August 28th, 2019

"Я путешествую одна" Самюэль Бьорк

Мы так не поступаем с детьми нашими. Мы не поступаем так с людьми. Мы помогаем им, а не причиняем вред. Это не воля Божья.

Из всего скандинавского детектива для меня сложнейшим является норвежский. Датчан и разных прочих шведов легче понимать, несмотря на особое пристрастие шведского детектива к расчлененке, а датского к теме костей. У меня и с норвежской классикой то же, не умею понимать. Могу любить, как "Пер Гюнта", что не отменяет непостижимости его мотиваций средствами здравого смысла. Норвежцы странные люди Скандинавского полуострова, у которых самый знаменитый из детективов, созданный гением местной литературной мысли, может быть алкоголиком. То есть, это ведь оксюморон: лучший сыщик времен и народов, регулярно убивающий мозговые клетки, допиваясь до потери пульса. Понимаю, что миллионная армия поклонников Харри Холе так не думает, но включите логику, господа.

Самюэль Бьорк с первой книгой трилогии Мунка явился очередной попыткой перевести норвежский детектив из разряда вещей в себе в категорию вещей для нас (для меня). Не самой успешной, но лед тронулся, господа присяжные заседатели. В том смысле, что острого отторжения первый роман серии "Я путешествую одна" не вызвал. Смотрите, какая история: из детских садов в разных концах страны одновременно похищают двух шестилетних девочек, которых позже найдут повешенными на деревьях в кукольно-нарядных платьицах и со школьными ранцами за спиной. На шее у обеих белая ленточка с надписью "Я путешествую одна", такой одна из норвежских авиакомпаний снабжает детей, летящих ее рейсами без сопровождения взрослых.

Collapse )