September 11th, 2019

Советский производственный роман

Друзья, дорогие!
Подскажите, пожалуйста, советские книги в жанре производственного романа. Мне не любой подойдёт. Идеальный пример - «Кафедра» И.Грековой.
Я пыталась для себя понять, чем эта книга меня притягивает. Выходит, что описаниями обычной рутинной жизни и простых человеческих эмоций и переживаний. Никакого героизма, никаких подвигов, но производственный роман.

***
Есть ещё одна идеальна книга, я забыла название, но автор написал несколько производственных романов. Женщина-хирург влюбляется в бывшего пациента, домой к которому ее привозит его друг, чтобы проверить, нет ли у того осложнений после операции. Она пьёт у него в гостях шерри-бренди. У неё ещё есть муж и сын, которые на какое-то время уезжают на горнолыжный курорт. А этот пациент предлагает ей поехать с ним в санаторий. Может быть заодно кто-то узнает автора и роман?

Заранее огромные благодарности!

"Space Opera" Catherynne M. Valente

Что-то, похожее на каппуччино, за который бариста взял бы главный приз, если бы, к несчастью, его не накрыло припадком в тот самый момент, как он рисовал квадратное уравнение на вашей молочной пенке. Something that looked like a cappuccino, if the barista had won several prizes for latte art but had an unfortunate seizure while drawing a quadratic equation in your milk foam.


Хочешь первой узнавать об интересных новых книгах, следи за лауреатами главных литературных премий. В фантастике тон задает Хьюго, тройку Хьюго-Небьюла-Локус обычно не обвиняют в предвзятости и некомпетентности судейства (в отличие от Нобеля, например). Значит призеров можно читать, не опасаясь подвоха. Победила в этом году Мэри Робинетт Коваль с "Расчетливыми звездами" (The Calculating Stars), но до них очередь дойдет позже, потому что среди основных претендентов Кэтрин Валенте с "Космооперой" (Space Opera), а она мое самое яркое открытие конца лета; автор, увлечение которым плавно перетекло в осень.

Read more...Collapse )

Но это классно и напомнило не только "Автостопом по Галактике", о котором говорит писательница, как о литературном предшественнике, но и очень сильно Терри Пратчетта. Высокой интеллектоемкостью, темноватым юмором, приоритетом космической этики. И что-то подсказывает мне, что эта книга надолго без русского перевода не останется, Кэтрин Валенте повезло с восхитительными переводами Беленковича . Стану держать кулаки, чтобы не прошел мимо этой книги и обязательно перечитаю на русском.

Мария Глушко – «Год активного солнца»

Автор для меня еще недавно – совершенно незнакомый и не на слуху. Я бы, наверное, никогда про Марию Глушко и не узнала, если бы не серия «Вот как это было» от издательства «Речь»: книги про Великую Отечественную, среди них мне попалась «Мадонна с пайковым хлебом» Марии Глушко. Роман про 19-летнюю эвакуированную из Москвы студентку, которая готовится родить и ищет пристанище, произвел на меня впечатление. Захотелось прочесть что-то еще от этого автора. Нашлась повесть «Год активного солнца».

Сильная вещь, в стиле Шукшина, но с главным героем – женщиной. Шукшина я научилась ценить с возрастом, но не могу отделаться от гаденького впечатления о том, как он выводит женские характеры. Все у него мелочные недалекие мещанки, обижают только мужичков своих, а у тех – мысли о великом. Утрирую, конечно, но для Шукшина, женщина – животное или в лучшем случае человек второго сорта, хотя то, какие переживания он раздает героям – мужчинам – это общечеловеческие проблемы, примитивно их разделять, как туалеты, на М и Ж. В повести Глушко прямо-таки шукшинская тоска об остатке жизни, которую уже непоправимо разменяли на «ночи без сна и дни без радости». Но эти переживания – женские, главная героиня – чиновник высокого ранга, она стала матерью города (говорят же «отцы города», а Кира Сергеевна – мать), но многое упустила в семье, не прожила исчерпывающе роли жены, матери, бабушки. Read more...Collapse )

Кир Булычев VS Василий Звягинцев



С приятной грустью вспоминаю начало 90-х. Если перефразировать классику - был романтизм, был выбор между очень хорошим и просто замечательным.

У Игоря Всеволодовича - Наследник, Штурм Дюльбера и Возвращение из Трапезунда.
У Василия Дмитриевича - Одиссей покидает Итаку и Бульдоги под ковром.