October 19th, 2015

HBF

Christina Morina — Legacies of Stalingrad: Remembering the Eastern Front in Germany since 1945.


Christina Morina, Legacies of Stalingrad: Remembering the Eastern Front in Germany since 1945 (Cambridge: Cambridge University Press, 2011).

Интересная книга о том, как же осмыслялась память о войне в двух разных Германиях. Название про Сталинград выбрано для символизма, видимо.

Что же немцы думали после окончания войны? Сразу после думалось им, в основном, о горестях настоящего. Немцы из восточной зоны оккупации писали в Радио американского сектора (RIAS) письма. В них: никакого раскаяния, никакого осмысления собственных преступлений, нас русские азиаты, свинские большевистские орды насилуют и грабят, спасите-помогите. В целом (что и неудивительно), обществу была характерно некоторое «моральное омертвение», люди были потерянные и злобные, «с холодным сердцем», как писал современник.
Восточногерманские социалисты очень быстро начали попытки «канализации» памяти в «правильное» русло. СЕПГ провозгласила лозунг «Используйте все средства, включая прошлое!» и начался мега-проект по созданию общества германо-советской дружбы. Посыл: с Россией надо дружить, самая большая ошибка и преступление Гитлера было в нападении на СССР (про холокост ничего не говорилось), поэтому кто против СССР — тот против Германии, ибо это контрпродуктивно.

Для правящего режима это означало укрепление власти, т.к. любая оппозиция и критика советского строя в любой его форме приравнивалась к неофашизму\империализму. Общество создавалось под непосредственным надзором СВАГ, на сборах общества выступал начальник управления пропаганды СВАГ генерал Сергей Тюльпанов. Для русских оно было одним из способов реформатирования немцев, посыл с советской стороны был понятен — «есть должок за преступления, никто так не страдал, как советский народ». Во главе Общества поставили Юргена Кучинского, бывшего в эмиграции в Британии и США в годы войны, а вице-президентом стала Анна Зегерс. Понастроили отделений в городах: в июне 1947 года было 2,200 членов, но уже к декабрю 1949 — 655,000 (!).

Collapse )
В Форосе
  • micoff

Нобелевская премия - знак качества литературы?

Пришло вчера из Буквоеда письмо, что книга Кутзее поступила в продажу, могу приобрести. 10 октября я заказ сделал  в своем личном кабинете. Неделя ожидания. Много это или мало? Я считаю, нереально большой срок. Сами подумайте: новая книга популярного в России писателя уже издана на русском языке, продается, а мне приходится неделю ждать. Хотел еще добавить, "лауреата Нобелевской премии", но решил, что это уже не актуально.

Не в том дело, что, нобелевку дают не за художественную ценность, а за политические убеждения. Ну, знаете, разговоры на эту тему сейчас в тренде в связи с награждением Светланы Алексиевич. Collapse )

Улицкая, Детство 45-53: а завтра будет счастье

Огромный разрыв между идеей и её воплощением.

Идея: собрать воспоминания детей войны и послевоенного времени и опубликовать - нужная и очень своевременная, скоро некого будет просить рассказать.
Наверное, неплохо то, что воспоминания разобраны по темам (еда, одежда, победа, пленные немцы, смерть Сталина и т.д.) - получается собрание разных воспоминаний-впечатлений об одном и том же, многоголосие.

Collapse )

"Властелин колец". Перевод.

UPD. Большое спасибо вам за ваши мнения. Целью поста было не "набросить" и не развязать "войну кольца"))) Встал вопрос о покупке шикарного издания для семейной библиотеки, с прицелом на будущие поколения (ну и самой перечитывать, конечно), хочется выбрать лучшее.

Здравствуйте!
Уважаемые сообщники, а не знаете ли вы, какой из переводов трилогии считается самым "правильным", каноническим, так сказать?
В детстве читала романы в переводе, который сейчас никак не могу найти.
Заранее спасибо.