September 29th, 2015

тс!
  • anzhani

Валентин Пикуль. Слово и дело.

Вот только честно - вы, если это читали, читали по диагонали? Со словарем? С пометками на полях? Вот только честно...

Для меня это первая книга, когда диагональным методом не прочиталось. Более того, раньше, встречая в тексте незнакомые мне слова, я догадывалась об их понятиях интуитивно. Ну, дураку же понятно!

"Наташа стояла - рука в руку - с князем Иваном, а перед нею складывали дары свадебные: родовые кубки с гербами, фляги золотые, часы разные с музыкой немецкой, квасники и поставцы, борчата порцелена саксонского.. " Что ж тут непонятного?

Но далее я уже впала в ступор, и лезла постоянно в словари. Жмычки, избоина маковая, сулеи с наливками, анкерки с медом, день водосвятия, блестели кирасы, багинеты примкнули, поминали в ектениях, встряхивала роброны, заводил камералии, тянул как курфюр...

А это я еще только начала читать. Вот только-только.

Вот только честно - у вас как с подобным? Пропускаете? Или тоже по словарям за каждым словом ползаете?
Lynx_home

(no subject)

Доброе утро.
Прошу совета. Очень хочется найти автора в духе Иэна Бэнкса и/или Тома Роббинса. Да, разные абсолютно, но оба очень уж нравятся. А где искать - не представляю совершенно. Подсобите кто чем может. Всем тепла! :)

Девушка в поезде.



Из каждой книги можно вынести что-то познавательное. Например, резкий, как удар отверткой в шею триллер "Девушка в поезде" сообщает нам, что в Англии нет санитарно-защитной зоны вдоль железной дороги и вообще принято вдоль путей строить элитное жилье. Каждый любопытный пассажир пригородной лондонской электрички имеет возможность без проблем подсмотреть в окошко кусочек частной жизни своих земляков. Что и делает главная героиня этой остросюжетной книги.
Collapse )

"Звёздные ночи" ("Бабур")

Пиримкул КАДЫРОВ "Звёздные ночи" ("Бабур").
«Месячник узбекской исторической литературы» продолжился у меня биографическим романом Пиримкула Кадырова (1928 – 2010) о знаменитом правителе-поэте, создателе Империи Великих моголов в Индии Захириддине Бабуре (1483 – 1530). Не знаю как в оригинале, на узбекском, а на русском первые несколько изданий (в 1980-83 гг.) выходили под романтическим названием «Звёздные ночи», а следующие – под прозаическим «Бабур».
Хорошая книга об очень неординарном человеке. Потомок великого завоевателя Тимура, родившийся на закате «тимуридского Возрождения», вобрал достижения культуры того периода и продолжил их в своём творчестве. Он не только написал много стихов и прозаическую книгу о своей жизни «Бабур-наме» (которая, кроме всего прочего, является важнейшим историческим источником), но и создал свой алфавит «Хатти Бабури», а также сочинял музыку. В период обострившихся суннитско-шиитских распрей и религиозного фанатизма соблюдал веротерпимость, за что ему, как водится, и доставалось от обеих сторон.
Но… «он хоть и хороший человек, а всё-таки барон», а в данном случае целый султан, а затем падишах. Как говаривал Катон-старший: «Царь – животное плотоядное». Не будешь жрать других – самого съедят. Унаследовав власть в 11 лет, после трагической гибели отца, сразу же вынужден был принимать участие в междоусобных войнах Тимуридов, а затем сражаться против завоевателей – кочевых узбеков. В период постоянных войн благие намерения о просвещённом правлении, развитии наук и искусств остаются благими намерениями. В реальности Бабур ли осаждает Самарканд или Бабура осаждают в Самарканде, простым самаркандцам одинаково плохо. Проиграв войну за родную землю, приходится явиться завоевателем в чужую. А завоеватель всегда завоеватель, несмотря на просвещённость, тем более, что просвещён только он сам, а его беки и нукеры, мягко говоря, не очень. Да и слишком мало времени судьба отвела Бабуру в Индии. Его мечту о просвещённом правлении осуществит только его внук Акбар.
Впрочем и завоеватель завоевателю рознь. Автор явно противопоставляет мягкого и гуманного (насколько завоеватель может позволить себе мягкость и гуманизм) Бабура и беспощадного религиозного фанатика Шейбани-хана.
В одной книге, пусть и немаленькой, такую насыщенную жизнь столь многогранной личности, как Бабур, конечно, подробно не опишешь. Тут надо бы томов шесть, как в «Великом Моурави». Так что приходится пунктиром. Поскольку автор узбек, то бОльшую часть книги он посвятил деятельности Бабура на родине, в Средней Азии, значительно меньше написал про индийский период, и уж совсем мало про афганско-кабульский, хотя по времени он был самый длинный. Однако, пусть событийная канва не вся, но личность Бабура показана превосходно, конечно, без изрядного авторского домысла не обошлось, но всё же здесь, в отличие от многих других исторических деятелей, есть возможность заглянуть во внутренний мир героя, благодаря его стихам и книгам. Вечная тема «поэт и царь» тут раскрывается не в двух героях, а в одном. «То, что происходило, между Алишером Навои и Хусейном Байкарой, у Бабура бушевало в сердце – одном сердце одного и того же человека». Устав от морально тяжёлых государственных забот, Бабур ищет убежища в вине и поэзии. Затем находит в себе силы отказаться от вина, а вот от поэзии отказываться не собирается. Наоборот, хочет передать власть сыну Хумаюну, чтоб посвятить остаток жизни творчеству. Это можно было бы счесть стопроцентным авторским вымыслом, однако, если тут и вымысел, то не авторский – об этом рассказала в своей книге дочь Бабура Гульбадан-бегим.
Интересны и ряд других героев: старшая сестра Бабура Ханзоде-бегим, зодчий Фазлиддин, простой парень Тахир, ставший затем нукером, а потом и начальником личной охраны Бабура, старший сын и наследник Бабура Хумаюн.
А вот к этому совету Бабура сыну не мешает прислушаться и нынешним писателям: «Пиши проще. Ты очень уж стараешься писать изысканно, а из-за этого появляются вычурные, непонятные места. Пиши без нарочитой красивости, чисто и внятно, тогда меньше будет забот и тебе, и тому, кто будет читать…»
поэтесса. Помпеи

дезинфекция книг

Уважаемые сообщники и модераторы!
Так сложилось, что мы с мужем часто посещаем различные заброшенные объекты, в том числе и библиотеки. С обречёнными на умирание книгами. ОЧЕНЬ трудно бывает сохранить равнодушие и не "спасти" хотя бы одну из них.
И отсюда 2 вопроса:
1. Чем можно продезинфицировать такие книги?
2. Чем грозит, если этого не сделать?

DSC_0086.jpg
На фото библиотека заброшенного ПТУ, Тула.

Георгий Зотов. Эль Дьябло

Георгий Зотов. Эль ДьяблоНаверное, о Зотове (буду без Z, ладно?, а то, уж, больно Zемфиру напоминает) я слышал и до этого, но впервые запомнил и отметил для себя после того, как мне порекомендовали его «Москау» в комментариях к отзыву о «Человеке в Высоком замке». Дескать, это тоже альтернативная история с победившим Третьим Рейхом, прочтите, если тема интересна. Самого рекомендованного романа я пока так и не прочёл, но фамилию запомнил, а как только мне в руки попала другая книга автора, «Эль Дьябло», взялся за чтение, о чём ничуть не жалею.

Пока это единственная книга писателя, которую я прочёл. Текст можно разделить на три части: детектив, постмодернистские приключения в мире кино и сборник наполовину эссе наполовину фельетонов о состоянии современной киноиндустрии. Всё это гармонично сведено в единую историю, читается которая легко и с интересом. Не в последнюю очередь виноват в этом замечательный язык, живой, простой, но сочный, богатый на яркие, кинематографичные описания. При этом каждая из трёх, условно определённых мной составляющих книги (есть ещё и авторское деление конструкции романа на три части: cine pornografico, cine patriotero и cine commerciale), написана в своей, отличной от других, стилистике… Всё, остальное прячу под кат, чтобы не испортить случайным спойлером впечатление от романа тем, кто желает его прочесть.
Collapse )