November 25th, 2015

Есть еще розы?

После "Сентябрьских роз" Моруа начала читать "Дикую розу" Мердок. Связь названий повеселила. Интересно, а есть еще прозаические произведения, в заглавии которых есть название розы. Средневековый "Роман о Розе" и "Розы в кредит" Триоле сразу вспомнились. Ну, еще "Роза и крест" Блока.
Может быть, вы подскажете? А я окунусь в благоухающее чтение.)
жирафка
  • girafik

Виктор Франкл "Сказать жизни "да!". Психолог в концлагере"

Книга выдающегося Виктора Франкла не просто автобиографическая, она философская. Это книга о смысле жизни, о человеческом в человеке, о ценностях, которые помогают это человеческое не потерять даже в условиях ада, о сохранении себя как личности даже тогда, когда личность эту нещадно вытравливают. Кажется, русскоязычного читателя, пережившего прозу Шаламова, трудно удивить подобной темой. Но Франкл доказывает: тема эта безгранична. Удивительно: то, о чем думает человек, брошенный в самые страшные жизненные обстоятельства, звучит исключительно актуально. Причина этого феномена в том, что автор, когда-то оказывавший психологическую помощь своим солагерникам, находящимся на грани жизни и смерти, тем, кого отправляют в газовую камеру, оказывает такую же помощь своему сегодняшнему читателю, направляя его мысли в русло осмысленного существования, в котором только и можно постичь себя. "То, что позади нас, и то, что впереди нас, значит очень мало по сравнению с тем, что внутри нас". Собственно, слова Карла Ясперса о том, что перед читателем, безусловно, великая книга, стоят дороже сотни рецензий и отзывов.

Стивен Кинг - "Буря столетия"

"Буря столетия" - киносценарий, тяготеющий к роману. Т.е. в книжной форме перед нами текст, в котором довольно часто попадаются обороты типа "Камера наезжает...", "Кадр смещается на...". Кинг решил, помимо продажи сценария телевизионщикам, издать еще и книгу. Поначалу, где-то первые двадцать страниц, спотыкаешься обо все эти пометки для телевидения. И непонятно, почему было не написать "традиционный" роман. Но к форме можно привыкнуть и просто следить за сюжетом, а он развивается, по меркам Кинга, невероятно резво. Тут-то, судя по всему, и сказывается то, что изначально писалось под формат сериала. Видимо, задайся Кинг целью придать первоначальной задумке по "Буре столетия" форму романа, из-под его пера вышел бы очередной многостраничный кирпич. А так - компактно и напряженно.

Collapse )

"Ненастье" Алексея Иванова

"Ненастье" — на счастье.

"Поцелуи холодных стен,
Крики боли и вой сирен,
Сухие глаза без дна, без дна...
И долгая ночь без сна, без сна...
Ты возьми их, ты возьми на счастье..."

Если бы я снимала фильм по роману Алексея Иванова "Ненастье", взяла бы главной темой эту песню Насти Полевой. Она и по времени подходит — 90-е. Существенная часть романа именно это время, чуть не написала "эпоху", и воскрешает со всеми сопутствующими фантомными болями.

Герои "Ненастья" живут не то чтобы в ненастье, даже физически находясь в деревне "Ненастье", а живут они во сне. Все до единого. От "девочки-ландыша" Танюши — любовницы двух главных действующих лиц, до бывалых мужиков "афганцев", знающих, как снимать мины-ловушки и штурмовать неприступные укрепления, но совершенно не понимающих, что делать с этим не напрасным, не случайным даром — жизнью. Наиболее витальными и бодрствующими в романе выглядят те, кто живет исключительно инстинктами. Такие самцы и самки. Положительные, пардон, герои — "афганец" Герман по кличке Немец и полуразумное существо женского пола Танюша — сомнамбулы, совершающие необъяснимые и бредовые действия.

Немец поначалу производит приятное впечатление своей основательностью и некровожадностью. Но когда в конце романа выясняется, чем мотивирован его поступок — главный сюжетный ход — возникают серьезные вопросы к цельности образа. Не стыкуется ровно посредственный, природно добродушный и лишенный амбиций типаж Немца с авантюрным гоп-стопом. А уж когда понимаешь, для чего ему понадобился этот гоп-стоп, то и вовсе руки врозь. Все задуманное можно было осуществить просто продав квартиру Танюши.

Досадно смазан, по-моему, финал романа — развязка с стиле экшен. "Все рушилось в душе Немца" — такие фразы не достойны такого писателя как Иванов. Можно было немного поднапрячься и заставить читателя без авторских пояснений почувствовать, что происходило в душах действующих лиц.

Но все же чтение "Ненастья" — это наше читательское счастье. Как писатель Иванов силен, легок и талантлив. И я буду считать, что в замысел его входил намек всем нам, особенно тем, кто полагает, что отвоевал козырное место под солнцем, точно ли это солнце наяву, и не собирается ли вдалеке ненастье.

Ищу книгу!

Помогите определить автора и книгу. Читала в детстве, поэтому уже не помню ни имен героев, ни каких - то подробностей . Небольшой кусочек помню - старший брат закапал младшей сестренке глаза, но перепутал лекарства, потом еще себе закапал,чтобы показать, что это совсем не страшно. Вот они потом перепугались, что ослепнут и т. д. Это какой-то сборник был рассказов, выпущенный давно.
me

пафосная эротика (взрослая тематика!:-)

"Я смотрю на тебя", какбэ говорила мне эта стильно оформленная книжка с полки магазина. Ей-богу, лучше бы не смотрела...

Обычно у меня не возникает проблем с тем, чтобы написать рецензию, особенно, если книга вызвала у меня острые реакции - положительные или отрицательные. Но в данном случае я, наверное, пять минут пялилась в монитор, прежде чем придумала первую фразу. Не иначе, это дух главной героини вселился в меня - лихой и жизнерадостной, как утопленница.
- Ну вот зачем ты так? Если тебе не понравилась героиня, это еще не значит, что книга плохая! - гундит мой внутренний критик. - Будь объективной!
Ладно, ладно, договорились.
Collapse )
лимон

Юрий Нагибин

А большой мастер, скажу я вам.
Это все очень поздние его проозведения, опубликованные  уже после серти Нагибина в 1994 году.
Дафнис и Хлоя эпохи.....

Моя золотая теща
Дневник
Дневник был сдан в печать за несколько дней до смерти.
Слушаю Нагибина последние недели как завороженная. Безусловно, это на любителя, и стоит совершенно особняком от всей литературы о жизни в СССР. Клубничка, в некотором роде.  Кто-то назовет пошлостью. Мне так не показалось. И написано отлично.  И как воспоминания современника интересно.

Дафнис и Хлоя - история его первой любви и первого брака. Всего браков было 6, если кто не знает) Откровенная история юношеской любви, рассказанная 70-летним .. нет, стариком назвать его язык не поворачивается. Столько целомудренной эротики)))... Понимаю, что история сильно беллетризирована, но помимо личных воспоминаний, сильна описанием эпохи. Москва предвоенная, Москва военная, Москва послевоенная.  И взгляд с другой стороны, с непривычной, взгляд со стороны вполне себе номенклатурного человека. Не читала его советские произведения, должно быть очень в русле политики партии, военный корреспондент, выходил из окружения, был контужен. Но в этом произведении  - о войне вкратце. Автор исследует свою молодость. Прослушала на одном дыхании.


Моя золотая теща.  Ну скажу я вам, местами противно, но в целом интересно. История страсти героя к матери его второй жены. Не для слабонервных)  История противна не противоестсвенной страстью, она нормальна, а описанием жизни советской номенклатуры на исходе войны. Причем автор не стесняется, не рефлексирует, не отделяет себя от окружения, но очевидно, что само это писание - попытка искупления). Приведу его мысли о войне.

Collapse )

Дневник. Предваряется комментарием последней жены Нагибина, Аллы, с которой он прожил 25 лет. Очень горестные страницы разных лет, рефлексия. Красивые воспоминания о любви с Беллой Ахмадуллиной, его 4-й женой. Почти не персекается с двумя предыдущими произведениями, потому как - дневник, а воспоминания.

По-моему, читать стоит. Все три.