November 18th, 2014

(no subject)

Вот тут пишут про новую книгу Харлана Кобена, а я у него читала только "Не говори никому" - весьма захватывающий, помню, триллер. Какие из его книг еще посоветуете прочесть, кроме последней?
  • genzu

Кулинарная книга в подарок

Добрый день, уважаемые любители книг
Посоветуйте, пожалуйста, кулинарную книгу в подарок малоготовящей подруге. Такую, чтобы стала бесценной помощницей - универсальную, качественную и без фуа-гры, если вы понимаете, о чем я.
Пока из рассмотренных:
- отсекла многочисленные Д. Оливера, говорят там много картинок и мало достуных нам изысканных продуктов;
- Сталик. Смущает узкая восточная направленность, во всяком случае судя по названиям, сплошные казаны да бараны (слабо вижу Аньку, колдующей шурпу);
- Джулия Чайлд. Как будто то, что надо, но мне бы мнений побольше.
В книжном магазине кулинарных книг много, но что-то я растерялась, помогите, друзья.

andrenalin.ru
  • m_fans

"История Крыма"

икКнига произвела приятное впечатление легкостью изложения и уважительным отношением к читателю - человек, который берет в руки "историю", как предполагается, базовыми знаниями располагает. А о Крыме мы знаем мало. И то, насколько мало, становится ясно из этой компактной книжки. Первые главы - всего их почему-то 13 - погружают нас в древность: "На эллинско-варварском пограничье", "Северный форпост Византийской империи", "Между крестом и полумесяцем". Все это разные периоды - каждый по несколько веков в истории Крыма.

Потом идут исторические очерки (именно так можно определить жанр книги), которые условно можно разделить по направлениям "Крым рядом с Россией" и "Крым в России". Все это интересно. Глава "Крах проекта Готенланд", раскрывающая планы немцев относительно Крыма в период Великой отечественной, читается вообще на одном дыхании. Нацисты считали Крым прародиной "истиных арийцев". Автор этой главы - любимый многими историк Алексей Исаев.
Collapse )
Гудмундсдоттир
  • mumlaaa

Леонард Млодинов "Радуга Фейнмана"

фото блогКнигу "Радуга Фейнмана. Поиск красоты в физике и в жизни" приобрел брат, а я же, польстившись на интересную обложку и интригующее название, нагло её отняла. Сама я не особо "технарь", но из школьного курса что-то в голове отложилось. Как пишет сам автор: "И я понял: если кто и может мне помочь преодолеть творческую засуху, так это мой кумир Фейнман. Его тексты разбудили во мне интерес к физике, а теперь вот судьба привела меня к нему на факультет - буквально в нескольких дверях от него самого. Нужно было просто пройти пару шагов и постучать. <...> Даже живые легенды - не недосягаемы. Вот так Фейнман, презиравший психологию еще сильнее философии, вскоре стал моим главным советчиком и в философии, и в научном сознании".

Книга, по сути, не столько о физике, сколько о жизни Ричарда Фейнмана. Жизнь свела их на заре научной карьеры одного и на закате другого. Встреча оказалась судьбоносной. Млодинов нашел наставника, Фейнман нашёл слушателя. Не то чтобы у него был в них недостаток. У лауреата Нобелевской премии, ага. Но это не обычное журналистское расследование, не интервью. Это беседы физика с физиком, это рассказ о буднях и праздниках Калифорнийского технологического института, попросту - Калтеха, о других великих ученых, о вдохновении. О развоговарах в коридорах и курилках, о великих открытиях и повседневности. В начале книги заметила, что давно не сталкивалась с таким обилием научной терминологии, но поняла, что это с непривычки, давно не держала в руках не художественной литературы. Итог: не бойтесь, что это будет учебником физики или скучной биографией. Это отдельная веха истории физики, весьма незаурядно и интересно представленная человеком, напрямую причастным к описываемому.

"Обитель" Захара Прилепина

Прочитал "Обитель" Захара Прилепина. Неожиданно быстро (700 страниц всё-таки) и с большим интересом. Понравилось. Хоть и чуть меньше "Санкьи" и "Греха". Прекрасно написанный роман о лаборатории по производству нового человека в Соловецком лагере особого назначения. В какой-то момент показалось, что Захару ближе не Солженицын или Шаламов, а "Зона" Довлатова, где охранников и заключённых можно поменять местами и особенно ничего не изменится. В этом смысле книга рифмуется с "Эффектом Люцифера" Зимбардо, автора Стэнфордского тюремного эксперимента. При определённых условиях, любой, самый замечательный и развитый человек в одночасье может превратиться в мерзавца и негодяя. Героев немного. Но они у Захара есть. И в жизни они тоже встречаются. А вот от сиюминутной политики в этом романе Захару удалось увернуться. Получилась отличная литература.