November 6th, 2018

  • id77

Сексуальные девиации как двигатель "Серебряного века". Часть 7

                                                                                                                             Я пью тебя, пленительная жизнь,
                                                                                                                               Глазами, сердцем, вздохами и кожей.
                                                                                                                               Казалось бы, что все - одно и то же,
                                                                                                                               Как совершенно точный механизм.
                                                                                                                               Но как мы ошибаемся,- о, боже!

                                                                                                                              Р. Ивнев



Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем интересную многим (да и мне тоже) серию, предыдущий пост вот тут вот: http://id77.livejournal.com/1092417.html :-) В последние пару раз мы с Вами говорили о людях пусть и несколько психически деформированных (мнительный истерик Белый, и мизантроп, считающий себя "чОрным властелином" Брюсов), но все же не являющихся в полной мере девиантами в сексуальном плане. Сегодня же я немного познакомлю Вас с человеком, у которого "чердак тек со всех щелей". На мой взгляд, это был один из самых странных поэтов того времени. При этом, как и все те, о ком я пишу,был если не гениальным, то очень классным поэтом, литератором, переводчиком, тонко чувствующим культуру и язык. Я в очередной раз хочу заметить, что любого литератора, коего я упоминаю в своих постах этого цикла, я считаю людьми крайне талантливыми и достойными уважения. КАК ЛИТЕРАТОРОВ. А вот свое отношение к ним как к людям - составлять уж Вам.
Но, пора знакомится. Думаю, большинство имя сегодняшнего нашего героя ничего не скажет - а зря. Он не только написал немало хорошего сам в стихах и прозе, но еще и классно переводил с фарси Низами, а также очень неплохо работал с грузинскими и осетинскими текстами.
Звали нашего героя Рюрик Ивнев. Именно такой псевдоним взял себе Михаил Александрович Ковалёв на заре своей поэтической карьеры.

Родился Михаил Александрович, ну или давайте сразу называть его Рюрик в 1891 году в Тифлисе в дворянской семье. Отец будущего поэта - офицер русской армии, юрист по образованию, служил помощником прокурора Кавказского Военно-Окружного суда. Мать тоже происходила из военной среды: ее отец - полковник Принц, предки которого являлись выходцами из Голландии, приехавшими в Россию еще во времена Петра. Когда мальчику исполнилось 3 года отец внезапно умер, и для того, чтобы прокормить Рюрика и его старшего брата, работала в женской гимназии в Карсе, где и прошло детство Ивнева. В 1900 году будущий поэт поступил в Тифлисский кадетский корпус, где проучился до 1908 года. Интересно, что в юности его окружали революционеры разных мастей, а его теткой была известная эсерка Тамара Принц. Позже эти знакомства его чуть было не сгубили, ибо по окончании кадетского корпуса Ивнев поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского Императорского университета, но вскоре был вынужден перевестись в Москву. Перевод был связан с недовольством его сотрудничеством с большевистской газетой «Звезда». Но в 1912 Ивнев окончил юридический факультет Московского университета.

Collapse )

(no subject)



Официальная аннотация:

В феврале 2001 года случилось невиданное доселе событие – времетрясение, – рассказывает нам один из любимых персонажей автора Килгор Траут. – Вселенная пережила острый приступ неуверенности в себе. Стоит ли ей расширяться бесконечно? За каким дьяволом? Не вернуться ли на пару минут к началу начал, а потом снова устроить Большой Взрыв?»
Однако такой поступок требовал слишком большой смелости, и Вселенная вернулась всего на десять лет назад. А люди получили в подарок целых десять лет жизни и шанс переписать ее набело – ведь все ходы заранее известны! Это могли быть идеальные, лучшие десять лет жизни, но изо дня в день, неделю за неделей люди упрямо наступали на старые грабли, в точности повторяя рисунок судьбы…


Collapse )
  • shi_ra

Лена Элтанг, "Картахена"

Это итальянский роман, написанный русским автором. Написано хорошо, неспешно (даже слишком тягуче, на мой взгляд), богатым языком, с кучей аллюзий и метафор, и с какой-то особой атмосферой. Прекрасное погружение в атмосферу жаркой итальянской деревушки - никогда бы не подумала, что писала не итальянка. Написано очень мозаично: повествование попеременно ведётся от лица разных действующих лиц и постоянно прыгает во времени. Читать приходится очень медленно и внимательно, чтобы не упустить ни одной, казалось бы, незначительной подробности. Тем более, что воды, на мой взгляд, слишком много.
Сюжет детективный, но детективный стержень призван скорее удерживать внимание тех, кому недостаточно языка и атмосферы. Мне в принципе достаточно. Но раз уж роман напичкан покойниками как ватрушка изюмом, хотелось бы разобраться и с личностью убийцы. А с этим у меня беда. Даже дочитав до конца, я блуждаю в тумане. Хочу обсудить с теми, кто читал книгу. Помогите разобраться.
Collapse )

И в заключение хотела сказать, что хотя книга мне понравилась - её герои совсем нет. Разве что Петра, которая упорно идёт к своей цели. Все остальные герои статичны, ни время, ни пережитое, не меняют их характер и поступки, никто из них не достигает своей цели, автор не даёт своим героям ни малейшего шанса на счастливый финал, потому что всегда, оказавшись на распутье, они не говорят того, что могли бы и не делают того, что изменило бы их жизнь. Петра и Маркус так и не стали парой, дед и внучка так и не воссоединились, никто из преступников не понес наказания, и конец в результате получился смазанным, как будто автор сама устала от того, что нагородила. Тем не менее книгу рекомендую.