August 2nd, 2015

Гегель Г. В. Ф. Лекции по философии истории


…В 1725 году была издана книга Джамбаттиста Вико «Principi Scienza Nuova», где автор выдвигает теорию смертных цивилизаций, проходящих определённые стадии. Теория чисто умозрительная, основанная на трёхчленном делении: стадий существования – три, систем права – три, систем правления … ну, понятно, сколько. Цивилизации рождаются и умирают, возникают новые, и всему основа – красивая, стройная, геометрически выверенная картина.
…С 1785 по 1791 года выходит сочинение Иоганна Готфрида Гердера «Ideen zur Philosophie der Geschichte der Menschheit». Те же самые идеи, влияние географического фактора на культурный облик, и этот самый облик в качестве основной черты национальной самобытности, то бишь… правильно, «народного духа», как основы национального государства…
…В начале XIX века, во Франции, Анри де Сен-Симон публикует ряд самых различных сочинений, в которых есть место и теории исторического процесса. Здесь стержневая линия – общество, вернее сказать – развитие того, что Маркс позже назовёт «производительными силами», и соответствующего им мировоззрения.
Можно, конечно, говорить бесконечно и о Канте, о Шеллинге, о Фихте, даже о самом Шиллере. Но не они оказали принципиальное влияние на нашу науку.
Наконец, в 1837, через 6 лет после смерти Георга Фридриха Гегеля, издаётся «Vorlesungen über die Philosophie der Geschichte», курс лекций, которые почтенный философ читал в своём родном университете в 20-е гг. Маленький, невзрачный, мрачный человек оказывал огромное влияние на мысль современников, и уже при его жизни студенты университетов продолжали, развивали, критиковали… вспомним хотя бы тему дипломной работы юного Карла Маркса. Его размышления о сути истории также не остались незамеченными.
Конечно, по сравнению с названными философами Гегель не кажется таким уж оригинальным. Но – был целый комплекс идей, которые заставили читателей просто прилипнуть к страницам его сочинения…
История человечества – это процесс развития некого коллективного разума, чувства рационального бытия народа, объединённого в государство. Дух – именно эта абстракция является сердцем теории Гегеля, обозначающее созидательное движение Разума, то, что даёт прогресс и развитие. Исторические факты, процессы, всё движение человечества имеет под собой логическое основание, и абсолютно познаваемо, так как коллективный Разум-Дух не может развиваться вне рамок формальной логики. Это делает историю познаваемой. Это во первых. Во вторых – позволяет выделить разные формы воплощения Духа, высшие формы которого реализуются в государстве. То есть – чтобы понять суть исторического процесса, необходимо изучать политическую историю. Вернее, лучше сказать по другому – именно в ней заключается вся суть истории, государство – идеальное воплощение человеческого бытия, и наиболее полное воплощение Духа.
Почему же так? Это всем известно – процесс осознания собственной свободы, свободы творческого Духа. То есть – атомарность общества, проявление и самовыражения индивида – вот что, в конечном счёте, движет развитие государства, и, следовательно – всей мировой истории. Свобода – ключевое слово.
Для идеологов – идеально, простите за тавтологию. Для историков… Конечно, для своего времени это было интересно, когда наука только-только зарождалась, когда даже понятие «метода» в отношении истории только возникало. Конечно, философам даже в наше время необходимо искать какой-то детерминант, нечто такое, что объяснит движение истории Говорить о Гегеле даже нечего – его мышление не было мышлением историка-учёного, он был философом, со всеми достоинствами и недостатками подобного типа мысли. Во вторых – он являлся сыном своего времени, и стоял на плечах традиции Просвещения и Романтизма, за чьими спинами до сих пор проглядывали столетия провиденцианалисткой историографии Средневековья.
Что до фактической важности лекции, то, я думаю, вы и сами сможете ответить на этот вопрос. Гегель, следуя вслед за Гердером, начинает со стран Востока, с Китая, однако его познания, мягко говоря, оставляют желать лучшего. У него есть концепция, и она услужливо вписывается в тогдашние данные о Востоке – концепцию статичных, застывших цивилизаций, с угасшим Духом, не способных изменяться. Конечно, Гегель уловил слова Вольтера о евроцентризме историографии, но понял это по своему. Европа, Пруссия – вот воплощение Духа, остальным же не хватает чувства нравственности, свободы, видения прекрасного… Тупик, не имеющий будущего… в отличие от Европы.
Так что, безусловно, лекции можно прочитать. Тогда будет понятно само движение мысли, хотя бы в Германии, отчасти к нему присоединялись и Маркс, и Ранке. Однако не стоит ждать от них откровения или ответов на волнующие вопросы, как возник наш мир. Всё это давным-давно устарело.

"Естественная история воображаемого" П. Бетанкур.

Как же я удивилась и восхитилась, прочитав в послесловии, что автор-то книги даже был женат. Интересно было бы посмотреть на быт и общение человека, чья голова настолько переполнена вычурными фантазиями (в 80 % случаев - сексуальными), иронией и умными словами.
Как можно узнать из аннотаций, в этом романе (?) автор подражает-пародирует жанру "Путевых заметок" или "В мире животных". Герой путешествует по выдуманным местам и описывает существ, их населяющих, нравы и быт различных планет и сообществ. На протяжении примерно первой трети описания очень сильно тяготеют именно к тому, чтобы рассказать о том, как спариваются разные виды и об отношениях полов. Но есть несколько линий, где появляется сюжет и какие-то другие эпизоды из жизни на неведомых нам землях и планетах. Так, довольно любопытно и красочно выглядела часть про негропутов (а уж название какое забавное для современного россиянина), этакая военная летопись маленького государства. Запомнилась немного лиричная часть про Царя Медуз (тем более, она небольшая), и Путешествие в безымянную страну. Собственно сами навозники, фигурирующие в названии книги, описаны достаточно смачно и подробно, но уж больно противно (негропуты тоже противные, кстати), хотя чего можно ждать от навозников, само их название как бы предупреждает.
По итогу чтения, могу сказать, что примерно к середине книги начинаешь получать этакое странное удовольствие и наслаждения от погружения в неуемную фантазию автора, и в конце я даже могу сказать, что книга мне понравилась (что неожиданно для меня самой). Восхитительное словотворчество (слегка завидую переводчику) и сквозящая французско-скептичная ирония делают свое дело. Кроме того, местами весьма забавно проводить аналогии с человеческой расой и тем, как обычные люди ведут себя в жизни, с различными стереотипами и ярлыкамии - хотя не уверена, что это было задумано автором.
Пожалуй, можно рекомендовать совершеннолетним любителям языковых экспериментов, ненавязчивого юмора и французской литературы.

Гюнтер Грасс. Луковица памяти.

Своеобразная вещь. Художественно оформленная автобиография: несколько лет из жизни одного мальчика, а потом юноши, пришедшихся на период до, во время и после второй мировой.

Если правильно помню, то стала читать эту книгу, потому что в сообществе было о ней упомянуто в том духе, что она о том, как себя чувствовали немцы в это время. С этой точки зрения книга мне показалась не особенно информативна. Частично это из-за везения Грасса - он столкнулся с настоящими военными действиями только под конец войны. Ну и, если я насколько я поняла, это часть идеи: показать, до чего идиотским образом можно влезть в совершенно неприглядное предприятие, если ничто этому не препятствует. Впрочем, какой-то особо глубокой, раскрывающей глаза рефлексии на тему нацистской пропаганды в книге нет.

С другой стороны - какие, к лешему, политические рефлексии у пацана четырнадцати лет? Он просто делает то, что ему в голову взбредёт под влиянием окружения и всё. Смотрит себе пропагандистское кино про арийцев - военных героев, а про концлагеря и горы трупов там не было. Грасс описывает именно это.

Collapse )
фото

"Солярис" С. Лема как торжество материализма

"А, может быть, именно Солярис — колыбель твоего божественного младенца, — добавил Снаут.
Он всё явственнее улыбался, и тонкие морщинки окружили его глаза.

Может, именно он и является, если встать на твою точку зрения, зародышем Бога отчаяния,
может, его жизненная наивность ещё значительно превышает его разумность,
а всё содержимое наших соляристических библиотек

только большой каталог его младенческих рефлексов"

Солярис

Дочитал сегодня это немного будоражащее научно-фантастическое произведение маститого польского фантаста и мыслителя Станислава Лема. Да, признаюсь я вам, чтение простое и непростое одновременно.



Фабула повесвования весьма проста — главный герой прибывает на планету, которую уже столетие как изучает человечество, и сталкивается с невероятным феноменом: океан, покрывающий большую часть планеты, воспроизводит сущности, которые соответствуют самым сильным привязанностям, страхам, эмоциям и переживаниям человека, а если точнее — неразрешимым этическим проблемам, с которыми человек за свою жизнь столкнулся.

Collapse )

Владимир Жданов. Любовь в жизни Льва Толстого.

Увлеклась историей жизни Льва Николаевича Толстого.
Прочитав книгу о его личной жизни , написанную Ждановым, основываясь на дневниковых записях и письмах.
Книга, которую хочется всегда держать под рукой. Не часто встретишь такой благородный труд, пропитанный уважением к жизни и слабостям людей.
Тяжелые переживания семейной жизни, битва за наследство, разлад и любовь написаны в благородном тоне.
Книга дает ясное представление о причинах семейного разлада.
Читая эту книгу ( уже во второй раз), поймала себя на мысли, что хотелось бы глубже изучить духовный мир Льва и Софии Толстых.
warhall

"Бэтмен. Земля-1. Книга-1". Джефф Джонс и Гэри Фрэнк. 2015

Если мы возьмем рейтинг самых кассовых фильмов всех времен, то становится очевиден коммерческий потенциал историй, основанных на комиксах о супергероях. С таким успехом, которым пользуются эти фильмы сейчас, можно предложить, что индустрия комиксов будет только развиваться в дальнейшем. За те миллиарды долларов, что они приносят обладателям прав, этим бравым парням  просто не дадут уйти на покой. Поэтому авторы будут ломать голову и придумывать все новые истории о Мстителях, Бэтмене и других персонажах даже тогда, когда все возможные вариации сюжетных ходов уже исчерпаны. Как говорил один из моих преподавателей, это не хорошо и не плохо, это факт.

Можно по-разному относиться к этой индустрии. Фильмы и комиксы могут нравиться или не нравиться, но остаться безучастным к факту их существования практически невозможно. Ну, разве что в Северной Корее или еще в каких-то отдаленных уголках света.
Из обширного спектра супергеройских сюжетов, больше всего мне импонирует история о Бэтмене. За это надо поблагодарить режиссера Тима Бертона, снявшего одни из лучших фильмов о человеке в костюме летучей мыши, который по ночам гоняет по готэмско-ньюйоркским подворотням различных бандитов и социопатов.

Находясь в ожидании второго сезона сериала о детстве Брюса Уэйна «Готэм» и выхода на экраны фильма «Бэтмен против Супермена», не так давно прочитал новый комикс о парне в маске, изданный на русском языке «Бэтмен. Земля 1. Книга 1», который создали Джефф Джонс и Гэри Фрэнк. Он как раз являет собой той случай, который я описал выше. Когда линейные истории заканчиваются, авторы начинают переосмысливать образ героя, немного перетасовывая сюжет, называя это другой вселенной. Поэтому и такое название – «Земля 1». И как показывает опыт того же сериала «Готэм», это довольно интересный ход.

Читая новый комикс, меня не покидала мысль, что создатели сериала могли вдохновиться, если не конкретными образами, то точно духом этой истории. И в том и в другом случае дворецкий Альфред –  бывший военный с туманным прошлым. На этом, честно говоря, фактические сходства между сериалом и комиксом заканчиваются, но мне было приятно сопоставлять их, когда читал графический роман. В нем известные по фильмам, мультсериалам и сериалам персонажи предстают иначе, чем мы привыкли их видеть. Легендарный пингвин – Освальд Коблпот - вовсе и не пингвин, комиссар Гордон не все время такой бравый, а его напарник так и вовсе оказывается телезвездой.   Неизменным остается лишь одно. Терзаемый нераскрытой тайной гибели своей семьи, каждую ночь Брюс Уэйн надевает свой навороченный костюм и отправляется на поиски тех, кто нарушает покой жителей Готэма.