May 5th, 2015

Helm
  • aklyon

О работе с онлайн-аудиторией

Уважаемые что-читатели, спросили тут меня следующее:

"Есть ли что полезное почитать о специфике работы ведущего/актера/конферансье с онлайн-аудиторией? Вроде анализа отличий способов удержания зрительского внимания? Поскольку тренду уже порядочно лет, уже может что-то быть? Для дизайнеров такого полно. А вот для актеров? Может, не литература, а, скажем, чей-то блог. И мне кажется, что принципы те же, что и для телеведущего. То есть рассуждения о работе на камеру тоже пойдут, видимо".

Поскольку я, как говорится, совсем не в теме, передаю эти вопросы вам. Заранее спасибо!

Экономика, обществознание

Уважаемые что_читатели, пара вопросов к вам:

1. Порекомендуйте, пожалуйста, интересные книги об экономике. Я знаю, что стоило бы конкретизировать, о чём именно, но интересуют любые направления, лишь бы было действительно увлекательно.

2. Какие есть стоящие учебники по обществознанию?

"Благоволительницы" (Les Bienveillantes) 2006

«Таков закон всего живого, каждый организм, без злого умысла, жаждет жить и плодиться. Палочки Коха, сожравшие легкие Перголези и Пёрселла, Кафки и Чехова, не испытывали к ним неприязни и не желали зла своим хозяевам, но это был закон их выживания и развития. И мы боремся с бациллами с помощью изобретаемых ежедневно медикаментов, без ненависти, тем же способом, только для того, чтобы самим выжить. И все наше существование основывается на убийстве других созданий. Разве хочется умирать животным, которых мы едим, и растениям, насекомым, которых мы истребляем, будь они опасны, как скорпионы или вши, или просто надоедливы, как мухи, наказание человеческое? Кто не убивал мухи, когда ее раздражающее жужжание мешало читать? Это не жестокость, а закон нашей жизни. Мы сильнее других обитателей Земли и распоряжаемся ими по нашему усмотрению: коровы, куры, пшеничные колосья должны нам служить. И совершенно нормально, что друг с другом мы ведем себя таким же образом. Любая человеческая группа стремится истребить тех, кто посягает на ее земли, воду, воздух».

Древние греки, верящие в неизбежное наказание за преступление, были бы немало шокированы, попади они в наше время. Те, кого описывали Гомер и Софокл – люди знавшие, что они сражаются и умирают за великое, пусть даже это великое выдумано драматургами, и связывающие красоту с добродетелью, а пороки с уродством, никогда бы не смогли со своим понятийным аппаратом осмыслить случившееся в двадцатом веке и как оно на нас всех повлияло. Мир, описываемый в «Благоволительницах» Литтелла – это мир, существующий в координатах тотального абсурда. Базис этого абсурда похож на понятные любому человеку не бескультурному коды, только увиденные с другого конца, как через кривое зеркало – с точки зрения офицера СС Максимилиана Ауэ. Почти кафкианские абсурдные диалоги – разговоры об обустройстве лагеря уничтожения, как будто речь идет об обычном государственном предприятии, идея сохранить небольшое количество евреев после войны, чтобы показывать их в специальном зоопарке немецким детям. Оно могло бы сойти даже за пусть и чернейший, но юмор, кабы не печальные обстоятельства.

Collapse )