October 23rd, 2018

  • id77

Сексуальные девиации как двигатель "Серебряного века". Часть 3

                                                                                                                                            Разлился соловей вдали,
                                                                                                                                            Порхают золотые птички!
                                                                                                                                            Ложись спиною вверх, Али,
                                                                                                                                            Отбросив женские привычки!

                                                                                                                                            Михаил Кузмин "Али"



Здравствуйте уважаемые.
Продолжаем с Вами легкие литературно-эротические изыскания в области культуры эпохи "Серебряного века". Надеюсь, тема Вам не претит, и, главное - Вам действительно интересно :-)
Напомню, что в прошлый раз мы с Вами разговаривали о Вяч. Иванове, и в этом повествовании вскользь упомянули об одном интереснейшем завсегдатае "Башни" - поэте Михаиле Алексеевиче Кузмине, одном из первых легальных и не скрывающих своих привычек гомосексуалисте среди Петербургской богемы. Думаю, будет интересно рассмотреть его судьбу более пристально.
Михаил Алексеевич из-за своих сексуальной ориентации несколько подзабыт, хотя поэт, и особенно переводчик он был классный. Если Вы читали "Метамарфозы" Апулея на русском, то практически наверняка в его (и надо отметить блестящем) переводе. Ну и конечно же куча поэтов переведена им качественно и интересно- начиная от Шекспира и заканчивая Гёте.

Самое интересное, что Кузмин никогда не старался эпатировать публику, но вечно попадал в скандалы. В прошлый раз мы с Вами говорили о том, как он пострадал (причем очень хорошо его побили), по сути по собственной отзывчивости. И так происходило с ним постоянно. Будучи не злым и отзывчивым человеком, он постоянно попадал в передряги из-за доверчивости и желанием просто быть собой.

Collapse )

"Патрик Мелроуз"

восхитительный!
На русский переведены первые три книги (из пяти) и изданы одним томом, по хронологии не совпадает с сериалом. Первая книга - все что вы хотели знать об эмоциональном насилии. Патрику 5 лет, отец всех тиранит, все терпят. Кошмар подкрадывается медленно, то под видом заботы, то в форме остроумной светской беседы, и потихоньку расшатывает границы нормы – что ты шуток не понимаешь не будь таким серьезным ты же не хочешь прослыть занудой. А на шее вдруг обнаруживается и нежно затягивается петля. Во второй книге Патрик в течение двух суток пытается забрать прах отца в Нью-Йорке и ширяется. Как по мне, можно спокойно пропустить. Шприцы, барыги, галлюцинации, осознание, что из этого уже не выбраться, поэтому пусть все скорее заканчивается. Но эпизод про снобящих чуваков очень позабавил. Третья книга невероятная! Светская вечеринка и мельтешение вокруг неё: Патрик вынашивает свою травму, все остальные травмированы не меньше (климатом, воспитанием, избытком или недостатком денег и любовниц, наличием или отсутствием предков, которые наблюдали нормандское вторжение) и пытаются компенсировать доступными способами: снобят, тщеславятся, льстят, унижают, тут же унижаются и пытаются "держать лицо". В советской критике это бы называлось "автор бичует пороки высшего света", на самом деле бичевать что-либо бессмысленно, потому что, как сказал Патрик про своего отца, "придется успокоиться мыслью, что быть Дэвидом Мелроузом еще хуже, чем тем, кого он пытался уничтожить". Невозможно харизматичные эпизодические персонажи: гротескный потомок русских аристократов, у которого на широту русской души наложилось английское чувство юмора ("мои предки ездили из Москвы в Киев и все по своей земле"). Вишенка на торте - принцесса Маргарет, которая ведёт себя как абсолютная сука (уже второй раз попадается мне в качестве литературного персонажа - боже куда смотрит цензура). Ужасно ржачное описание встречи "Анонимных наркоманов" и стеб на тему позитивного мышления: "Спасибо, что поделился со мной тем, чем поделился. – Нечего включать калифорнийца. - Нечего включать суперангличанина, захочешь поговорить об этом - я к твоим услугам".

Прочитала книгу за два дня, абсолютно оглушена и не способна внятно сформулировать, почему она так прекрасна и зачем ее читать, поговорите со мной об этом! (формат «вы ничего не поняли в этой книге, сейчас мы вам объясним» тоже принимается)