December 2nd, 2014

Себастьян Жапризо. Дама в очках и с ружьем в автомобиле

big


Прекрасный детектив, который я недавно перечитала. У Жапризо в книгах всегда интересные сюжеты, в которых не угадаешь, а кто же преступник, до самого конца. Нет, порой вроде и догадываешься, а потом оказывается, что ты ошибаешься, преступник тот, на кого и не думаешь.
Такие детективы читать всегда интересно.
В Даме… не сказать, чтобы необычный сюжет, что тут необычного –в любые времена подставляли и подставляют людей, которые по наивности или неопытности попадаются в сети подлецов и преступников. Ну, это реальность, куда ж от нее денешься, увы.
Но сюжет в книге закручен так, что поневоле начинаешь сомневаться в том, а может, и в самом деле Дама сама что-то забыла?
Даниель Лонго, милая безобидная барышня, служащая в офисе, получает задание от своего шефа на выполнение большого объема работы. Но за эту работу она получит деньги, почему бы не согласиться, да заодно и начальству усердие и прилежание покажет, а это завсегда не лишне.
Вот с этого момента и начинаются все неприятности в жизни Дани.
Нет, не сказать, чтобы жизнь ее была безоблачна и счастлива – скорее наоборот. Дани была одинока, и, эх и ох, завистлива к более удачно живущим знакомым.
С другой стороны, ну и что такого, что завидовала и расстраивалась, что у нее нет того, что у других есть? Подлости она никому не делала.
А так практически все мы кому-то в чем-то завидуем. Правда, порой не признаемся себе в этом чувстве, и гордо говорим – зависть – мне незнакомо это чувство, или еще вот – завидую белой завистью. Да хоть фиолетовой завистью! – смысл от этого не меняется.
Собственно, вот на таких вот людей, как героиня детектива, и сваливаются неприятности. Наверно, просто потому, что если человек мил, застенчив, нерешителен, всегда найдется кто-то, кто захочет его как-то обмануть, объегорить, надеясь, что уж с этим вот человеком все удастся, и все с рук сойдет.
Правда, есть такое выражение, что в минуту опасности и заяц становится похожим на льва, в смысле, будет обороняться до последнего.
Collapse )
музыко

Пятьдесят оттенков пошлости.

50 оттенков пошлости_4

« Блуди, гуляй, коль хватит сил,
И летом, и зимой студеной,
Но помни, что б ты ни творил:
Нет дурня хуже, чем влюбленный.
Страсть оглупляла Соломона,
Из-за нее ослеп Самсон,
В обман Далилою введенный.
Счастливец тот, кто не влюблен!
»

Франсуа Вийон «Двойная баллада»

«Дурные книги – умственная отрава, разрушающая дух. И поскольку большинство людей, вместо того чтобы читать лучшее из созданного в разные времена, ограничивается чтением „последних новинок“, то писатели ограничиваются узким кругом модных идей, а публика с каждым разом все глубже и глубже увязает в своей собственной грязи».

Мысль Шопенгауэра в изложении Энрике Вилла-Матаса «Бартлби и компания».

Шумиха, сопровождающая творение британского автора – Эрики Джеймс Леонард, подвигла меня на то, чтобы самолично ознакомиться с её произведениями, вернее, одним произведением, но в нескольких частях. Поскольку лично для себя я никогда не считал возможным выносить какое-либо суждение, не прочитав книги, и для меня позиция “не читал, но осуждаю”, в последнее время, к сожалению, встречающаяся всё чаще и характеризующая человека упёртого, недалёкого и фанатично-безмозглого, неприемлема в принципе. Поэтому, извините, но я действительно прочитал «50 оттенков серого» со всеми продолжениями целиком…

Collapse )
megane
  • nihon81

Югетт Бушардо. Обман зрения



Huguette Bouchardeau. Faute de regard
Нашла эту книгу на полке у любимого. С автором этим не знакома, роман небольшой, решила попробовать и не пожалела. Изящный язык, много определений, читается легко, увлекает.
Роман о двух влюбленных: Сара считает себя уродиной, а Рафаэль - красавец, но слепой. Она добра и умна, но всю жизнь главное её желание - быть красивой и любимой, она считает, что два эти понятия неотделимы друг от друга, и для слепого можно попробовать создать образ красивой и востребованной женщины. Есть ли шанс у этой любви?
Collapse )

Рождество и красный кардинал

Прочитала роман Фэнни Флэгг "Рождество и красный кардинал".
Друзья, советую всем этот тёплый роман! Такая книга оставляет столько доброго на душе! Читаешь и понимаешь, что теперь ты веришь в чудеса.
Главная героиня книги - маленькая девочка Пэтси. Она самый настоящий борец. От рождения девочка инвалид. Но это маленькое создание так стойко переносит все тяготы жизни: никогда не плачет, никогда не жалуется... Её лучший друг - птичка красный кардинал по имени Джек. Когда маленькая Пэтси оказывается в больнице, то только воля к жизни и мечта о встрече с другом дают ей силы.
Девочка постоянно повторяет, что всё, чего ты сильно-сильно хочешь, обязательно сбудется! Ну как в это не поверить?

Теперь я жду Новый год. Я загадаю желание. И я точно знаю, что оно сбудется!

Ищу книгу

Книга о мире где земляне освоили путешествия в космос, используя артефакты оставленные давно исчезнувшей расой(космические корабли, станции и т.д.). Главный герой ходит к компьютеру-психологу, помню что он путешествовал по разным планетах, на одной из них еще люди после смерти заново перерождались в тех же телах ничего не помня о прошлой жизни. Там его приняли за одного из них, за что то арестовали, арест заключался в том что человека ложили во что то вроде каменного гроба с отверстием для воздуха и подачи еды, там человек лежит пока не умрет и не переродится. Но гг само собой сбегает. Ближе к концу он вроде узнает почему пропала другая раса от которой остались все развитые технологии. Ну и в конце оказывается что эта раса спряталась от чего то в черной дыре. К сожалению больше ничего не помню из этой книги.
Юля

"Ильгет", роман Александра Григоренко

«Йонесси – Древо, на котором стоит мир»

Река как древо жизни – и жизнь как Река - центральные метафоры книги Александра Григоренко. Слова «русло», «течение», «берег» употребляются в переносном значении едва ли не чаще, чем в прямом. «…Показалось, что жизнь его не просто сделала изгиб, но переменила русло и течет непонятно куда». «Он искал в памяти тот день, когда жизнь изменила русло». «Были безбрежные реки людей… и что я значил, капля этих рек?»

Поиск своей реки, своего берега – места, судьбой назначенного человеку, - один из сюжетообразующих мотивов романа: «Ибо так задуман мир, что не бывает человека без своей реки. Она предназначена ему по праву рождения». На Древе Йонесси стоит мир, населенный людьми и духами. С рекой-«Древом» связаны и основные сюжетные повороты романа, и образ человека, странствующего в поисках своих корней, и настойчиво повторяющееся сравнение жизни с рыбацкой сетью, которую нужно перебрать ячейку за ячейкой: «Жизнь спутанной сетью лежит у моих колен…» «Он… начал перебирать прожитое, как запутанную сеть, чтобы отыскать день, когда сломалась его жизнь». Своё «гнездо на Древе» ищет Ильгет; «встряхнуть Древо», чтобы восстановить нарушенный миропорядок, собирается Ябто; гнёзда с ветвей Древа сметает человек, разбудивший Кровавое Небо, - Чингисхан. Символический образ реки, на которой стоит мир, вновь возникает в финале романа, когда ветер судьбы уже отбросил Ильгета бесконечно далеко от Йонесси: «Моя маленькая река течёт через весь мир. Я вижу степи, горы, пустыни, другие озёра и реки, но точно знаю, что странствую по ее берегам». Вера в свою реку – то единственное, что остаётся у героя, утратившего всё, даже страх смерти.

«Моя судьба уместилась в три имени»

Вэнга – Собачье Ухо, Ильгет – Человек Земли, Сэвси-Хаси - Слепой-и-Глухой. Имена – этапы жизни главного героя; связь их с судьбой отмечена уже в названии романа. Найдёныш – приёмный сын – раб – предводитель племени – снова раб и нищий на улицах Самарканда, города, куда принёс Ильгета ветер судьбы. Сами слова «судьба», «участь» встречаются на многих страницах книги. «Сила и разум не живут в человеке, они приходят к нему, как гости, когда участь позовет их». «Разум соединял мою участь, как осколки глиняного сосуда». «Приручить судьбу», узнать, «как она выглядит», задумал Ябто. Вера в свою судьбу – единственное, что есть у Ильгета, решившего идти навстречу врагу, чтобы найти свою реку. Своих детей Ильгет собирается научить главной мудрости, которую, по его словам, «дала ему участь»: имея своё, никогда не желай большего. Попытка разгадать замысел судьбы – главная цель героя, который обрёл всё – и всё потерял. «Зачем?», «для чего?» – те вопросы, которые он непрестанно задаёт себе и другим. «Я хотел знать, для чего она была, моя нерадостная жизнь». «Во мне билось: «Кто ты – всё дал и отнял?» «Зачем?» - старик Кукла Человека, над которым судьба подшутила, даровав бессмертие, тоже задает этот вопрос: «Всякий дар для чего-то, а мой для чего?»

«Все пути пересекаются… у людей, у духов»

Книга напоминает густой бульон; текст насыщен до предела: и событийно, и метафорически, и философски. Здесь все приметы магического реализма: чудеса, большие и маленькие, соседствуют с бытом, с реальностью, подчас жестокой. Фантазия автора создаёт сюжеты мифологические: здесь и история о племени, потерявшем огонь, и «большой аргиш» - уход мертвых с земли, которую суждено навсегда оставить живым, и бессмертие Куклы Человека – именно он заставит Вэнгу-Заморыша бежать от отца, сделавшего его рабом, а в финале объяснит герою смысл его третьего имени – «Слепой-и-Глухой». К мифологии отсылает и один из самых драматичных эпизодов книги - искалеченная мужем женщина, спасённая волком-вожаком, превращается в волчицу, чтобы насытить свою месть кровью обидчика.

Человеком, по мысли героев «Ильгета», управляет демон, сидящий у него между лопатками: он толкает вперёд, даёт совет или молчит, не зная, что ответить. Вера в сверхъестественное – неотъемлемая часть сознания героев романа: чудеса не воспринимаются ими – а вслед за тем и читателем – как нечто из ряда вон выходящее, а магические ритуалы осознаются как жизненная необходимость. Обиженной людьми Матери Огня нужно принести в жертву человека – без этого племя ждёт неминуемая гибель. Съеденное победителем сердце врага даст его силу и мужество – тем более, если это был сонинг - раб, шедший на бой без оружия. В мире, созданном автором, внезапное обретение или утрата дара не удивляют человека. Так, просоленное ядро, позволяющее видеть умерших, возвращает Ильгету людей прошлого, даёт возможность говорить с ними – и он, не изумляясь чуду, пользуется этой возможностью. Прислонясь к просоленному ядру, говорит он и с тем, кто в тексте зовётся просто «Он», с человеком, задумавшим стать хозяином мира, - Чингисханом.

« - Ты – пламя гнева?

- Да, я пламя…»

Диалог – наяву или во сне - «маленького человека» с могущественным и жестоким правителем (или тем, кто хочет им быть), попытка осмыслить логику всепоглощающей жестокости – мотив, уже знакомый в русской литературе (Пугачёв – Гринёв у Пушкина, Сталин - Зыбин в  «Факультете…» Домбровского, Пилат – Иешуа у Булгакова). В романе Григоренко подобный разговор ведут нищий Ильгет (теперь – Ильхан, «князь», так его насмешливо называют горожане) и «хозяин мира» Чингисхан. Неожиданно для себя Ильгет узнаёт в собеседнике Ябто, своего приёмного отца. Так в роман входит ещё один знакомый русской литературе мотив – двойничества.

Ябто, предводитель отряда «обиженных», воюет за такой мир, в котором «лучшие не умирают вместо худших», «всякая вещь лежит на своём месте». И Чингисханом, обиженным судьбой и людьми, у Григоренко движет идея перекроить мир согласно собственным представлениям о справедливости и порядке:  «Выбравшись из ямы, я не затаил ни капли зла на людей. Я решил помочь им, задумал исправить корень их жизни и ради этого поднял степь». Глядя на Чингисхана, Ильгет вдруг видит перед собой человека, совсем не похожего на бога: «Так же, как Ябто, он боялся судьбы, всего, что не приручено, что живёт само по себе».

Страх перед неведомой силой – и жалость к поверженному божеству, поиск истины – и крушение обретённого мира, попытка преодолеть Пустоту – и новые мучительные вопросы Мирозданию. Таков он, путь Ильгета. «И кто виноват в том,  что мир оказался не таким, как мы думали, что повелевает в нём сила, которой мы не знаем?»