February 4th, 2015

Ищу религиоведческую литературу

В Гугле меня не забанили, но находила, в основном, краткие статьи, где освещалось не все, что мне интересно.
Интересует православный похоронный обряд: какие молитвы читают, какие ритуальные действия совершают, какие отголоски язычества в обряде (мытье полов, блюдце , ложка и угощение в подарок первому встречному и др.) Разумеется, все это интересует с научной, а не богословской точки зрения.
Так же интересуют исследования на тему апокалипсиса: Христос и Антихрист, всадники, Армагедон, роль дьявола и демонов во всем этом действе.
А если кто-нибудь поделиться текстом католической заупокойной молитвы (той, где прах к праху) и переводом, то, вообще, замечательно.
Буду рада, как книгам, так и статьям и ссылкам. Заранее спасибо.
волчица и пряности

(no subject)

Доброго времени!

Посоветуйте, пожалуйста, книги, в которых описаны масштабные средневековые сражения. Можно фэнтези, но без магии, боевых слонопотамов и отрядов летучих обезьян. Желательно также - без применения огнестрельного оружия.

(Камшу советовать не надо :))

Спасибо!
кое-что просто есть

Стесненные обстоятельства

посоветуйте пож-та книги про семьи, попавшие в стесненные обстоятельства, но не теряющие присутствия духа. Вроде семьи из фильма/книги  Чарли и шоколадная фабрика, Кровь цветов Аниты Амирезвани, Поваренная книга бедняка Осты Холт и тому подобного. Время- 19-20 век. Если в конце случится хэппиэнд, будет совсем хорошо. Спасибо!

Найти бы книгу

Дорогие читающие!

Помогите, пожалуйста, найти книгу по обрывочным детским воспоминаниям.

Это, как мне кажется, были 2 повести в одной книге. Книга, как почему-то запомнилось, не то эстонского, не то скандинавского автора.

Повесть 1:
Что-то про путешествия канцелярских приборов (карандашей, ручек, резинок), а может быть, и маленьких игрушек, по письменному столу или комнате. Очень интересно было, с деталями, которые взрослому человеку обычно не заметны.

Повесть 2:
Путешествия кого-то (кто главный герой - убей, не помню!) по стране, где все-все-все съедобное. Мармеладные берега, молочные реки, шоколадные дома. Все вкусное-превкусное, но больше деталей, к сожалению не помню. Только детский восторг :)

Спасибо большое заранее!

Апд: Спасибо большое всем за помощь! Книга найдена, вот она! Очень-очень рекомендую, и взрослым, и особенно деткам!

Приключения в Кукарекии и на острове Сладкая Отрада

Robert_Vajdlo__Priklyucheniya_v_Kukarekii_i_na_ostrove_Sladkaya_Otrada

Щегол, Тартт

Да простят меня официальные рецензенты, но вопреки заявленной аннотации, имею твёрдое мнение, что книга не о силе искусства.
Да, сюжет построени вокруг искусства, тема эта красной, почти кровавой (а может и не "почти" даже, а по-настоящему кровавой) нитью пронизывает весь роман.
Только роман о другом. Я бы даже многослойным его не назвала. Так много в нем бесприютной, подростковой, щемящей тоски, что так или иначе она остается самой главной и центральной частью романа. Честно, иногда читать было так тошно, что хотелось закрыть и не открывать больше никогда.
Не раз, пока читала, сравнивала "Щегла" с книгой "Жутко громко и запредельно близко", Фоера. И первое, что мне пришло в голову - как много, оказывается, в книге Фоера было О ЛЮБВИ. И как много НЕЛЮБВИ в книге Тартт. Знаете, бывают такие, очень грустные книги о страшном, с очень жизнеутверждающим эффектом для психики. А книга Тартт - с точностью до наоборот. Вроде бы и хэппи энд, а жить не хочется.
Трудная книга. Не в том смысле, что язык сложен или написана мудрено. Написана, кстати сказать, посредственно.
Трудный эмоциональный фон. Как яростный, хлещущий ливень. Как острая, приступами боль. Некоторые минуты затищья, мнимого - в описаниях антикварной лавки, Нью-Йорка, рождественского Амстердама, коротких искуствоведческих отступлениях. Но очевидно, что оптимизм - не сильная сторона автора.
У меня остались, в итоге, противоречивые чувства. Нет однозначного ответа, понравилось или нет.
Страшно, потому что книга, на самом деле, очень живая - об истории, которая происходит каждый день, рядом, здесь и сегодня (если выкинуть всю эту фантасмагорию с голландским полотном).
Книга важна, так как в ней много о дефиците тепла, одиночестве, неумелых попытках выкарабкаться, замещать утраты. Это книга о том, как пусты, на самом деле, официальные институты, как эгоистичны взрослые по отношению к детям, как трусливы мы бываем и как ничтожны. И как иногда, в минуты самого большого отчаяния, доброе, светлое, вечное - поднимает в нас голову. На том стоит мир. И на том, мне показалось, зиждется успех "Щегла".
Об авторе могу сказать одно - местами вымученно, рассказчик из нее неважный, честно говоря, некоторые моменты прописаны очень глубоко, некоторые - нелепо, видно, что автор не до конца владеет вопросом. У автора явные проблемы с временными рамками, ибо в попытках описать события в ретроперспективе она забывает убирать приметы сегодняшней действительности (как если бы вы подделывали средневековые гравюры и вписали автоматически в композицию мобильник в руках у рыцаря). Образ то ли русского, то ли украинца (так и неясно), опять же, традиционно карикатурен у американского автора, утрирован, местами смешон.
Но все это фиксируешь боком сознания. Для меня главное, что задело за живое в книге - это тема болезненной утраты, наркозависимости (прописано очень детально, подробно, много, со знанием дела), трусливого нежелания ответственности взрослых перед детьми и одиночество героя (кому из нас оно незнакомо?).
Наверное, этим и цепляет Тартт, тем, что написала о каждом из нас, затронула очень актуальные личные и социальные проблемы. Причем, я много видела в отзывах, что книга об "американской действительности". Не соглашусь. Книга о повсеместно больном социуме, которому только и осталось, что искать утешения в чипэнддейловских столиках и прозрачных, возвышенных, чистых полотнах великих мастеров.
reading avatara

Бродский голосом Бродского

Поэзия этого человека великолепна. А пробовали ли Вы слушать ее в исполнении автора? После знакомства со стихотворениями в исполнении других людей, после знакомства со стихотворениями с листа голос и манера чтения Иосифа Бродского могут стать неожиданностью. Если у Вас есть возможность включить в дороге аудиокнигу: в машине ли, в автобусе ли, - сделайте это зимним вечером по дороге домой. С хлопьями снега или слякотью за окнами это англосаксонское "р", эти растягиваемые местами гласные и даже слова (прямо берутся и целые слова растягиваются как будто, резко, кратко, но именно растягиваются) попадает в резонанс с ощущением пасмурного стона непогоды. То тут то там строчки отчетливо рубятся не по рифме - по эмоции, по объему выдыхаемого воздуха. Одним словом, Бродский голосом Бродского может Вас удивить. Попробуйте - стоящее смешанное ощущение.
время не ждет

Эльчин Сафарли. Розовые сопли или язык сердца?

Эльчин Сафарли "Сладкая соль Босфора" и "Рецепты счастья" - две мои любимые книги у этого автора.

В последней есть все, что мне нравится: кулинария, история похудения, написанная художественным языком (кстати, описан один из самых действенных и приятных методов), один из моих любимых городов - Стамбул и про любовь на языке сердца, чувств и эмоций.

А вообще, у меня к его книгам странное отношение. Как и у многих, судя по отзывам.

Иногда мне кажется, что в них переизбыток розовых соплей, клетчатых пледов, приторных чувств.

Иногда мне кажется, что каким-то образом автор залез мне в голову и транслирует мои мысли на бумагу.

А иногда я просто наслаждаюсь нарисованными картинами: города, вкусного блюда, отношений, любви.

Автор пишет о любви, чувствах и пишет на языке не разума, а эмоций, сердца. Здесь очень трудно удержаться на грани и не скатиться в пошлость и приторность. Иногда Сафарли это удается.

А ещё он удивительно описал Стамбул. Я сначала там побывала, а потом прочитала о нем у Сафарли. Именно в части Стамбула мне кажется, что автор прочитал мои мысли. Я увидела Стамбул именно таким: двойственным, щемяще-прекрасным, притягательным, суровым, суетливым и хитрым. И жестоким, порой.