дискуссию. Давайте попробуем разобрать другое стихотворение того же автора: Мэри Глостер.
Английский оригинал можно посмотреть здесь

Перевод А.И. Оношкевич-Яцына и Г. Фиш здесь

Collapse )
Оношкевич-Яцына вообще очень хорошая переводчица, но здесь ее капитально подвело плохое знание английского, и даже ее обычно более сведущий муж Г. Фиш не помог. Давайте посмотрим, что у нее получилось (чтоб не быть голословным, замечу, что когда я впервые, юношей, прочитал эту поэму, естественно, в переводе, я ее воспринял, как восхваление жизни настоящего мужчины, в противоположность светскому ничтожеству типа Томлинсона).

Collapse )
Интересно, что получившееся у О-Я, как ни странно, прославление акулы капитализма и оттаптывание на интеллигенции, вызвало у некоторых русских читателей интуитивное отторжение. Наиболее интересных момент, на мой взгляд, написанный неким автором под ником Кшиарвенн фанфик, монолог Дикки на могиле отца годом позже: https://ficbook.net/readfic/5823673. Автор сделал Дикки таким же пройдохой, как и отец, просто отец этого не замечал. Он оспорил завещание, забрал все деньги себе, и с садистским наслаждением рассказывает об этом лежащему в склепе отцу. Вполне интересное продолжение, но, по-моему, духу и характеру Дикки отвечает несколько другое. Используя начало Кшиарвенна, Я написал свой вариант:
Collapse )