February 17th, 2015

Книги. Лучшие книги 21 века по версии BBC

Свеженький, только с огорода, британский рейтинг.

BBC опрашивала известных литературных критиков, включая таких персон как Парул Сехгал (Parul Sehgal) из New York Times, Льва Гроссмана из Time magazine, Тома Бира из Newsday, основательницу проекта Bookslut (Букслат, серьезно!) Джессу Криспин и других уважаемых людей. Просили назвать лучший роман, опубликованный на английском с 1 января 2000 года. Названо было 156 произведений, из наиболее часто упомянутых был создан этот топ12.

12. Джеффри Евгенидис. Средний пол. 2002
11. Зэди Смит. Белые зубы. 2000
10. Чимаманда Нгози Адичи. Половина желтого солнца. 2006

9. Иэн Макьюэн. Искупление. 2001
8. Бен Фонтейн. Billy Lynn's Long Halftime Walk. (Не возьмусь перевести название, а на русский роман пока не переводили, ха). 2012
7. Дженифер Иган. Визит из банды хулиганов. 2010. Дали Пулитцера за
"за изобретательное исследование темы взросления и старения в эпоху цифровых технологий и стремительно изменяющейся культуры", тоже перевод не вижу.
6. Майкл Шейбон (так в Википедии, а еще он Чабон). Невероятные приключения Кавалера и Клея. 2000
5. Джонатан Франзен. Поправки. 2001

4. Мерилин Робинсон. Гилеад. 2004
3. Хилари Мэнтел. Волчий зал. 2009
2. Эдвард П. Джонс. Изведанный мир. 2003
Эн се оскар гоус ту....
1. Хунот Диас. Короткая и удивительная жизнь Оскара Уао. 2007.

Этого Уао уши торчат из каждого второго рейтинга. Расталкиваю локтями очередь, вписываю в ридлист на первое место.

И кстати, в рейтинге никакой Донны Тартт.

И зачем они в рейтинг 21 века вписали целый 2000й год, не имеющий к этому веку никакого отношения, не ведомо, лирик физику не уважает все равно.

Романтика и не очень

Доброго всем дня)
Посоветуйте, пожалуйста, книги:
1) в которых главный или один из главных героев - замкнутый, властный мужчина средних лет, не красавец, имеющий вес в обществе, - неожиданно для себя влюбляется в девушку. Не обязательно им должно мешать что-то грандиозное, но перед ним возникает задача "как ее получить/жениться/т.п." Т.е. герой добивается героини, а не наоборот. Собственно получит он ее в конце или нет, не важно.
В качестве его "любви" хочется видеть адекватную героиню, хотя подойдет и "нежная фийялка", главное - не стерва/авантюристка.
Время действия - прошлое/будущее/сильно альтернативное настоящее. Жанр - все, кроме детектива и ЛР (хотя если последний хорош, то можно :) ).
Идеальный пример - "Собор" Гюго и "Айвенго" Скотта.
Не подходят (и все прочитаны) - "Джейн Эйр" Бронте, "Гордость и предубеждение" Остин, "Дамское счастье" Золя, "Анжелика" Голон.

2) в которых над ГГ проводят опыт/эксперимент (лучше не добровольный) по получению им некой сверхспособности или превращению в не совсем человека (как вариант - киборга). ГГ хочется видеть женского полу, т.е. история может идти от лица мужчины, но "подопытная" героиня будет занимать в сюжете не последнее место.
Желательно поменьше рефлексии и побольше действия и пользования полученными способностями. Без вампиров/оборотней/зомби/магии. Все остальное вариативно.
Идеальный пример (хотя не про опыты) - "Vita Nostra" Дяченко и еще пара YA'та.

Атлант

Добрый день.

Пару лет назад по напором знакомых прочитала "Атлант расправил плечи". Не оценила совершенно. Если честно, вообще не поняла, как могут эти идеи показаться новаторскими или удивительными (хвалили именно в таком ключе) кому-то, кто закончил среднюю школу. Но в течение этих лет продолжаю слышать praise after praise. И вот начинаю переживать: может, я всё-таки чего-то не понимаю? Почему такое количество образованных людей восторгаются содержанием?

Так вот, к чему это я. Может, кто-нибудь посоветует какую-нибудь критику, комментарии и т.п. к философии Рэнд и Атланту в частности (на русс или англ)? Или даже пытаться не стоит?

Спасибо!
  • ndoktor

рекомендую почитать

     Хочу рассказать о замечательной книге прекрасного человека Исаака Моисеевича Фильштинского (1919-2014). О нем можно почитать в Википедии. Это книга лагерных рассказов "Мы шагаем под конвоем" есть во Флибусте, например. Рассказы не похожи ни на Шаламовские ни на Солженицинские, хотя они о лагере. Я бы сказала, что они  все о стержне, который остается с человеком в зависимости от того, на сколько он крепко в человека вставлен. Все идет вокруг анализа  моральных проблем, которые надо решать ежесекундно в столь суровых условиях  лагеря. Мне посчастливилось быть соседкой автора почти всю сознательную жизнь. Он был совершенно замечательным человеком, каких мало. Очень рекомендую прочитать короткое предисловие.
Потом  уже и не оторветесь. Книга написана очень легко. Читается на одном дыхании и очень многому учит. Могу еще упомянуть, что в лагере автор познакомился с Григорием Померанцем и дружил потом с ним всю жизнь.
К сожалению писать рецензий не умею, но не написать об этой замечательной книге просто нельзя. Книга посвящена жене автора  -  замечательной Анне Соломоновне Рапопорт. Последнее, третье издание, вышло с ее предисловием уже после ее смерти и даже после смерти автора.

Мариенгоф, роман "Циники"

           Прочитав две книги воспоминаний Мариенгофа, не испытывал острого желания продолжать знакомство  с его творчеством, но восторженные отзывы о «Циниках» внесли смуту в мои планы, а крошечный объём романа стал последней каплей: как говорят жертвы рекламы – «пришлось прочитать». Не могу сказать, что «Циники»  прибавили что-то принципиально новое к уже сформировавшемуся отношению к Мариенгофу: это мастер эпизода, его язык изящен, образы и ассоциации оригинальны, но они стали для автора чуть ли не самоцелью. Как если бы отделке рамки художник уделил больше внимания, чем самой картине.  Есть разум, но нет сердца, нет тепла. Выставка маленьких, тщательно выточенных ледяных фигурок, расставленных в стылом, нежилом  помещении, в котором бродят холоднокровные человекоподобные существа. Бобок на новый лад: там тела умерли, а души ещё трепыхались, здесь же души мертвы, а тела ещё шевелятся, конвульсируют. И не потому, что «время такое». Фактором, определяющим поведение персонажей романа, стала их внутренняя червоточина, а нэпманская Россия только придала её проявлениям конкретные формы.
           Почитатели у Мариенгофа есть, и в этом нет ничего удивительного, но я себя к ним причислить не могу даже после Циников. Клип в прозе - стилистически привлекателен, фрагментами его можно любоваться, но...   как будто причудливо выточенная ледышка из дистиллированной воды растаяла во рту – ни вкуса, ни запаха, только память о том, какой она была красивой. И холодок.
---

О кулинарии с любовью...

Здравствуйте!
Обращаюсь за помощью: прошу порекомендовать кулинарные книги. Очень понравилась "Лобио, сациви, хачапури, или Грузия со вкусом" Тинатин Мжаванадзе. Хочу что-нибудь в таком стиле - и красиво (приятно держать в руках), и интересно написано (обожаю семейные истории, фото), и доступно (по крайней мере. многое можно приготовить). Читала Похлебкина, а еще Антона табакова (это проще, конечно). В кулинарии я особо не сведуща, литературы много, не хочется бросать деньги на ветер. Смотрю в сторону Высоцкой, Оливера...
Спасибо всем, кто ответит!