May 16th, 2016

mask

Донна Тартт "Щегол"

Почему, спрашивается, люди не летают?
Да люди-то, может, и хотели бы. Только ведь и птицам не всегда везет. Некоторые остаются навеки прорисованными, впаянными в холст и краску шедеврами, на которых они изображены, прикрученными кольцом к железной цепи.
Ключевое слово – «навеки». Для Донны Тарт искусство, понятое людьми, - это не то, чтобы сам смысл жизни, но взгляд живого человека, поднимающий его над жизнью.
Там, где искусство вечно, смерть уже не властна…
Но на крошечной птичьей лапке – кольцо; кольцо – на цепи, тонкая жердочка прибита к стене намертво, темный птичий глаз косит укором. Иллюзия свободы: крылья есть, полета нет. Кто-то изначально присвоил себе Collapse )

Ищу детский сборник стихотворений

В детстве (в 90-х годах) очень любила один сборник стихотворений, который сейчас никак не могу найти в интернете:( Будет здорово, если в сообществе кто-нибудь вспомнит эту книгу и её автора!
Главное, что запомнилось - стихотворение "Если ты без хлеба ел", оно, по-моему, и открывало сборник. Помню ч/б иллюстрацию с девочкой в шубке, в стихотворении расхваливалась новенькая белая (?) шуба, как в ней тепло и хорошо, а концовка была такая: "<...> но если ты без хлеба ел - и шуба не согреет!".
Ещё было стихотворение про зайцев, которые солили и ели помидоры:)

Сборник одного автора (мужчина), выпущен где-то в 70-80х, небольшого формата, обложка белая с черным контурным рисунком и оранжевыми акцентами, иллюстрации черно-белые. Помогите, пожалуйста!

Помогите опознать книгу.

Фантастический рассказ про космос. Космический корабль с землянами терпит крушение на какой-то планете. Людям надо пройти через джунгли с чудовищами , чтобы добраться до вышки с передатчиком ( что-то в таком роде) . Постепенно погибают все за исключением бравого вояки и мелкого азиата. В начале бравый вояка выражался в том смысле, что на хрена берут каких-то япошек ( китаез) . Этот азиат пробовал разные плоды с деревьев на предмет можно ли их есть, а потом говорил вояке что можно есть( когда припасы кончились) . Ну , разумеется нарвался на ядовитый плод, и вояка тащил его на себе, надеясь добраться до помощи. Так их и нашли мертвого вояку с умершим раньше азиатом.

Патти Смит - "Просто дети"

Сегодня сложно себе представить жителя более-менее крупного города, не слышавшего о хипстерах. Но если попросить группу молодых людей дать четкое определение слову "хипстер", с этим обычно возникают проблемы. Обычно, люди начинают вдаваться в описания, типа: "Ну, они всегда покупают самые современные гаджеты, постоянно сидят в соцсетях, одеваются определенным образом, ходят в одни кафе и не ходят в другие, а еще часто причисляют себя к творческим людям или сочувствующим". Многие начинают про бороды вспоминать: "Ах да, конечно, хипстеры же носят бороды!" Те, кто чуть больше в теме современных трендов, обычно поясняют: "Хипстеры - это те, кто стремится во всем выделяться. Они смотрят архаусное кино, слушают альтернативную музыку и ходят на самые странные выставки из возможных". Но даже такие объяснения меня никогда не могли до конца удовлетворить. Я подозреваю, что многие молодые люди, называющие себя "хипстеры", сами не особо представляют, что же это такое. Чтобы лучше разобраться в вопросе я решила, для начала, обратиться к истории. Это было несложно, для такого вопроса хватит и "Википедии". Там я наткнулась на термин "битники" и с ними я решила познакомиться поближе. Это было примерно год назад, и тогда же мне в руки попалась книга Патти Смит - "Просто дети". Там рассказывается не о бит-поколении, а скорее уже об их последователях. Тем не менее, вся книга пропитана бит-атмосферой.
В этой книге Патти Смит описывает свой собственный творческий путь как поэта и музыканта, но большую часть внимания посвящает своему возлюбленному, фотографу Роберту Мэпплторпу.
Книга, несмотря на автобиографичность и невообразимое обилие имен и названий музыкальных групп, давно канувших в лету, читается легко. Творчество и современное искусство так и сочится на читателя со всех страниц. Но у этого современного искусства есть особенность - оно со смыслом.
В 21 год Патти Смит приезжает из бедных пригородов Нью-Джерси покорять Нью-Йорк. На тот момент она уже успела бросить колледж, потерять работу, родить незапланированного ребенка и отдать его на усыновление. В Нью-Йорке у нее есть пара дальних знакомых и больше никого в целом городе.
Но ей везет. Не проходит и недели, как она знакомится с Робертом Мэпплторпом - своим будущим любовником, возлюбленным и самым большим единомышленником в мире. Патти и Роберт начинают ютиться по квартирам друзей и случайных знакомых, затем по дешевым отелям. До тех пор, пока судьба не заносит их в отель "Челси". Collapse )Тот, кто хоть немного наслышан об американской бит-культуре, не могли не слышать про "Челси". Если говорить о самых знаменитых его постояльцах, то тут можно встретить такие имена как Марк Твен, Жан Поль Сартр, Эдит Пиаф. Что касается бит-поколения, то тут всплывают имена Аллена Гинзберга, Уильяма Берроуза и Джека Керуака. Именно там он написал свой роман "На дороге".
Патти Смит и Роберт Мепплторп мгновенно вписались в творческую среду. Патти устроилась на работу в книжный магазин, чтобы иметь возможность оплачивать номер в "Челси". А Роберт с утра до вечера (а часто и по ночам) творил. Он создавал невероятные коллажи из вещей, казавшихся несовместимыми. Но эти коллажи не были привычными по многим выставкам современного искусства грудами мусора. Во всех из них прослеживалась тема. Для своих коллажей Роберт часто использовал вырезки фотографий из журналов. Но они не удовлетворяли его. Тогда Роберт начал фотографировать сам. В историю он вошел именно как фотограф, более ранние его работы известны меньше.
Патти еще с подросткового возраста писала стихи. Однажды Роберт уговорил ее выступить на поэтическом вечере, и стихи Патти имели успех. Ей стали предлагать писать тексты песен, а, затем, она стала исполнять песни сама. Также Патти приняла участие в нескольких спектаклях андеграудных театров.
Творческий путь Патти и Роберта был долгим и непростым. Их долго не замечали. Работы Роберта пылились на задворках отеля "Челси". Патти приходилось работать по 10-12 часов в день в книжном магазине. Часто они сидели без денег, голодные, в самых дешевых гостиничных номерах и квартирах. Однако ни один из них так и не изменил своей мечте. Патти стала известна как автор песен, Роберт прославился как фотограф. И на протяжении всей своей жизни, что бы ни происходило, они постоянно творили, постоянно что-то делали.
Я не зря так акцентирую на этом внимание. Ведь изначально я хотела написать о Керуаке и о своем впечатлении от романа "На дороге".
Так совпало, что я практически подряд прочитала две книги на схожую тему. Сначала это был Стейнбек "Путешествие с Чарли в поисках Америки", а затем и роман Керуака "На дороге". Я понимаю, что сравнивать Керуака и Стейнбека просто нечестно! Стейнбеку, на момент написания романа о путешествии через всю страну было уже за 50. За его плечами уже были такие шедевры, как "Гроздья гнева" и "К Востоку от Рая". Он купил фургон и отправился в путешествие через всю страну с четкой целью написать книгу и рассказать читателям о том, что переменилось в стране с момента окончания Второй мировой войны (роман написан в 1960).
Что касается Керуака, то ему и его друзьям, на момент написания романа, не было и 30. За это можно сделать скидку, и описание первого путешествия главного героя Сала Парадайза с Востока на Запад меня увлекло. Ведь, в отличие от Стейнбека, у Сала и его друзей не было ни фургона, ни денег на гостиницы, ни даже достаточного количества денег на дорогу. Было интересно, как они из всего этого выкрутятся и достигнут цели своего путешествия. Любопытно было почитать, и какие люди попадались им на пути, о чем они рассказывали, чем жили. Но вот первое путешествие подошло к концу. После нескольких месяцев безделья в Сан-Франциско, Сал Парадайз добрался наконец-то обратно до Нью-Йорка. Это только четверть книги или даже чуть меньше. И что же мы видим дальше? А дальше Сал начинает как ненормальный мотаться по стране с Востока на Запад и обратно, воодушевляемый своим другом Дином Мориарти, которому он и посвятил эту книгу. У Дина Мориарти есть реальный прототип. Его звали Нил Кэссиди. Собственно говоря, все, чем занимался по жизни Дин Мориарти (как и его реальный прототип) - это угонял тачки, напивался в барах, катался по стране и подцеплял одну девушку за другой. Сал Парадайз недалеко от него ушел, с тем лишь отличием, что Сал - писатель. Когда он успевал писать - уму не постижимо. Если говорить о Керуаке, то мало кто слышал о других его произведениях, кроме повести "На дороге". А в этой повести он рассказывает о том, как вместе с друзьями мотался по стране, напивался в барах, цеплял девушек... и дальше по списку. Под конец повесть становится уж совсем однообразной. Даже путешествие в Мексику не сильно ее скрашивает, потому что и в Мексике друзья занимались ровно тем же, чем в Америке. Также они постоянно находили себе проблемы - то с законом, то с девушками, то еще с кем. Может быть, я во что-то не врубаюсь, но я не могу понять культа личности, созданного вокруг Керуака и, тем более, вокруг его героя Дина Мориарти.
Я специально написала о Керуаке после Патти Смит и Роберта Мепплторпа.
Думаю, что тут и невооруженным глазом видно, какая между этими людьми большая разница.
paranoid park

Сарамаго "Двойник" и "Убик" Филипа Дика

что общего у этих книг? да ничего, разве, кроме того, что я прочитал их подряд и пожалуй финального абзаца. не могу сказать что сильно понравились, но было интересно, если Дик "шел залихватски проглатываясь постранично", то через Сарамаго приходилось пробираться как сквозь дебри наслоенных предложений и полуповторов. но два главных вопроса что стояли перед прочтением, так и остались неудовлетворенно отвеченными. Собственно "Двойник" читал из-за аналогичной экранизации, вернее рецензии, а точнее прямого намека в ней, что финал фильма более точно и многогранно раскрывается в книге. и его (объяснение) там, как и ожидалось, не оказалось. если оставить за скобками маниакальное желание героев "уточнить" кто же первенец из них, и вызванные этим фактом размышления, то в голом остатке получим полутриллер с закосом под 19 век в литературной письменной части на тему двойственности и легкости ее смены. что окружающие нас люди и события лишь элемент восприятия, которые меняются стоит только выбрать угол обзора.

"Убик" же наоборот, гадать на сюжет бесполезное занятие, и искать "настоящую реальность" как смотреть в два противоположно поставленных зеркала. непонятным (для меня) осталось чем же так сильно и уникально хорош роман, что каждый первый отзыв о нем положительный. идея иллюзорности миров, или вернее их восприятия, а может даже возможности параллельного сосуществования хороша, причем как в фантастическом (эзотерическом) смысле, так и в психологическом (в плане восприятия действительности)

повторюсь обе книги читать было интересно, но вот если Дика есть желание взять следующую в руки, то Сарамаго все-таки вряд ли. а у вас какое мнение об этих произведениях?