December 6th, 2015

умолчание
  • fryusha

Помогите, пожалуйста, вспомнить книгу

Помогите, пожалуйста, вспомнить книгу.
Подозреваю даже, что это было издано не отдельной книгой, а повестью / рассказом в журнале. В период 60-80-х.
Молодой человек - главный герой - выручает деньгами пожилого человека / старика.
Кажется, у этого старика "говорящая" фамилия, что-то вроде Шагренев или Шагрин, но в интернете не нашёл.
Старик в благодарность исполняет желание героя стать знаменитым футболистом. И даже ещё обещает, что, когда ему это надоест, то герой уйдёт без позора.
Парень приходит пробоваться у главного тренера. Когда он разбегается, чтобы ударить по мячу, все падают от смеха. Но мяч попадает в девятку. Герой забивает все мячи. Его легенда: его воспитывал знаменитый футболист Такой-то, уйдя на пенсию.
Герой становится звездой футбола. А дальше пьянки, гулянки, девушки, рестораны, карьера стремительно ломается. Но - как и обещал старик - он уходит из спорта красиво: у него обнаруживается порок сердца или что-то в этом роде.

upd.
Спасибо, уже подсказали в другом сообществе:
Анатолий Гладков "Дым в глаза".

upd.2
Спасибо за помощь Sergey Evin и mashinist_ska: не Гладков, а ГЛАДИЛИН!
Have you news of my boy Jack?

"Он снова здесь" Тимур Вермеш

Лучшая книга за прошедший год в разделе "юмор и сатира" в моем личном рейтинге. Что еще более удивительно автором является немец (с их-то понятием о юморе), к тому же в довольно популярном жанре "попаданец попадает в попадалово". В данном случае, в довольное жаркое утро пос летнего летнего дня 2011 года на одном из берлинских пустырей приходит в себя Адольф Гитлер, незначительный германский политик эпохи Чаплина (Чарльза Спенсера).

Состояние у него как после веселой попойки, только форменный мундир попахивает не смесью алкоголя и рвотных масс, а бензином. Этим и начинается второе пришествие фюрера в современную ФРГ. Надо сказать, долгий "сон" окончательно подлечил нервы пятидесятишестилетнего политика, да еще и вывел из организма кучу антидепрессантов, на которых он плотно сидел в своем бункере, что положительно сказалось на психическом состоянии. Нынешний Адик, хоть и мыслит по прежнему категориями танковых клиньев и "трудовых" лагерей, однако показывает настоящее мастерство по анализу ситуации и пути достижения будущих целей. Благо, обыватели воспринимают его как бездомного актера любителя, недавно потерявшего жену и теперь вживающегося в комедийный образ по системе Станиславского в режиме 24/7.
В этой ситуации Адольфу не надо хитрить и притворяться, он говорит правду и только правду, как он конечно ее понимает, щедро сдабривая все национал-социализмом.
Сердобольный продавец газет знакомит его с одним из своих постоянных клиентов, продюсером коммерческого телеканала, как раз заинтересованного в обновлении шоу турецкого комика, специализирующегося на безобидных подколов на национальной почве. Гитлер уже ознакомившийся с возможностями телевидения (сцена с просмотром зомбоящика в отеле довела меня до непрекращающегося хохота, благо большинство телепрограмм имеют аналоги по всему миру) решает использовать как возможность пропаганды на миллионную аудиторию. Дело идет на лад, да еще с таким размахом, что приводит в изумление всю страну. Далее Гитлер с помощью талантливой молодежи начинает осваивать интернeт, особенно интересуясь и восхищаясь гуглом и ютьюбом, выходит на новый уровень.

Сатира (как ее понимают руководители канала) приводит в замешательство официальные круги и парламентские партии, пытающиеся урезонить разбушевавшегося комика. Центральной станет эпическая борьба Адольфа Гитлера против медиагиганта "Бильт". Не могу не привести мое любимую часть из диалога с ее известным журналистом, всячески пытающимся подловить "шоумена":

Collapse )

Несомненные плюс книги - несмотря на сатирическую составляющую и определенные допущения у меня не возникло сомнений, что главный герой является именно тем кем является. Автор явно упорно и добросовестно проштудировал как все серьезные исследования на эту тему так и речи самого Гитлера.
Минус - я конечно не моралфаг, но степень вызываемого сопереживания главному герою, что наблюдается у многих читателей, включая меня самого, в достижении им своих целей, как-то заставляет задуматься. Похожее ощущение оставлял "Бункер", несмотря на добросовестное изображение Бруно Ганцем гитлеровских истерик, чувствовалась добрая авторская ностальгия, сродни российским сериалам про "брежнева-восьмидесятые-семидесятые".

Это еще более усилилось вполне понятным финальным лозунгом книги : "“Не все было плохо”.



«Пядь земли» Григория Бакланова

Добрый вечер, дорогие читатели
и в особенности любители произведения Бакланова "Пядь земли".

Я пытаюсь понять, почему эта книга -лучшая из всего, что я прочитал в своей
жизни. Пядь земли подтверждает и передает тот неуловимо многозначительный смысл неземных сражений в Сталинграде, Курске, Ленинграде и во всей второй отечественной войне 1941-1945гг.
Книга написана простым понятным языком, помогает помогает ощутить, каким чудом стала победа. Знакомые и коллеги на работе, которым я передавал эту книгу, высказывали уважение и просто восхищались.

хотелось бы узнать Ваши впечатления, прочесть комментарии.
спасибо

Дарнтон Р. Великое кошачье побоище, и другие эпизоды из истории французской культуры


Дарнтон Р. Великое кошачье побоище и другие эпизоды из истории французской культуры. "Новое литературное обозрение". М. 2002.
Культуру изучают вовсе не только в стенах французских университетах, молясь на портреты Марка Блока и Люсьена Февра. Существует итальянская microstoria, немецкая Alltagsgeschichte… а есть школа исторической антропологии, родом из США. В своё время это выражение взял на вооружение советско-российский историк Арон Гуревич, однако понимал под ним, скорее, историческую психологию социального, нежели что-то иное. В американской же историографии историческая антропология осталась именно антропологией – другими словами, этнографией, изучающей простые повседневные мелочи. Чем же обусловлен подход историка-антрополога, ведь он не в состоянии выйти, скажем так, «в поле», не может расспросить давно умерших людей об их картине мира?
Collapse )