January 6th, 2016

Научно-популярные книги по истории страны или периода

Небольшое отступление для разгона
В детстве (как и многие) я была шустрым и подающим надежды ребенком. И очень-очень любила читать «взрослые» книги, пытаться их понять, и я получала от этих сложностей громадное удовольствие. Помню, лет в 6-7 взялась за «Петра 1го» Толстого и мамину школьную историю средних веков. И ведь одолела и удовольствие получила! По такой логике расти бы мне с возрастом, развиваться и переходить на чтение профессиональных историков на языке оригинала. Так ведь нет – лет с 15 начала массово читать сказки, а потом постепенно перешла на научпоп.

Collapse )
  • malinsi

Ариэль Бюто. Цветы осени

«Я всегда предпочитала бутоны цветам, а обещания - сбывшимся надеждам» - так начинается эта книга.
Жюльетта находит на чердаке старого дома свой девичий дневник. Ничего из того, о чем она мечтала в юности, не сбылось. Не было в ее жизни путешествий, она не стала великой пианисткой, и замуж вышла не по любви. Она понимает, что в ее жизни не было ничего, о чем можно было бы вспомнить, кроме нескольких событий, которые произошли с ней в молодости – первая любовь, провал на конкурсе, неудавшееся путешествие в Венецию. Ее дни были наполнены заботами о муже, дочери и доме, а потом о больной внучке, они были похожи один на другой и тем самым милы сердцу Жюльетты.  Сама она говорит: «У меня больше нет желаний, впрочем, одно все-таки осталось, но оно похоже скорее на манию: лишь бы ничего не менялось!»
Но, читая свой юношеский дневник, она понимает, что «проиграла свою жизнь из страха проиграть ее…», и хотела бы хоть как-то исправить урон, который когда-то нанесла своей жизни, отказавшись от приключений и неожиданностей ради стабильности и предсказуемости. И пусть она далеко не молода, она все-таки влюбится и совершит путешествие в Венецию. «Лучше погибнуть в полете, лелея давнюю мечту, чем сдохнуть на больничной койке!»
В общем, не надо ждать прихода старости, чтобы пытаться наверстать упущенное. Надо жить прямо сейчас. «Лучше прожить нечто, что плохо закончится, чем не жить вовсе».
И еще одно очень точное наблюдение: «Счастье способно сделать непривычного к нему человека жестоким. нам легче делиться с другими тем, чего мы нахлебались в этой жизни по самое "не хочу".
Have you news of my boy Jack?

"Самоходка номер 120" Константин Колесов

Самая жуткая книга о ВОВ прочитанная мной. Уже три недели хожу под впечатлением, при том, что в ней нет наиболее известных ходов, как-то страдания мирного населения СССР и картины выжженной земли, персонаж, претендующий на роль "отца" в силу возраста и опыта, "перековавшиеся" немцы из военнопленных и многое другое. Наиболее яркая и выпуклая картина боевой психической травмы, описанная советским фронтовиком, причем совершенно не по канонам даже "лейтенантской прозы", которую в каких только грeхах не обвиняли “соловьи Главпура”.

Весна победного сорок пятого, советские войска ведут бои уже на территории Германии. Четкое ощущение всеми, как немцами, так и нашими того, что до конца осталось всего чуть-чуть.

Все происходящее видим с открытого всем ветрам и пулям корпуса самоходки СУ-76, глазами заряжающего, сержанта, насквозь пропитанного оружейным маслом и снарядной смазкой. Бои в немецких поселках и небольших городках, общение с ровесниками, членами экипажа, редкое взаимодействие с другими танкистами и пехотинцами, еще более скудные попытки осмыслить, что будет потом, если, конечно, это “потoм” для него наступит.

В отличии от боевой машины Малешкина из "На войне как на войне", созданной именно для борьбы с танками противника, эта "сушка", предназначается для поддержки "царицы полей" и посему обладает почти номинальным бронированием, усугубленной расположением орудийной кладки и бензинового бака - практически любое попадание из пушки мгновенно превращает самоходку в передвижной крематорий. Сами самоходчики относятся к этому с профессиональным фатализмом, стараясь использовать все свои преимущества по полной. Почти бесшумный, на фоне других бронированных монстров, ход, низкие габариты, уменьшающие возможности попадания из вражеского орудия, отличный обзор и отсутствие задымления, все благодаря открытому сверху корпусу - шансы велики.

Момент психологического слома при всей своей неотвратимости почти и не обозначен. Да, и, собственно неважно когда он начинается: с простой ли констатации факта сколько самоходок в полку было в Польше и сколько из них сейчас дошло до Германии; или после боя, в котором прорвавшийся сквозь огонь немецкий смертник с панцерфаустом сжигает соседнюю "сушку" вместе со всем экипажем; а может под снайперским огнем в городе и лицезрении эсэсовского штурмбанфюрера с оторванными ногами, умолявшего его пристрелить.

Мир теряет цвет и звук, все проходит в тишине даже несмотря на орудийный огонь и пулеметные очереди. Говорить друг с другом нечего и уже не о чем. Полностью расфокусированный "взгляд на тысячу ярдов" неотвратимо накрывает весь экипаж. Даже самые личные запрятанные ото всех воспоминания о близких кажутся ненастоящими, фальшивыми, случившимися когда-то очень давно и с другими людьми и теперь непонятным образом проникшими в их память. Все другие, будь то соратники из соседних экипажей, а тем более рядовые и офицеры пехоты, которую они поддерживают, кажутся абсолютно инородными предметами, сартровскими Другими, едва ли не инопланетянами. И, это, пожалуй, самый сильный и жуткий акцент всей повести.

Даже кульминация с подбитием родной "сушки", по итогам которой они могут считать себя рожденными в рубашке, не приводит к очистительному катарсису. Рассказчик осознает, что даже отступив на шаг посттравматический синдром уже не отпустит до самого конца.
Шейх
  • fedor_l

Помогите вспомнить автора детской книги

Добрый день,
ищу книги читал в 85-90 гг.
1. Наше время, главный герой мальчик, лет 10, жил с родителями, рос слабым и болезненным, чахнул дома и не вёл активный образ жизни.
К ним приехала бабушка с активной жизненной позицией и взялась за ребенка. Стала приучать его к физкультуре (научила играть в шашки/шахматы, больше стали вместе проводить времени на улице, зимой на лыжах, спать он стал при открытой форточке), хотя сначала внук роптал, но постепенно стал сам заинтересован в подобных мероприятиях. Стал крепким и бодрым. Однажды, они пошли учится играть в бадминтон, но в процессе игры на улице поднялся ветер и хотели они заканчивать занятие, но сверху им сбросили кусочек пластилина (кажется у бабушки была группа помощников, возможно птица). Книга написана как пособие-мотиватор, допускаю, что была написана в 85-90 годы 20 века.

2. Детская книга. Действие происходит в небольшом населенном пункте (поселок, деревня), время событий 70 годы 20 века (по сюжету книги дети придумывали себе песню которую можно использовать гимном отряда и одним из главных героев была предложена песня из фильма "Человек-амфибия" "Эй, моряк, ты слишком долго плавал...", на что одноклассница сказала, что это пошло (фамилия одноклассницы, кажется была Тарелкина, т.к. её дед первый привез тарелки в этот насленный пункт). В книге рассказывается о школьниках (возраст - средняя школа), которые устроили соревнования между классами в школе. В книге главный герой  мальчик, у него был лучший друг, кажется, Генка. Соревновались в учебе, полезных делах и т.п. Все успехи и неудачи отмечались на карте, а маркерами команд были корабли. Директор (колхоза/совхоза) где происходили главные события в детстве был юнгой на Авроре, о чём рассказал на собрании/классном часе отличник, и это принесло команде сколько-то очков. Еще отряды собирали металлолом, отправили его в другой регион и там поставили опору ЛЭП.

Заранее благодарен!

Творчество Сергея Голицына.

Друзья, через 30 лет после школьной юности вновь захотелось перечитать детские книги Сергея Голицына "Городок сорванцов", "За берестяными книгами", "Сорок изыскателей" и другие.
Подскажите,  - какие именно населенные пункты послужили прообразом сел и городов которые посещали герои книг Голицина??

ищу книгу про экипаж немецкого бомбардировщика

В конце 80-х, ещё подростком, читал книгу... К сожалению теперь ни названия ни автора не вспомню. Сюжет о том, как на отдалённом острове где-то в Средиземном море после окончания 2-й Мировой на много лет застрял экипаж немецкого бомбардировщика с единственной оставшейся у них бомбой и резервом топлива на один полёт (всё остальное уничтожил сбежавший обслуживающий персонал).

А. Поярков. "Ликвидация"

Прочитала книгу А. Пояркова "Ликвидация". В целом, оцениваю положительно.
Мужской, увлекательный, колоритный полудетективный роман.

Несомненные достоинства книги:
1. Описания яркие с южным колоритом. Ощущаешь одесский воздух, запах пыли и жару.
2. Одесский юмор и говорок приближен к реальности.
3. Где-то после четверти прочитанного уже трудно оторваться.

Недостатки:
1. Есть у меня гендерная классификация для литературных произведений: женский, мужской и унисекс романы. Унисекс - это когда общечеловеческое, философское и интересно всем. Роман А. Пояркова "Ликвидация" несомненно мужской. Женщины там все схематичнее мужчин. Или красивая, или нет. Впрочем девушки тут все красивые - Одесса, как никак. Тут нет рассусоливания и психологических характеристик. Или ты храбрый мент, либо ты храбрый предатель, либо ты что-нибудь шьешь на дому
2. Роман сюжетный - совершеннейший экшен. Уж совсем без художественных канделябров. И начало скучноватое.
3. Образ Машкова. Главного героя после просмотра сериала уже по-другому не представишь. Очень уж ярок в фильме.
4. Автор очень любит некоторые сравнения и описания и регулярно делает повторы. Буквально через сцену фигурирует стакан теплой воды из плохо помытого кувшина.

И отдельно по содержанию. С удовольствием полистала на тему преступности в послевоенной Одессе. Бандитизм был, но не такой организованный. Скорее местечковый, но с размахом. Много вооруженных неустроенных людей после тяжелейшего испытания войной, много гопников, которыми Одесса славилась всегда. Дорогое продовольствие по коммерческой цене, карточки, неустроенность этому способствовали. Что касается огромной роли Жукова и военной разведки в "Ликвидации" бандитизма, то современники событий, работавшие в Одесском УГРО, считают это мифом.</a>
Образ Давида Гоцмана собирательный, на прототип героя претендует сразу несколько человек. Давид Курлянд, чье личное дело изучал автор романа, в то время заместитель начальника уголовного розыска, Виктор Павлов, который с 1944 года возглавлял отдел по борьбе с бандитизмом УНКВД Одесской области, Янкель Флиг командир специального отряда по борьбе с бандитизмом, чья биография очень похожа на выведенную в романе. Более подробно о прототипах можно прочитать в ВИКИ, где есть статья о Давиде Гоцмане.
Книги

(no subject)

Посоветуйте мистику, фантастику, ужасы скандинавских авторов.
Только по качеству не ниже 4 из 5. А то мне же это читать потом. =)
Очень-очень поможете.
Спасибки!