August 24th, 2019

  • hordus1

Египет

Что вы посоветуете почитать из современной литературы Египта?
Нагиб Махфуз и Дом Якобяна прочитаны.
Также интересует исламская история Египта.
Всем спасибо за рекомендации.

«Наша жизнь, как головоломка...»

В серии «Семейный архив» издательства «Никея» в 2017 году вышла книга воспоминаний княгини Александры Николаевны Голицыной. «Когда берусь за перо, в памяти возникают вперемешку образы людей и происшествий, за которыми трудно угнаться, и не знаешь, с чего начать, а пропустить не хочется, так как это части дорогого прошлого…», - простота и откровенность автора подкупают с первых строк.

Александра Николаевна высказывает мысль, что полезно чаще вспоминать прошлое, чтобы успокоиться, уповая на Бога. В 1930-х годах на берегу Женевского озера в гостях у детей писала княгиня воспоминания и писала, собственно, для своих детей. В первой главе о счастливом детстве Александры, в девичестве Мещерской, мы узнаем подробности быта русского дворянства ХIХ века. 

IMG_0002.jpg
IMG_0002.jpg

Дети получили очень строгое воспитание. Во время обеда ели молча, позволялось только отвечать на вопросы взрослых. Вещи, книги, игрушки выписывали из Англии. Уже повзрослевшие девочки вместе с матерью почти никогда не сидели без дела, если не были заняты учебой, вышивали разные вещи для церкви.

Collapse )

The Revised Fundamentals of Caregiving by Jonathan Evison



Уточненные основы ухода
Послушайте меня: все, о чем вы думали, что знаете, любые отношения, которые вы принимали как должное; каждый план, который когда-либо вынашивали; всякое ваше тщеславное стремление - всего можно лишиться в один миг. Так что, готовьте себя к тому, к чему нельзя быть готовым. Ни надежность устойчивого основания, ни сильная воля, ни осторожность не уберегут вас от факта - ничто не является нерушимым. Listen to me: everything you think you know, every relationship you’ve ever taken for granted, every plan or possibility you’ve ever hatched, every conceit or endeavor you’ve ever concocted, can be stripped from you in an instant. So prepare yourself. Be ready not to be ready. No stable foundation, no act of will, no force of cautious habit will save you from this fact: nothing is indestructible.


Еще раз, раздельно и с максимально доступной четкостью: Я Не Знаю, Почему Джонатана Эвисона Не Переводят на Русский. Автор, потенциально сопоставимый с Бакманом. Неслучайно вспомнила шведского блогера, ставшего за последние годы русским национальным достоянием (судя по количеству книг, маркированных как "Хит продаж!", на самых престижных полках книжных), стилистически они ощущаются как очень близкие. Эвисон может писать о сложных вещах просто и смешно, и у него это не воспринимается как попытка снизить планку, вульгаризировать, опошлить. Виртуозное хождение по грани, отделяющей на всякого мудреца довольно простоты, от простоты хуже воровства.

Collapse )

Они поедут. Да-да, та самая пара, попытка которой выехать в соседний KFC едва не кончилась катастрофой. Не спрашивайте как. Знаю, что роман непременно переведут и не хочу портить удовольствия. Я только скажу, что с этой книгой местами хохотала, и несовершенство моего английского не было помехой. А в один момент почувствовала, как воздуха не хватает, словно от удара под вдох, и слезы хлынули, прямо полились. И в общем, это незабываемое впечатление. Встреча с таким огромное читательское счастье.