July 6th, 2015

Пиотровский М. Б. Южная Аравия в раннее Средневековье. Становление средневекового общества


Пиотровский М.Б. Южная Аравия в раннее средневековье. Становление средневекового общества. М. Наука 1985г. 224 с. твердый переплет, увеличенный формат.
Нынешний директор Эрмитажа – примечательная личность, во всех отношениях. Это второй представитель династии Пиотровских, занимающих эту должность, причём – одарённый не в меньшей степени, чем отец. Не думаю, что стоит напоминать, кто такой Борис Пиотровский – известный археолог и востоковед, общественный деятель, многие годы посвятивший себя науке. Как оказалось, его сын тоже не лыком шит. Конечно, авторитет отца многое мог сделать для продвижения юного Михаила Борисовича, однако даже с ним окончить с отличием отделение арабского языка, а потом устроиться работать переводчиком в арабских странах достаточно тяжело. Эпоха, изучаемая отцом, Михаила не интересовала – его исследовательская мысль устремилась в Средневековье, а пытливый взгляд выхватил особый культурный регион, имеющий богатую и непростую историю – Йемен.
Одна из древних цивилизаций Востока располагалась именно там. Этот регион был изолирован от остального материка пустынями и хребтами Неджда и Хиджаза, однако был открыт всем морским путям. Йемен, в частности город Аден, принимали у себя корабли Индии, Персии, Египта, и служил своеобразным перекрестком культуры между другими цивилизациями, и находился под сильным влиянием их.
Пиотровский, следуя питерской школе арабистики, изучал прежде всего социальные структуры общества. Дело в том, что Йемен сохранил свою структуру вплоть до современности, и это общество – устойчиво, несмотря на многоукладность. Именно складывание общества и описал Пиотровский, пытаясь восстановить его основные черты. Дело совершенно непростое. Йемен образовался на обломках Химйаритского государства, когда в VI веке не самое слабое христианское государство Ближнего Востока (пусть даже и являющееся объектом постоянного «внимания» Аксума и Персии) попросту рухнуло, прекратив своё существование. Летописей и хроник сохранилось всего ничего. Поэтому источниками стали доисламская поэзия, памятные надписи, данные, извлечённые из Корана, хадис, более поздних арабских сочинений, актовые материалы кое какие… Неверный материал, хрупкий, поэтому выводы Пиотровского весьма условны, и являются скорее синтезом немногочисленных сведений о далёком прошлом.
Итак? Да, атрибуты власти сохраняются – есть малик со своей администрацией (кайлей – наместники, военные (mqtv и mhrg), знать (mr’s), административное чиновничество, состоящее из потомков персов (абна’), существуют категории податного населения (ра’ийа). Но в тоже время это общество отнюдь не является полностью огосударствлённым (ещё раз к вопросу о полумифической «восточной деспотии»). В течении многих веков уже существовала форма самоорганизации йеменцов – так называемый ша’б – нечто вроде территориальной общины. Вне всякого сомнения, глава ша’ба являлся также и государственным служилым, но это не меняет факта его общей автономии. Это и стало основной ячейкой общества. По мере того, как с севера проникали арабы-скотоводы, осёдлые жители вступали с ними в особо тесные анклавные отношения. Подобный анклав осёдлого и кочевничего элементов именуется каба’ил, и их сеть является наиболее устойчивой йеменской структурой. Ещё один интересный элемент – город. Он является также одной из форм существования ша’ба, с определённой долей ремесленных и торговых прослоек. Он имел довольно высокую долю самоуправления, что, как правило, редко приписывается «классическому» Востоку, и в нём даже не всегда присутствовал наместник (‘qb).
Таким образом, по описанию Пиотровского, Йемен выходит преинтереснейшей социальной структурой, и в дальнейшем, опять же, по его реконструкции, там сложилась система, отдалённо напоминающая варновый строй Индии. Система невероятна устойчива и живуча, она основана на непосредственных социальных связях, возникших ещё до торжества ислама, и продолжает жить много веков. Возможно, это связано с тем, что Йемен находился в стороне от великих потрясений, сотрясавших Ближний Восток и окрестности, но факт остаётся фактом. Впрочем, Пиотровский вовсе не собирается, как кажется, делать громкие выводы о социальной структуре этого общества. Специфика источников такова, что любая реконструкция прошлого достаточно условна, и делать выводы на таком неверном материале – очень трудно. Поэтому, без сомнения, книгу прочитать стоит, это интересная реконструкция социального через многосоставной источниковедческий анализ. Единственное, что бросается в глаза – это отсутствие концепции по отношению к материалу, в целом же работа заслуживает весьма высокой оценки.

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи

Купила я «Атланта…» несколько лет назад сознательно, прочитав, что это вторая после Библии книга, которая привела к переменам в жизни американцев.
Если первые два тома я читала не без интереса, то третий том буквально домучивала. Каюсь, речь Джона Голта, которую, как утверждает Википедия, Рэнд писала 2 года, при всем уважении к автору, я осилить полностью не смогла. Да и последние страницы просматривала буквально по диагонали. По большому счету, эта книга – антиутопия. К чему придет общество, следуя абсурдному принципу "От каждого по способностям, каждому по потребностям"? Не к золотому веку, а к неминуемой гибели, потому что люди труда не желают плодить иждивенцев, в чем они, безусловно, правы.
Мне понятная и близка идея автора, что люди-созидатели являются солью земли и именно на их плечах зиждется благосостояние любого общества. И мне очень симпатично кредо Джона Голта «Клянусь своей жизнью и любовью к ней, что никогда не буду жить ради другого человека,и никогда не попрошу и не заставлю другого человека жить ради меня».

Все положительные герои очень положительны,  преданы своему делу, они умеют решать проблемы с пользой для себя и для общества в целом, у них есть убеждения, поступиться которыми они не готовы. Отрицательные герои, напротив, картинно отвратительны. В общем, мир поделен на черное и белое – никаких полутонов – кто не с нами, тот против нас. Исключение сделано только для главной героини Дагни Таггерт. Ей позволено быть посередине, она долго пытается сделать сложный выбор, хотя для читателя ее  выбор очевиден с самого начала.
В общем, книга мне по большому счету не понравилась. Даже затрудняюсь сказать, кто из героев вызвал симпатию, какие-то они скучные. И несимпатичная героиня, которая переходит от одного достойного мужчины к другому, еще более достойному, как приз, причем, как я поняла, восхищение у мужчин вызывают отнюдь не женские качества Дагни. Слишком много слов, когда и так уже давно все ясно. Не мое...
Все-таки очень рада, что наконец-то одолела «Атланта…», расстанусь с книгой без малейшего сожаления, место на полке освободится.
Рыжая

Джон Сэндфорд " Зимний убийца " ( Лукас Дэвенпорт - 5 )


В жуткий мороз и метель, тщательно подготовившись и рассчитав время, неизвестный убийца на снегоступах добрался до дома Фрэнка и Клаудии Лакост. Фрэнка, коренного американца, трудившегося охранником, он зарубил топором, школьную учительницу Клаудию застрелил, а вот их юную дочь убил не сразу - причем душегубу требовался не секс, а информация. О некоем снимке, обнаруженном девушкой и предположительно находящемся в доме - снимке, насчет которого Фрэнк хотел поговорить с шерифом, хотя Клаудиа уговаривала его этого не делать во избежание осложнений.
Покончив с Лакостами убийца поджег дом и удалился.
Расследование ведет местная полиция вместе с Лукасом Дэвенпортом, обладающим немалым опытом поиска и поимки самых хитроумных и опасных лиходеев. Городок, в котором разворачиваются события, небольшой, и убийца явно из местных. Но кто?

Нейтральное впечатление.
Collapse )
Рыжая

Юхан Теорин " Санкта - Психо"


Первые страницы увлекают.
Санкта-Психо - это народное название психиатрической клиники святой Патриции, предназначенной для содержания и лечения преступников, признанных невменяемыми. Публика по большей части та еще - всевозможные садисты, маньяки и прочие душегубы. Рядом с клиникой располагается детский сад "Полянка" - это дошкольное учреждение экспериментального типа. Малышня в "Полянке" - это дети пациентов Санкта-Психо. А экспериментельность заключается в том, что по часу в день им дозволяют общаться с родителями, доставляя детишек в лечебницу по подземному коридору. Мол, это общение идет на пользу обеим сторонам - и родителям, и детям.

Главный герой повествования - новый воспитатель "Полянки", молодой мужчина по имени Ян. У Яна за плечами большой опыт работы с детьми, какое-то жуткое происшествие в период работы в детсаду "Рысь" и тайное увлечение написанием мрачных комиксов и некогда популярной певицей, внезапно исчезнувшей как со сцены, так и с радаров поклонников.Collapse )

Помогите найти/вспомнить книгу, пожалуйста!

Рассказ о девочке, которая, будучи подростком (лет 13 может быть) влюбилась в друга семьи, который старше её намного. У девочки этой была старшая сестра, на которой этот мужчина, кажется, через несколько лет женился. Но младшая сестра продолжала его любить. Даже не помню, чем дело кончилось.

Подскажите, что почитать по психологии

Мопед не мой, приятельница просит совета, что можно почитать вот на такую тему:
Фенотипические и поведенческие признаки или проявления и характеристики и их соответствия психологическому портрету. Т. е., есть ли связь, безусловна ли она или нет, между внешним видом человека и его психологическими особенностями. Условно говоря, будет ли человек с расправленными плечами всегда уверенным в себе, а сутулый наоборот и т.п.
Заранее спасибо
Дополнение: нужен научпоп. Скорее всего, психология, может, еще психогенетика или что-то похожее.