January 17th, 2020

"Выбор Софи" Уильям Стайрон

Никто никогда не поймет, что такое Аушвиц. Но когда-нибудь я напишу о жизни и смерти Софи и тем самым попытаюсь показать, что абсолютное зло неистребимо в мире.

Говорить о "Выборе Софи", как пытаться перейти море вброд - может и расступится на какое-то время, но слишком велика вероятность, что не сумеешь найти правильных слов и горькие волны сомкнутся над твоей головой. Со мной такое уже случилось однажды, полжизни назад, когда впервые прочла книгу, не поняв, не уловив и десятой доли смысла, но оставшись на следующую четверть века обожженной этой историей. Потому когда услышала о смерти Стайрона из выпуска новостей, подумала: Он не может так со мной поступить, не может уйти и оставить меня одну с этой книгой! Будто, пока он был жив, еще один человек держал ее тяжесть на своих плечах, а теперь осталась одна.

Collapse )

Но самое главное, с аудиокнигой читатель получает возможность пройти кругами этого ада, опираясь на руку лучшего Вергилия из возможных. Ты больше не держишь ее тяжесть на плечах в одиночестве

Трехструнный дивертисмент Дины Рубиной

Новая трилогия Д.Рубиной "Наполеонов обоз" ("Рябиновый клин", "Белые лошади" и "Ангельский рожок")  - это попытка создания полифонии на трех вечных струнах, заботливо протянутых сквозь ткань всего этого произведения.
Струна 1 - трагическая любовь весьма достойных мужчины и женщины, протянувшаяся от их детства до смерти "в один день" .  Звучание этой струны кажется иногда затянутым, воспарившем (выспренным?) и излишне сентиментальным. Но как-то поневоле история заставляет задуматься: может вправду существуют на свете столь  глубокие чувства, а не только все ограничивается, как пишут в современных любовных ромагах, "хододком в позвоночнике и теплотой внизу живота"? Поэтому очередная попытка честно описать трагическую любовь внушает, по-крайней мере, уважения.
Струну 2 образуют многочисленные вставные истории, прямо к повествованию ГГ не относящиеся, в изложении которых Д.Рубина большой мастер.  Приключения наполеоновского солдата, извлечение сокровищ из швейцарского банка, битвы за передел рынка московских издательств, быт израильской тюрьмы, рассказы о музыкальных инструментах, мордобои в разных частях света. Интересно, познавательно, оживляюще. Но, не более чем...
Струна 3 - природа и патриархальный быт деревни средней полосы России (верхнее Поволжье, где я и сам вырос). Поэтому никак не могу понять, как домашняя ташкентская девочка, москвичка, еврейка, умудрилась так точно и достаточно проникновенно  в деталях описать все составляющие кологита: и березовые рощи, и живописную речь жителей, и специфичные рецепты еды. Все оказалось узнаваемым. Такое впору было только "деревенщикам ?0-х" (хотя очередные "Записки охотника" мало кого теперь трогают)
И все же (на мой непросвещенный взгляд) эти три струны не создали подлинной полифонии произвеления.  Отдельные главы, страницы и эпизоды великолепны, но в целом создается впечатление фрагментарности, несостыкованности, расплывчатости и затянутости.  Хотя прочитать рекомендую.