November 1st, 2014

основная

Стихотворения на военную тематику ребенку

Здравствуйте.
Подскажите стихотворения на военную тематику (лучше связанной с Великой Отечественной Войной).
Задали в школе дочери-первоклашке выучить. Хотелось бы не более 3-4 четверостиший.
Мне пока ближе всего стихотворение Вероники Тушновой: В ЛЕСУ (НАВСТРЕЧУ СОСНЫ...), но некоторые обороты боюсь будут сложны ребенку для запоминания...
где я смотрю на верх

Несломленный дух

Сообщники, посоветуйте книгу, где героя всячески обижают и не любят, хотя причины выдуманы, например. Но потом он все-таки находит в себе силы воспрянуть духом и обрести счастье. Золушку не предлагать, хотя направление верное)) Желательно, современное.

Яна Вагнер "Вонгозеро"

Давно слышала об этой книге. Наконец, в октябре, как раз под репортажи из телевизора об эболе, прочитала.

О «Вонгозеро» здесь много рецензий. Что понравилось лично мне? Ощущение достоверности. Когда читаешь, и веришь – вот так все и было.

В чем еще причина успеха книги, с моей точки зрения? То, что книга о страшной эпидемии? Нет. Полно постапокалиптических текстов. В том, что там есть мелодраматическая линия? Нет. Полно мелодрам, на любой вкус.Collapse )

Серые старушки

Взываю о помощи, всю голову сломал. Стихотворение про старушек, скорей всего серых (?). Которые вроде как плетут паутину (?) и все покрывают своей серостью (??). Очень гнетущее произведение. Возможно ОБЭРИУты. Поиск не помог. Заранее извиняюсь за спутанность и неточность, но прям спать не могу о.о
депп

Юрий Мамлеев, "Шатуны"

Дочитал... Действительно, каждая строчка сквозила философскими метафизическими прозрениями автора о небытии, о смерти, о постоянном поиске потустороннего посреди подмосковной деревенской действительности. Но это книга не столько о людях, сколько о подсознании - извращённом, искажённом, практически оголённом и отвратном, преступном в своей похоти к смерти...


Мне кажется, эту книгу надо принять сразу в себя, а только спустя время вернуться, чтобы рассмотреть её в деталях. Принять как яд, сразу после которого нужно принять противоядие.
Битие-к-смерти у Мамлеева описано превосходно. Я-бытие и здесь-бытие художественно вырисовываются посредством описания (ощущаемой даже на уровне рецепторном) рефлексии героев друг на друга, на мир, на слова, на запахи, на "другое" по отношению к ним.
Я погрузился в эту книгу и не мог вынырнуть. Я словно стал смотерть немного под этим - иным - углом зрения (наверное, склонность к сектантству у меня зедсь как-то проявилась при чтении/осознании/рефлексии, ведь там есть подобие секты, но секты веры в Я, в обожествление этого Я). Если Кафка - это ткань бытия тягучая и материально зыбкая, абсурдистская и грустная, европейски-рассудочная, то у Мамлеева, по моему, она основательная, русская, самоутверждающаяся, самоублажающаяся, даже в случае саморазрушения - до конца, до отвержения и хохота над абсурдностью мира.
Я не философ, но мне привиделась такая попытка интерпретации романа Юрия Мамлеева. Благодарен за этот роман автору несмотря на тягостность при чтении текста. Это прорыв отсюда вовне.

Наверное, я ещё почитаю его книги.
А что читали вы? Что посоветуете и почему?
Спасибо за внимание...
NW

Фолькер Клюпфель, Михаэль Кобр "Убийство к ужину"


Сразу видно - начало серии. Нет, нет, я не хочу сказать что видна неопытность авторов - ничего такого я не заметил, просто комиссар Клуфтингер очень сильно удивляется убийству в родном поселке. Ничего, спустя несколько романов привыкнет :-)
Вполне спокойный детектив, в стиле "cozy" (от англ. "уютный"), на русский к сожаленю такие детективы переводят до того редко, что даже русского слова для их обозначения нет. Интересно, есть ли такое слово в немецком языке - ведь этот детектив немецкий. Ничем принципиально от американских уютных детективов не отличается, разве что немецкими названиями населенных пунктов, да именами персонажей (немного удивляет полицейский по имени Евгений - интересно, это переводчик постарался, или в Германии распространена такая же форма этого имени как и у нас?).Collapse )