May 5th, 2020

"Эми и Исабель" Элизабет Страут

«Гамлет». Конечно, она слыхала о Гамлете: у него еще была мать и подружка, которая сошла с ума. Хотя, может, это и не оттуда.

Элизабет Страут получила Пулитцера за свой третий роман "Оливия Киттеридж", позже удачно экранизированный четырехсерийкой HBO ("Киттеридж - это братья Коэн встречают Вуди Аллена") и принесший писательнице народную любовь. "Эми и Исабель" литературный дебют Страут, роман написан десятью годами раньше и на то, чтобы стать вровень со звездной "Оливией" не претендует. Крепкая читабельная проза от того же автора, близкая стилистически; чуть менее саркастичная и более сентиментальная. Но в целом тот же взгляд на людей, на вещи, на отношения: сочувствие без идеализации и "мир не так прост, как мы о нем думаем, на самом деле, он гораздо проще".

Collapse )

На самом деле, роман, при всей камерности и простоте, гораздо объемнее этой основной линии, в нем много всего заплетено, Страут мастерски владеет пером. Но вот эта тема неизбежного разрыва прежде самых тесных отношений, в которой как ни стерегись, неминуемо наделаешь ошибок и поведешь себя так, что после локти станешь кусать, да уже ничего не исправить. А излечит и снова сблизит только время. Только собственный опыт детей, который научит не судить так безапелляционно. Эта нота звучит здесь ярко, звонко и чисто.

Гюнтер Вальраф.

В «Иностранной литературе» 1986 год, 8 номер я прочитала произведение Гюнтера Вальрафа « На самом дне». 

Известный немецкий журналист и писатель рассказывает о жизни иностранцев в ФРГ.

Автор меняет внешний вид,  придумал себе новое  имя - Али, стал говорить с акцентом, заказал себе темные контактные линзы. «Теперь у вас такой колючий взгляд, как у южанина», - удивился оптик». Обычно его клиенты заказывают только голубые глаза.

Али пошел искать себе работу. Много мест работы поменял. И узнал много нового, превратившись в «турка».

«Я знал, что почти половина молодых иностранцев страдает психическими заболеваниями».

« Целыми часами я даром вертел ручку моей шарманки. Меня это не удивило. Ненависть к иностранцам стала настолько будничной, что не удивляет никого. Удивляет скорее отсутствие проявлений враждебности. Дети, например, очень хорошо относились к странному дяде – шарманщику с вывеской - « Турок без работа, 11 лет Германия, хочет оставаться здесь. Спасибо». Однако взрослые немедленно тянули детей прочь».

«Если в переполненном вагоне место рядом с тобой остается пустым - это больно. Интеграция иностранцев, о которой твердят со всех сторон, не срабатывает даже в общественном транспорте».

«Мой коллега Ортган приехал в ФРГ 12летним подростком. Он научился без акцента говорить по - немецки, он даже осветлил волосы, но он не познакомился ни с одной немецкой девушкой. Как только он называет свое имя, все кончается».

Collapse )