November 18th, 2016

Помогите, пожалуйста, найти книгу - детскую фантастику

Не помню название, но уверен на 90% что книга русского писателя. Детская фантастика, на обложке, внимание, робокоп с металлическими рогами в его шлеме :) Книга о будущем, в котором в какой то момент пропали все люди, главный герой, ребенок начинает искать своих родителй. Ему в этом помогает робот. К сожалению остальное очень плохо помню, разве что, робот узнал что "хлеб" по английски звучит как "бред" и удивлялся, как хлеб может быть бредом. И еще эти ребята в своем путешествии нашли город, в котором жители курили, но не табак, а пар и выпускали мыльные пузыри вместо дыма. И еще, судя по всему - это цикл книг, т.к. В конце книги ребята родителей не нашли.
Заранее спасибо за подсказки.
Рыжая

Оса Ларссон "Солнечная буря" (Ребекка Мартинссон - 1)


Труп Виктора Страндгорда, бывшего духовным символом местной религиозной организации, обнаруживают в здании его же церкви. В городе покойного, некогда пережившего клиническую смерть, почитали едва ли не за святого... Врочем, похоже, не все - ведь кто-то же его убил, частично выпотрошив тело, вырезав глаза и отрезав руки.
Дело ведет местный полицейский и его глубоко беременная старшая коллега под руководством некоего напыщенного идиота из прокуратуры. Также в расследовании неожиданно для себя самой оказывается замешана адвокат Ребекка Мартинссон, которая в прошлом состояла в рядах общины и знала убитого и его семью.

Северная глухомань, сплоченная община, в которой семейные тайны переплетаются с секретами религиозных деятелей, жуткое убийство - затравка увлекает сразу.
Collapse )
neverwinter nine

Помогите найти книгу

Здравствуйте!

Странная книга из детской библиотеки никак не выходит из головы. Сюжет не типичный для детской литературы. Книжка старая, почитана лет 20 назад.

Главные герои - два брата. Один из них слаб и болен, ему трудно дышать. Другой о нем заботится. Однажды в их доме начался пожар, и братья задохнулись. Но затем они очнулись в другом мире, в котором больной брат стал здоровым. В этом новом мире шла война, и братья стали сражаться за одну из конфликтующих сторон. И снова их настигала погибель, но они знали, что снова очнутся. Теперь уже в новом мире.

Очень надеюсь, что кто-нибудь вспомнит название этой книги.

Что почитать в духе «Петербургских трущоб» Всеволода Крестовского.

Друзья! А поделитесь впечатлениями о прочитанных сокровищах на тему жизни российского дворянства в дореволюционный период. Очень впечатлили "Трущобы"...
Кажется, что всё, доступное в сети на тему дворцовых переворотов-помещичьей жизни-графских развалин читано-перечитано...
Но вдруг, мимо чего-то я прошла мимо?
Опять же, хотелось бы избежать новодела, если он только не супер добротный... Без разницы, что за жанр, пусть хоть бытовуха, пусть мистика, пусть детектив, пусть сентиментальный роман..
тушканчик

Christophe Ono-di-Biot, "Plonger"

А ведь мы с мужем - так уж получилось - наблюдали самое зачатье романа в авторской душе. Не в чреве, разумеется, на набережную Джиудекки выброшенного кита для венецианского Бьеннале (хотя могли бы, могли !), но на одной из выставок серии Life is a Beach британской звезды художественной фотографии Мартина Парра. Да что там скрывать: мой муж был выбран Парром в качестве одной из моделей на пляже Ниццы - молодой бородатый хипстер в голубеньких шортиках выходит из моря, неся громадного оранжевого пуассона, а на заднем плане, в тумане, розовеет купол Негреско с нависшим прямо над ним акульего вида самолётом, не успевшим по близости аэропорта набрать высоту. Collapse )
Ольга де Бенуа

Василий Лабецкий "Сады Ябоневни"

Хочу поделиться чудесной книгой, которую прочитала на днях. Речь идет о "Садах Ябоневни". До сих пор  нахожусь в состоянии "легкого опьянения" от книги. Это и сюрреализм, и "любовная история", и отчет о путешествии в Азию, и мистика. Удивительно прекрасный, поэтичный язык, многие фразы хочется читать и перечитывать.

"Хочешь, я пожарю тебе морского угря? - спрашивает Ратчадемноен и поднимает палочками кусочек морского угря. Я киваю и смотрю на мерцающие угли, а потом на тоненькую, хрупкую китаянку с ярко накрашенными губами. Ратчадемноен перехватывает мой взгляд, улыбается. Я вижу восходящие террасы рисовых полей, скалы-столбы, Цзяо Жаня и Юй Вэнься. Здесь, в азиатском безвременье, что может с нами произойти? Особенно на пустых освещенных автострадах, уходящих в глубь острова, где в темноте затихли джунгли, и ночной воздух пахнет океаном, на глади которого видны яхты с огоньками и плоты морских цыган с длинными ртутными лампами.
Ратчадемноен собирает свои волосы в хвост – черный, как крылья тех птиц, которые галдели утром под окном, и я понимаю, что все это уже было. Прошлое сливается в моем сознании с настоящим, но будущее не наступает, потому что когда-то давным-давно, несколько сотен чашек крепкого утреннего кофе, множество вечерних монашеских служб, пару десятков воскресных ночных рынков и шумных боксерских матчей назад, Ратчадемноен лежала на темно-синих шелковых простынях, и пряди белого дыма вплетались в черные пряди ее волос."