April 17th, 2015

Стиве Кинг. Возрождение.



  Если вы читаете четыре-пять книг в год, то Возрождение обязательно должно попасть  в эту пятерку для текущего  года. Почему Кинг, почему не более прогрессивная или классическая вещь, не Ницше или например Бодрияр с его симулякрами?

  На ум приходит знаменитая история Генриха Шлимана, немца, но при этом Российского подданного, знаменитого археолога, который в конечном итоге нашел и раскопал Гомеровскую Трою. И даже нашел там клад из золотых предметов. Известно, что он вел раскопки много лет, уезжая и возвращаясь к месту событий. Раскапывая то место, где был город, он, как выяснилось позже, определил примерно десять разных слоев. Считая, что та самая Троя, которая ему нужна, залегает примерно в шестом слое от поверхности, он долгое время рыл землю на приличную глубину, разрушая и засыпая слои верхние. В конце – концов, Шлиман докопался до шестого слоя, в котором нашел клад и определил этот слой, как Гомеровскую Трою. На самом деле, и он это сам потом признал трагической ошибкой, та самая «Гомеровская Троя» находилась гораздо ближе к поверхности - во втором слое, всего в пяти метрах от поверхности, и, копая вглубь, он безвозвратно её уничтожил. А сокровища, как и слой, оказались на 1500 лет старше, чем Гомеровский период.  Так и с литературой. Множество классных книг выходит прямо сейчас, на наших глазах. Потомки будут считать это настоящей классикой начала 21 века, а мы не ценим, и все мусолим без конца Толстоевского и Булгакова с Джойсом. Хотя пример великого археолога показывает, что золото он нашёл все-таки на глубине, а не у поверхности. Хорошо хоть жути какой-нибудь не накопал.

  Возрождение – это 58(!) роман в карьере Стивена Кинга и я вам скажу, что один из лучших. Роман очень многогранный, многожанровый и вбирает в себя все присущие Кингу черты.  Первая треть – это классический роман взросления. Равных Кингу  писателей в этом жанре я не вижу, потягаться с ним в последнее время удалось только Митчеллу с его «Лужком черного лебедя». Мальчик шести лет практически на наших глазах начинает осознавать себя человеком и помаленьку вырастает в бледного юношу-гитариста с обязательной подружкой и длинными волосами. В это время он встречает своего «Пятого персонажа», друга, опору и одновременно проклятие – в город приезжает новый молодой священник. Их жизни скоро пересекутся и больше никогда не распутаются, невидимая связь протянется через года и десятилетия, чтобы закончиться УЖАСНЫМ кошмаром.

  Однако мальчику пока что не до этого и мы проживем целую жизнь с этими двумя людьми. Весь балаганный шоу-бизнес Америки конца 20 века пройдет перед нами. Ярмарки и рок-концерты, религиозные моления и лечение рака наложением рук, с безусловным извлечением кишок без разреза живота и прочей кашпировщиной,  студии звукозаписи для бездарностей и музыканты-героинщики , ничто в общем не укрылось от внимания автора.
Ещё интересная черта романа – он богоборческий и одновременно жизнеутверждающий. Герои всеми силами на себе доказывают, что в этой жизни надеяться не на что, бога нет, или он устал за всем следить. Однако и умирать не хочется, ибо там, за бумажным небом, вполне возможно, дела обстоят  ещё хуже. Есть, в общем, о чем поразмышлять. А пока ездит по штату Мэн, гастролируя по ярмаркам,  полу-колдун полу-алхимик со своим электрическим балаганчиком, а где-то рядом уже повзрослевший мальчик играет на тех же ярмарках на гитаре рок-хиты семидесятых. Скоро они снова встретятся, и… они еще не знают, какая жуть с ними случится.

PS  Хотя это к делу уже не относится, я  заметил, что у Кинга частенько молодые девушки до 30 лет, ВНЕЗАПНО начинают встречаться с мужчинами далеко за пятьдесят. Притом исключительно с известной целью. Молодец Стивен, не унывает и дает нам всем надежду на счастливую старость.
девушка в шляпе

(no subject)

Уважаемые сообщники,
Подскажите, пожалуйста, толковые книги для изучения рун.
Интересует мифология, связанная с ними, всевозможные значения формул, применение в повседневной жизни и гадание. Есть тут спецы по этому направлению? Я потерялась в многочисленной литературе, посоветуйте что-нибудь действительно хорошее.

И как бонус: художественная литература с рунической магией.
В комментариях, пожалуйста, отмечайте: "практика" если речь идет о книгах из первого абзаца и "худ." если речь идет о худ.произведении.

Спасибо огромное!!! и приятных выходных всем!

Люди без паспорта - что это было?

Начала на каком-то сайте читать книгу, потом сайт утеряла. Сайт не "библиотечный", странички "книги" были коричневатые такие. Офлайн эту книгу в то время не смогла найти. Судя по всему, произведение более-менее свежее.
Понять успела не много - судя по всему, произошла опять какая-то человеческая общественная фигня и самое страшное теперь - это чтоб люди узнали твое имя. Помню, мужик (видимо, ГГ) перся через какой-то лес с ноутом, дошел до какого-то лесного укрепленного жилья, где его пускать не хотели, потому что он имя свое назвал. Какие-то камни (или плиты) упоминаются с важными, но неразборчивыми текстами...

Есть у кого ассоциации - что это за книга?

апд
Леонид Каганов "Магия"
спасибо
com_2

Ищу автора и произведение

Я бы хотела одну книгу найти... В 10-ом классе читала. Какой-то огромный роман украинского писателя про любовь русской девушки (или украинки), отправленной на работы в Германию во время ВОВ.  Может, кто помнит?
seeny
  • seeny

голландские негоцианты

Википедия пишет с статье про Голландскую Ост-Индскую компанию: "Деятельность голландских негоциантов в Индонезии отражена во многих произведениях Джозефа Конрада."

Никто не знает, какие именно произведения имеются в виду? Может, кому-то попадались?

п.с. от себя очень рекомендую по теме "Тысяча осеней Якоба де Зута" Дэвида Митчелла.

"Водоворот"

Георгий ГУЛИА "Водоворот".
Георгий Дмитриевич Гулиа (1913 – 1989) советский писатель абхазского происхождения, но писал по-русски. Известен историческими произведениями.
В этом романе, написанном в 1958 году, действие происходит в апреле-мае 1877 года в Абхазии и посвящено довольно малоизвестной странице русско-турецкой войны 1877-78 годов. Сама-то по себе эта война достаточно известна. Её изучают в школах и вузах, про неё написано немало книг. И отношение к ней было практически одинаковое при всех властях – славная и героическая страница нашей истории, освобождение братьев-славян от турецкого ига и всё такое прочее.
Всё это в общем-то правда, но, оказывается, не вся правда. Есть и в истории этой войны белое пятно. О трагических событиях того времени в Абхазии не упоминается ни в школьных, ни (если правильно помню) в вузовских учебниках.
После поражения в Крымской войне России было запрещено иметь военный флот на Чёрном море. В начале 1870-х годов, после падения Второй империи во Франции, Россия денонсировала этот пункт договора и стала создавать флот. Но за несколько лет до начала новой войны с Турцией мало что успела. Так что кавказский берег оказался беззащитен перед турецким десантом.
Протурецки настроенные князья, недовольные освобождением крестьян, развернули агитацию за переселение в Турцию. Их-то в Турции неплохо встречали, давали земельные владения. Но «зачем земли без крепостных?» Вот и уговаривали крестьян отправиться с ними. Кого-то соблазняли, суля «молочные реки и кисельные берега», кто-то ехал из родовой солидарности: «все побежали – и я побежал», а кого-то и силой принуждали, сжигая дома и загоняя на турецкие корабли.
Все эти события и стали «водоворотом», который закружил героев книги. Главные герои – Платон Воуба и Кутат Нанба – по-разному реагируют на вызов времени. Оба они противники переселения, не верят туркам. Но если интеллигент Платон не хочет насилия и пытается действовать словом, то Кутат, как истинный горец, больше доверяет пуле и кинжалу и идёт в абреки. Увы, волну не в силах остановить ни тот, ни другой.
В содержании романа немало интересного. Показано абхазское общество второй половины XIX века – и крестьяне, и дворяне, и зарождающаяся городская интеллигенция, описаны своеобразные абхазские обычаи. Вот слог как-то не очень показался, достаточно примитивный. Может от того, что автор не на родном языке писал.
Ещё покоробила историческая справка помещённая прямо в текст романа. Такие вещи надо бы выносить в предисловие или послесловие. Или автор побоялся, что там могут не прочитать, а если уж в тексте окажется, то никуда не денутся?
Но вообще читать можно. В первую очередь, конечно, тем, кто интересуется кавказской историей.

Про врагов и друзей

Доброго времени суток, уважаемые читатели))
Посоветуйте, пожалуйста, книги, где присутствовал бы такой поворот сюжета - две враждующие стороны в силу каких-либо обстоятельств вынуждены взаимодействовать друг с другом ради общих целей.
Заранее огромное всем спасибо!