January 13th, 2017

Старая научно-фантастическая литература

Мне, и не только мне, нередко приходится сталкиваться с мнением, что старая научно-фантастическая литература, простите за тавтологию, безнадежно устарела. Подчеркивается, что она стала наивной, перешла в разряд подростковой, в ней слишком мало смысла по сравнению с нынешней НФ.

Я бы хотел спросить у членов сообщества: вы разделяете эту позицию? Если да, не могли бы вы объяснить, каким образом старая научная фантастика не была подростковой, а стала? Что конкретно наивного в "Пасынках Вселенной", "У начала времен", "Форме", "Городе и звездах", "Операции "Вонючке", "Сердобольных стервятниках", "Who goes there?", "Конце Вечности"? Причем уточню: что, на ваш взгляд, там есть такого наивного, чего нет в современной НФ?

Если говорить обо мне, то лично мне обычно все равно, когда было написано научно-фантастическое произведение. Мне не нравятся там анахронизмы, в старой НФ. Когда автор пытается предсказать что-либо из будущих технологий, а мне из дня сегодняшнего уже видно, что он заблуждался. Когда в качестве будущего берется, например, 2000 год, для меня давно ставший прошлым. Лично мне такие вещи мешают читать. Но они далеко не всегда определяющие. Подчас они вторичны по отношению к сюжету, к интересным идеям, мыслям.
Но это - мое. А мне интересно узнать мнение других "что_читатников".
book

Ищу повесть советских времен

    Читала очень давно повесть советского писателя о молодом мужчине , вернувшегося после войны из-за контузии - немым.
      Звали его Алексей, у него была жена Тоня (Антонина ), пока они воевал, она ему изменила со своим начальником по работе, Она  работала в буфете,  Он пришел с войны и так как в его квартире жил теперь новый сожитель жены,  поселился у соседки напротив, она ему отвела угол за занавеской, Ее звали Настя у нее была дочка школьных лет.  Алексей  работал учителем, Афазии (немота из-за контузии )  так называлась его болезнь - ему предложил директор школы поработать учителем черчения (кажется),
    Потом он влюбился в эту соседку Настю и повесть кончается тем, что она рожает еще одну девочку и он из-за переживании во время ее родов вдруг начинает говорить.
Помогите пожалуйста вспомнить названия повести  и автора.
Рыжая

Пьер Леметр "Три дня и вся жизнь"


Этот психологический роман рассказывает об Антуане, который в возрасте двенадцати лет убивает шестилетнего малыша, сына соседей - внезапный всплеск ярости, обернувшийся трагедией. Collapse )

"Оборона Дурацкого Брода" Эрнест Данлоп Суинтон

"— По-вашему, сражение у Трутнова, — усмехнулся капитан Сагнер, возвращая тетрадку кадету Биглеру, — можно было дать только в том случае, если бы Трутнов лежал на ровном месте." (c) Ярослав Гашек "Похождения бравого солдата Швейка".

"– Пропустил фашиста! И грудь не в крестах и голова в кустах. Пока отметку не ставлю. Обхитрите меня – будет пятёрка, а на фронте – орден." (c) Анатолий Митяев "Книга будущих командиров".


Наконец таки я прочел классическую научно-популярный книгу по тактике, настольную для нескольких поколений курсантов "стран загнивающего Запада". И мне очень и очень понравилось. Кратко, понятно, с хорошей долей истинно британского юмора и иронии. По сути берем упомянутую в эпиграфе советскую "Книгу будущих командиров" смешиваем со старой доброй американской комедией "День сурка", добавляем щепотку временных и географических особенностей, убираем все ненужное, подчеркиваем все важное - и вот он, настоящий бестселлер. Годно и познавательно для читателя любой категории, возраста и пола.
И вот перед нами молодой британский лейтенант с говорящей для англоязычных именем-фамилией Бэксайт Фортот (Заднеумов-Крепкий по меткому определению переводчика), только-только выпущенный из военного училища с отличными отметками и теперь направляющийся по месту службы в Южной Африке, где всего лишь два года назад закончилась упорная и кровопролитная вторая англо-бурская война 1899-1902 годов. Не конца прошедший процесс акклиматизации вместе с непривычной местной кухней плохо действуют на чары Морфея окутавшие нашего юношу, остановившегося по пути в небольшом бурском городке.
Collapse )

Дженнифер Уорф – «Вызовите акушерку. Подлинная история Ист-Энда 1950-х годов»

Скажу сразу: книга мне понравилась и показалась достойной того, чтобы быть рекомендованной – несмотря на название – широкому кругу читателей. Конечно, с описываемых времен многое изменилось, сейчас отцы ходят на занятия в школу подготовки к родам и в роддоме тоже присутствуют, но, уверена, название способно распугать мужчин, чайлд-фри и другие обширные пласты аудитории, однако вещь-то интересная в первую очередь благодаря информации о культуре тех лет. Книга богата страноведческими сведениями. События разворачиваются каких-то 70 лет назад – подумаешь, казалось бы. А между тем, читая, понимаешь, что это совсем другой образ жизни; просто так, без подготовки хотя бы в виде такого чтения, современный человек плохо себе представляет, как жили кокни в Лондоне в 1950-х.



В Лондоне не бывала, но, судя по массовой культуре, кокни никуда не делись. Просто их образ жизни претерпел большие изменения. Дженнифер Уорф выделяет три основные причины того, почему изменился уклад жизни тех общин. 1) закрытие доков; 2) снос ветхого жилья; 3) изобретение противозачаточных таблеток. Конечно, Лондон потрясли и другие события, среди которых стоит упомянуть большой приток иммигрантов. Но все-таки тех кокни, про которых пишет Дженнифер Уорф, больше нет, потому что: людям пришлось покинуть насиженные места, искать новые, доселе неопробованные способы заработка, а женщины стали сами решать, когда и сколько детей им рожать (контрацептивы повлекли за собой сексуальную революцию – женщинам стали доступны удовольствия без последствий, плюс многие вышли на работу). *

Collapse )