May 10th, 2016

port001

Блокада Ленинграда

Помимо собственно Ленинграда в блокадном кольце также находились довольно значительные прилегающие земли Ленинградской области и Ораниенбаумский плацдарм.
О блокадном Ленинграде существует много широкоизвестной литературы. А что почитать о жизни гражданского населения на этих прочих территориях во время войны?

Астафьев, Виктор. Прокляты и убиты.

Роман в двух книгах. В данном случае обе в одном томе.
1. Чёртова яма. 300 страниц. Написан в 1992 году.
2. Плацдарм. 458 страниц. Написан в 1994 году.

Сюжет. Чёртова яма. Конец 1942 года. Призыв на войну ребят 1924 года рождения. До отправки молодых парней выдерживали на карантине несколько месяцев в специальном полку, где условия были совершенно не приспособлены для их проживания. Повествование идёт об одном и том же: казарма, нужник, столовая, болезни, симулянты, недоедание равносильное голоду, холод и т.д. Результат: из прибывших здоровых парней получались дистрофики, озабоченные непрерывной борьбой за выживание. Автором выбрано около 10 солдат и два офицера, ставших постоянными персонажами романа.

Плацдарм. Год 1943, осень, Украина. Те же герои, но уже в обстоятельствах переправы через великую реку (Днепр) под обстрелом противника. Появляются ещё несколько персонажей, как из рядового, так и офицерского состава разного звания и должности. Здесь события разворачиваются в течение нескольких дней.

Впечатление. Прочитав роман, сделал несколько выводов.
Хорошо, что ни одна мать, отправившая на войну сына 1924 и 1925 гг. рождения, не дожила до выхода в свет книги Астафьева. Эту женщину миновала роковая возможность узнать, в каких обстоятельствах воевал и мог погибнуть её ребёнок.

Автор счастливо избежал документальности: на мой взгляд, роман вышел художественным произведением. Хотя Астафьев в послесловии пишет, что все герои имеют прототипов.

Я знаю войну только по художественным фильмам, поэтому, как бы автор ни старался воспроизвести боевую обстановку, эта обстановка в зрительные образы в моей голове не преобразовывалась. В одном уверен, что реальную обстановку боя на киноплёнку заснять невозможно: просто ничего не будет видно.

Молодым людям, чтобы понять, что же такое война, и как в России жили до войны, достаточно прочитать роман «Прокляты и убиты». И больше ничего читать не нужно. Появится интерес – читайте историков, но не советских.

Что осталось для меня непонятным, так это, почему в названии романа есть слово прокляты. Разве идти на защиту отечества – это идти на проклятие? Что-то здесь не додумано. Жизненные обстоятельства не могут быть проклятием. Хотя Астафьев и пытается это слово оправдать. Какое-то другое слово должно быть.

Переправа русской армии через Дунай 15 июня 1877 года. Художник Н.Д. Дмитриев-Оренбургский. Даже 66 лет назад (от 43 года) русская армия и то была оснащена лучше для переправы реки, чем та, которая описана в «Плацдарме».

Песня о знамени.

Здравствуйте!
Я очень люблю Иосифа Бродского. Я люблю его творчество и уважаю его мнение. Поэтому, когда я читала его интервью, где он упоминал разных поэтов и писателей, которых я не знаю, я всех их выписывала, рассчитываю почитать в будущем. Думаю, вы можете представить, как я была рада, когда смогла купить сборник избранных переводов Бродского. Ведь  в нём представлены стихотворения тех поэтов, которых он сам любил и хвалил, да ещё и в его собственном переводе.
Среди всего многообразия превосходных произведений мне показалось особенно близко одно стихотворение - "Песня о знамени" Константина Галчинского - польского поэта первой половины XX века. Ему я и хочу посвятить сегодняшний пост.

Только начать хочу с небольшого лирического отступления. Для меня очень важным качеством в человеке является любовь к Родине. Человек не любящий свою страну представляется мне странным, скажем так. Я понимаю, что это - моё личное мнение, а "кто чувствует иначе тому ничего не докажешь", но всё же я в этом убеждена. Любовь к Родине - это одна из тех тем, которые я всегда могу понять. Это - то, что может объединить меня с другими людьми, даже, если Родины у нас - разные, я всегда смогу его понять.
По ходу жизни, я собираю стихотворения и цитаты о Родине. Мне очень нравится находить произведения, где авторы используют неожиданные метафоры и непривычные образы, говоря на эту тему. Стихотворение "Песня о знамени", несомненно, входит в число таких.
Бело-красное польское знамя для поэта становится символом страны, через него он говорит о судьбе Польши. Галчинский говорит, что цвета флага - не игра случая. Знамя   "сходно с земной зарёю, с польской, с бело-кровавой". Через всю тяжёлую историю Польши проходит этот флаг, но "ни самое адское пламя не выкрасят польское знамя. Останется честным и чистым". Каждый день над страной проносится бело-кровавый рассвет. Само небо - флаг Польши.
Вся боль поэта за свою Родину чувствуется в словах "Встаёт, как мальчик беззубый, польский рассвет безумный". Кажется, что новый день может принести только новые безумства и горести.
Но во всех боях "останется польское знамя таким, как прежде". Как бы не стремились враги его покорить и уничтожить "за то, что с другими не схоже, что с ложью оно не знакомо...за то, что не знают другие такой неземной ностальгии". Наверное, такую ностальгию могут знать только те, кто жил в стране, которая была расчленена.
Стихотворение заканчивается маленьким гимном Варшаве, которая "как флаг над равниной...как сумрак винный, бело-кровавая...невинная".
  • shideh

Ищу книгу

Прошу помощи у сообщества.
Книга примерно середины 80хх - начала 90хх. Выпущена на модную тему страха перед мирным и не очень мирным атомом.
Собственно ищу роман, посвященный заводу «Норск Гидро» в Норвегии, на котором производили «тяжелую воду» во время Второй мировой. Кажется, часть работников помогала сопротивлению. Один из героев активно сотрудничал с нацистами и продвигался по службе, но на самом деле втихаря саботировал производство, об этом знал только его друг, он уговаривал «предателя» делать записи (чтобы потом свои же не расстреляли), но тот ответил, что записи могут найти гестаповцы. Честно говоря, это все, что помню, возможно, что основная часть романа была про диверсионные операции.
В книгу еще входил роман про американского военного, подспятившиго от «хмурых утр Холодной войны». Подчиненные начинают догадываться, что командир не в себе и в последний момент его останавливают, а то началась бы Третья мировая.
На десерт рам был рассказ про выживших после ядерного апокалипсиса, вроде бы они читают письма из прошлой жизни, а вокруг зима.
книги, путешествия, певица, веселые

Как вы выбираете книгу для чтения?

Приходилось читать, конечно, всякое. В детстве – в силу присутствия любопытства и отсутствия разборчивости. В юности – в силу институтской программы (филологический факультет), да и любопытство тогда еще никто не отменял. Потом – в силу инерции и желания все знать: кто, что, какую, понимаешь, премию и за что получил. А потом в один прекрасный момент… или не один… или не прекрасный – не помню – вдруг до меня дошло: а нафига мне всех их читать? Понапишут, понимаешь, всякого, а мне мучиться. Я ж девушка восприимчивая, все на себя меряю, во все вживаюсь. Для психики это не полезно. И тогда появились у меня критерии, по которым я выбираю что почитать. Ну, их много, все перечислять не буду, упомяну несколько. Во-первых, чтобы было не занудно, не уныло и чтобы никто не помер. Во-вторых, должен быть хэппи энд – ну, из предыдущего пункта это следует. В-третьих, чтобы не тупо. Или это во-первых надо было поставить… В-четвертых, чтобы эту книгу написал не Буковски. В-пятых, чтобы можно было поржать. Ну, или хотя бы пару раз улыбнуться, уж на худой-то конец. А по каким критериям вы выбираете книги для чтения?
McD

Новобранец В.А. «Я предупреждал о войне Сталина». Записки военного разведчика

Исторические форумы переполнены дискуссиями, кем был Василий Новобранец, и можно ли доверять его воспоминаниям. Я в эти дискуссии не буду углубляться. Мое мнение: его воспоминания вполне достоверны. Важнейший документ, подготовленный Новобранцем накануне войны, «Разведывательная сводка №8», до сих пор засекречен, поэтому вести дискуссии о роли Новобранца не имеет смысла.

Огромное значение представляют его воспоминания о работе в информотделе разведуправления Генштаба накануне ВОВ. (с 60 по 110 стр.) Фактически он был аналитиком разведки. Новобранец подчеркивает, что несмотря на хорошее военное образование, он был профессионально неподготовлен к работе в разведке: «мне пришлось начать работу с азов». Он не хотел служить в разведке: во-первых, разведка была ему неинтересна, во-вторых, служить в разведуправлении было смертельно опасным занятием, учитывая массовые убийства разведчиков органами НКВД.

Collapse )