July 17th, 2016

доволен

Чары Хуана Марсе. Об одном из лучших испанских романов нашего времени.



За байдарочный поход в первой половине июля наряду с другими книгами успел прочитать замечательный, поразивший меня в хорошем смысле роман испанского автора Хуана Марсе «Чары Шанхая». И первой же ассоциацией именно для меня стали, конечно, романы более известного у нас и, если так можно выразиться, попсового испанца Карлоса Руиса Сафона. Но, принимая во внимание возраст авторов и год выхода в свет данного романа, я всё-таки склонен считать, что это Сафон подвергся влиянию Марсе, но не наоборот либо же это всё родственные друг другу проявления некой испанской культуры, витающей в воздухе Барселоны, а они лишь различные её проявления. Но данный роман показался мне в чём-то очень похожим, например, на «Марину» Сафона. Единственное, что талантливейший и тонко чувствующий Сафон в погоне за несметными тиражами иногда склонен злоупотреблять экшеном и откровенной мистикой в своих произведениях. Волшебство же Марсе разлито в повседневности, оно тоньше незаметнее, оно может развеяться как дым. И ты никогда до конца не будешь понимать, происходило ли хоть что-нибудь из произошедшего в действительности или тебе всё произошедшее только пригрезилось… Марсе хорош тем, что он настоящий, тем, что он не на потребу, но при этом обладает свойством нравиться с первых строк.
И если за вычетом магии и мистики, встроенной, впрочем в окружающий мир очень органично проза Сафона предельно реалистична и переполнена повседневностью, то лёгкие ноты абсурда, вносимые отдельными героями Марсе, и своеобразная авторская интонация делают художественный мир Марсе в чём-то довольно зыбким и при этом исполненным глубоких личных переживаний, подёрнутым словно лёгкой рябью на воде. И ветер этот – ветер времени, что дует всё сильнее и сильнее.

Collapse )
ruchka pis'mo
  • chyzik

А.Мёрдок "Бегство от волшебника"

Begstvo_ot_volshebnika

Была немного удивлена, обнаружив на дружественном книжном ресурсе, что на эту книгу написано столько рецензий. Возможно, это связано с популярностью автора. Я давно хотела познакомится с творчеством Мёрдок - не зря же она так популярна, лауреат Букера, герой кинофильма. Наверное, я начала своё знакомство с её творчеством не с того произведения - книгу я купила случайно, перед посадкой на самолёт. Начинала читать два раза, но как-то не шло. В итоге книга перекочевала в пляжную сумку, лето выступило спонсором прочтения, и за пару походов на море я её осилила.

Во время чтения меня не покидало странное чувство, что я купила Мердок, но читаю Кафку, которого я, без сомнения, уважаю, но знакомство с его творчеством дальше "Процесса" не пошло. А ещё "Бегство от волшебника" чем-то напоминает "Волхва" Фаулза - и тоже не в моём вкусе книга.

Мне не нравятся книги(или я не дотягиваю до них уровнем развития, к сожалению), где я не могу уловить линии повествования и понять логику, мотивы поведения героев, их историю. Я уверена, что есть поклонники такого жанра, не могу не признать, что есть что-то завораживающее в подобном повествовании, когда ждёшь развития событий, а они всё не наступают, или наступают, но логики в событиях нет никакого, и последующее никак не связано с предыдущим. Этим атмосфера книги показалась мне похожей на атмосферу книг японских писателей, которые(простите, поклонники японской литературы!) - тягучая, странная и бесконечная.

Странные, неадекватные люди, которые совершают непонятные поступки. Из запомнившегося, например. выбрасывание драгоценных камней в реку или метание пресс-папье в аквариум с последующей дракой. Или как вам начальник. который то ли любит подчинённую, то ли терпеть не может, делает ей предложение, когда она внезпно приезжает к нему на спортивном автомобиле, а потом жених внезапно сбегает за границу. Миша Фокс - вообще непонятный тип, как, впрочем, и всё его окружение. Итоговое впечатление после прочтения "что это было?".

Поэтому с сожалением констатирую, что книга не понравилась, не моё совершенно. Но я собираюсь дать А.Мёрдок шанс и прочитать "Море, море" - букеровского лауреата.

Может, здесь есть поклонники творчества Мёрдок, которые могут порекомендовать, что из творчества этого автора стоит прочитать?

Доди Смит, "Я захватываю замок".

Английская писательница Доди Смит почти неизвестна российскому читателю, зато почти каждый, наверное, видели в детстве мультфильм "101 далматинец", созданный по ее детской повести.
"Я захватываю замок" - ее первый "большой роман". Написан он был в 1948 году, но действие происходит примерно в середине тридцатых, и это наводит на мысли о некоторой автобиографичности, по крайней мере о том, что она могла использовать свои воспоминания и включить их в том или ином виде в книгу.

Эта книга - идеальное летнее чтение, но вовсе не в том смысле, что оно легковесное и поверхностное, совсем наоборот. Но летом легче всего ощутить этот вкус и красоту жизни, которая льется со страниц дневника главной героини Кассандры Мортмейн. Собственно, весь роман  - это ее дневник на протяжении нескольких месяцев. Кассандре 17 лет, она живет в  старинном замке в сельской глуши. Все ее окружение - эксцентричная мачеха-натурщица, отец - непризнанный гений, написавший в жизни толкьо одну книгу, вполне нормальные брат и сестра, собака и кот. А также соседи и друзья - добрейшей души местный викарий, несколько фермерских семей, выросший сын их бывшей служанки, работающий теперь на семью за кров и еду. Живет семья в крайней бедности - отопления и электричества в разваливающемся замке нет, одежда вся перештопана и перешита, сливочное масло считается роскошью - но несмотря на это, Кассандра нисколько не унывает и не тяготится ни бедностью, ни провинциальной жизнью. Наоборот, она познает мир, как это возможно только в семнадцать лет - думает, читает, взрослеет, считает запахи и звуки, наслаждается окружающей ее красотой и стариной, наконец - впервые в жизни влюбляется.

Этим в первую очередь книга и пленяет - в конце концов, пусть у тебя нет зимнего пальто, но зато ты можешь плавать во рву, которому несколько веков, или загорать голышом на башне, которая знала еще нормандских баронов. Доди Смит дает нам возможность увидеть ту Англию, которой, наверное, не было уже и в 1948 году, но только ту, которую и стоит любить - золотые пшеничные поля, и игрушечные деревенские гостиницы, старинные церкви и аромат полевых цветов, долгие летние сумерки и запахи наступающей весны. Все те "леса, поля, речушки", по которым тосковал Бильбо Бэггинс. Я читала эти описания, а в наушниках у меня звучал Ральф Воэн Уильямс - пожалуй, единственный, кто мог выразить в звуке все то, что корпеющая над дневником Кассандра пыталась уловить и выразить словами. И хотя вместо старинного замка со рвом у меня была симпатичная деревянная дача, а вместо сельских красот Англии меня окружали среднерусские пейзажи, все равно - мне кажется, я поняла, что героиня имела в виду, когда писала о невозможности описать красоту. Как и я, покрывая желтые страницы своего дневника вряд ли смогла бы словами передать, как были красивы поля вокруг - блекло-зеленые в глубине, а на поверхности - ковер из десятков нежнейших оттенков от желтого до нежно-зеленого. Или яркие лиловые пятна иван-чая. Или быстро бегущие по небу облака, когда солнце и тень сменяют друг друга каждые несколько минут, которые заставляют вспомнить спор Кэти Линтон и Линтона Хитклиффа из "Грозового перевала", какой день каждый из них считает лучшим (сегодня был день Кэти). Кстати, Эмили Бронте вспомнилась мне не случайно - вспоминают сестер Бронте и Кассандра с сестрой, воображая себя героинями викторианского романа, и тут же поправляются, потому что две небогатые девицы в сельской усадьбе - это, конечно, Джейн Остен. Пожалуй, в романе Доди Смит есть что-то от обеих писательниц. От Шарлотты Бронте - радость познания окружающего мира в ощущениях, огромное количество всего, что можно увидеть, услышать, потрогать, понюхать и ощутить на вкус. От Джейн Остен - глубина самопознания, психологическая точность и, в некотором смысле, сюжет.

Тихая и размеренная жизнь Мортмейнов нарушается тем, что в соседнюю усадьбу приезжают двое молодых богатых американцев, наследников как имения, так и самого замка. Сестры дружно цитируют друг другу начало "Гордости и предубеждения", но, несмотря на то, что количество джентльменов идеально соответствует числу дам, в итоге все получится совсем не так радужно, как мечтается в семнадцать лет. Первая любовь, первый сознательный выбор, первые ошибки, первые падения. Сложно скзаать, кончается ли книга хорошо или плохо. Происходящее с героями сложно, как сама жизнь. Но мне кажется важным, что последние слова в дневнике повзрослевшей и помудревшей Кассандры - о любви.