October 1st, 2014

  • id77

Книги, прочитанные в сентябре 2014 года

Здравствуйте уважаемые! Конец/начало нового месяца, а значит, пришло время выложить список прочитанных мною книг, снабдив их небольшими оценками. В очередной раз напомню, что цель сего действа проста – помочь Вам с выбором возможно интересных для Вас книг и уберечь от траты времени на те произведения, которые не стоят вашего внимания. Строго прошу не судить, все, естественно исключительно моя точка зрения. Книг было бы больше, но в конце месяца я решил перечитать одного из своих любимейших авторов Хольма Ван Зайчика и завис :-))) Люблю я его.
Итак:
1. 1. Ю. Несбё «Тараканы»
Оценка: 5 Ограничения: до 14 лет Жанр: детектив, триллер
2.  Ю. Несбё «Не было печали»
Оценка: 4 Ограничения: до 14 лет Жанр: детектив, триллер
Почти закончил серию про Харри Холле. Осталось вроде как 2 книги, хотя откопал еще одну — буду разбираться — это все-таки отдельная книга или просто другой перевод.
Отличный автор, конечно. Очень мне нравится его серия и вообще я стал поклонником скандинавского нуара :-)
В первой из представленных книг Холле отправляю в Бангкок, расследовать таинственное убийство норвежского посла, а во второй сам Харри может быть обвинен в убийстве. Его бывшая подружка, с которой он проводил вечер найдена мертвой, а сам Холле ничего не помнит о произошедшим. Его цель не просто поймать преступника, но и спасти свою свобода, а может быть и жизнь.
Ну что тут сказать — обе книги хороши, каждая по своему. Я не назвал бы их лучшими в серии, но по мне Несбё никогда не опускается ниже определенного и очень высокого уровня
Вывод: читать можно легко. Как впрочем и любую его книгу. Качественные детективы!

3. Ю. Поляков - «Гипсовый трубач. Дубль два»
Оценка: 5 Ограничения: до 14 лет Жанр: проза
Юрий Поляков один из моих любимейших авторов, пишущих на русском языке. Причем я даже спокойно отношусь к его явному эротоманству в книгах, пущай балуется :-) А его произведение под названием «Козленок в молоке» я и вовсе считаю шедевральным готов перечитывать оное раз за разом. Естественно, я перечел все (ну или практически все) его книги. Одной из последних его работ стала трилогия «Гипсовый трубач». Я прочел часть 1 и.....как то совсем не пошло. Показалось скучным, неинтересным как то. Поэтому вторую часть я читать и не стал — отложил. Сейчас вот решил прочесть и.....очень понравилась :-))) Фирменный Поляковский юмор, замечательный слог и забавные диалоги. Очень и очень понравилось. Обязательно прочту и 3-ю часть, хотя говорят она не очень удалась. Посмотрим :-)
Резюме: Полякова можно читать всегда!
Collapse )

Захар Прилепин "Обитель"

Читаю отзыв за отзывом и все жду - увидит ли кто то же самое, что бросилось в глаза мне? Напишу уже свои мысли.
Во-первых, полностью согласен с высокой оценкой художественной стороны произведения. Читать вкусно, и Прилепин большой умница. Литературная премия уровня "Большой книги" была бы вполне заслуженна.
В то же время, не могу сказать что роман глубок. Не настолько глубок, чтобы войти в анналы и стать со временем классикой. Первый признак - введение главного героя, что называется, без роду, без племени. Сильная личность с каким-то стальным стержнем внутри, который не позволяет ни согнуться под тяжестью лагерных невзгод, ни прогнуться в надежде на лучшую участь. Сам по себе. Одиночка, одинаково не скрывающий свою неприязнь к двум полюсам лагерного сообщества - блатным и администрации (ОГПУ). Открыто посылающий в даль-далекую и тех и других. Лично мне гораздо важнее было бы узнать как выковываются такие люди-гвозди? Как предшествующая жизнь Артема повлияла на формирование его как личности? Какие причины и поступки выковали этот стальной стержень внутри? Вот этого ретроспективного взгляда назад, фона, на котором многие поступки главного героя выглядели бы объемнее и понятнее, в романе и нет. А жаль. Вместо этого описана событийная жизнь в соловецком лагере, где череда "увлекательных" (реплика одного из читателей) событий переплетается с пространными рассуждениями разных персонажей "о вечном". Но, в силу того, что персонажи эти опять же сиюминутны, мелки, их откровения на нарах выглядят как-то... пафосно что-ли. Будто со сцены.
   В "Обители", как и в ранних своих произведениях, Прилепин использует современные нездоровые армейские маркеры, например, универсальные обращения сотрудников ОГПУ к всем без разбору заключенным "шакал" или "тюлень". Читая литературу о сталинских лагерях, ГУЛАГе, не встречал подобного. А вот порядкам советской армии, хорошо знакомым автору, с её четким разделением на касты это вполне присуще.
    Очень огорчило, что настолько явны остались стежки, которыми сшита композиция романа. Понятно, что никакой близости у грязного оборванного зека с незажившей рваной раной на лице и падающими с пиджака на стол клопами и опрятной надушенной женщиной-следователем быть не могло. Поэтому как бы случайно Прилепин накануне определяющей встречи главных героев, вынужден отмывать затрапезного зэка с мылом, стричь и переодевать его в новую чистую одежду. Так в мультипликации художник прямо посреди сцены рисует под каблуком потерявшего равновесие персонажа кирпичик, чтобы тот продолжил восхождение вверх.

  Никаких откровений, сверхсмыслов при прочтении я не вынес. Роман сверстан (но сверстан хорошо) по типичным лекалам современной успешной прозы - харизматичный главный герой, суровые условия выявления характеров (что нравится мужчинам), немного романтических отношений (что нравится женщинам), немного банальных философских сентенций (что должно придать книге глубину и вес), не нужные, но щекотливые подробности, которые с определенной периодичностью подстегивают интерес вдруг заскучавших читателей. Это - современная хорошая литература. Не думаю, что со временем возникнет желание перечитать.

Трудности перевода или как я выбирала своего "ВЛАСТЕЛИНА КОЛЕЦ".

Мое знакомство с Толкиным началось, как у большинства - с "Хоббита", лет так ...цать назад. А когда в далекие 90-е я обнаружила у 12-летнего сына своей подруги толстый том "Властелина колец", восторгу моему не было предела! Это же было продолжение "Хоббита"!.. Мне великодушно дали почитать книгу, и я принялась погружаться.. Погрузилась я, как сейчас помню, не очень глубоко, потому что вскоре мне стало СКУЧНО... Я расстроилась, дочитать не смогла, решила, что какая-то я неподготовленная читательница и Толкин не для меня.

Когда на экраны вышла первая часть эпопеи Джексона, мне было безумно интересно, что же это за фильм такой получился. В "Комсомолке" была напечатана чья-то статья, где говорилось, что фильм, конечно же, красочный, но не динамичный, затянутый и все такое, что где-то перекликалось с моими воспоминаниями о книге... Но это не отбило у меня желания посмотреть фильм самой и составить собственное мнение. Мнение мое оказалось самым восторженным, но к книге возвратиться желания не возникло. И только не так давно, по многу раз пересмотрев трилогию, я все же решила сделать вторую попытку прочтения.

Я решила подойти к этому ответственно, а именно, выбрать подходящий для себя перевод. Я слышала о том, что переводов книги несколько, и решила, что в первый раз мне просто попался неудачный. Правда, чей он был, я не помнила.

Итак, интересуясь мнениями знакомых, я услышала фамилию Муравьев. Полезла в и-нет, там тоже большинством голосов был выбран перевод Муравьева и Кистяковского. Кистямур, как его ласково называли поклонники. Ну, значит, так тому и быть, думаю, Кистямур так Кистямур. Порадовалась, что не пришлось долго искать.

Скачала в свою электронную книжку этот вариант "Властелина колец" и начала читать. И поняла, что мне НЕ НРАВИТСЯ. Совсем. А именно, мне не нравилось, как разговаривают герои. Я понимала, что хоббиты - сельские жители, и речь их должна быть простоватой, но не НАСТОЛЬКО же простоватой, что они начинают восприниматься, как дурачки из русских народных побасенок...

Collapse )

Я получила удовольствие и осталась под впечатлением. Наверняка буду перечитывать со временем, так же, как периодически пересматриваю фильмы. Возможно, даже скорее всего, прочту в других переводах, но для меня , так же, как и для всех, первый перевод останется самым лучшим, это я точно знаю).

P.S.
Еще нашла замечательный форум, где очень много интересной информации на
эту тему, но модератор попросил прислать текст без ссылок, поэтому если кто заинтересуется, в комментах ссылочку сброшу.

Willard

Карты, кости и прочее

Друзья, посоветуйте, пожалуйста, книги, в сюжете которых заметная роль принадлежит игральным картам. Или чему-либо подобному. Игра, гадание, определенная карта как амулет и прочие проявления иррациональности, которые оказывают значительное влияние на поступки героев. Как пример — «Пиковая дама» Пушкина. Да, речь о нарративе. Структурные вещи, вроде «Последней любви в Константинополе», не подходят. Аналитичные шахматы (при всей красоте этого образа) тоже не совсем тот вариант, поскольку здесь исход партии решается в первую очередь игроком, а не случаем.
роза
  • saga_21

Ищу

Ребятки, хелп ми плиз! Никак не могу вспомнить название книги, которую читала четыре года назад. Помню только, что там шла речь о земном воплощении богини Баст в современном мире, точнее в Лондоне начала 20 века. Там еще было упоминание Джека Потрошителя или похожего на него маньяка... Всю голову сломала, помогиет, а?)) Заранее спасибо огромное!
book
  • 5x6

Удивительный путь Соломона Переля: комсомол - гитлерюгенд - палмах

Обсуждаемая книга имеет странную судьбу (хотя и не столь странную, как ее автор): она была написана израильтянином по-немецки, впервые вышла на французском языке под названием "Соломон из гитлерюгенда", потом по ней был снят немецко-польский фильм "Европа, Европа", а потом уже появились в печати немецкий оригинал (с первым названием) и английский перевод (со вторым).
Речь идет о воспоминаниях, ничуть не беллетризованных (в отличие от фильма), пожилого израильтянина о событиях 40-летней давности.

Collapse )

Со странным чувством закрываешь книгу. С одной стороны, в отличие от власовцев и полицаев, он никого не убивал, никому не делал зла. Он просто пытался выжить. С другой - он сделал себя частью нацистской машины, которая в то самое время, когда он танцевал с девушками из БДМ (Союз немецких девушек), безжалостно изничтожала его народ. Конечно, чудо, что его не раскрыли. Но хранило его не провидение господне, на что он намекает в своей книге, а то, что он искренне стал одним из них, и его друзьям-эсэсовцам не то что не приходило в голову, что он не тот, за кого он себя выдает - русские военнопленные, с которыми он работал, как переводчик, и те немногие антифашисты, с которыми его сводила жизнь в Германии, быстро его раскусили. Просто он был до такой степени одним из них, то такой степени настоящим, искренним гитлерюгендовцем, что они гнали от себя эту мысль, не позволяли себе обращать внимание на его странное поведение в душе и в туалет, на нескладушки в его рассказах, даже на его еврейскую картавость (по которой его раскусили пленные).

Рассказывая о своих знакомых по гитлерюгенду, Перель упоминает девушку, с которой у него был роман, и меланхолически замечает: "после войны она вышла замуж за нашего общего друга, гестаповца М." (курсив мой - 5х6) В этой фразе - квинтэссенция истории Соломона-Юппа, комсомольца, гитлерюнге, палмаховца.
  • margopa

Карел Шульц «Камень и боль»

Роман «Камень и боль» считают главным произведением чешского писателя Карела Шульца. Роман в двух книгах, посвященный жизни и становлению великого итальянского художника эпохи Возрождения Микеланджело Буонаротти.
После первой книги «В садах медицейских» (1942-1943) должна была последовать вторая  «Папская месса»... Смерть распорядилась иначе, роман остался незаконченным.
Но даже в датах написания первой книги мне померещилась опечатка: написать за год столь эпическое полотно?!
В предисловии переводчика говорится, что Карел полностью перевоплотился в художника эпохи Возрождения, а роман изваял, это великая симфония на бумаге, музыка в камне.



Символом Микеланджело становится статуя Давида: победить великана ударом, камнем.
Камень, удары и боль – это мученический путь художника, но не смирения, а творения, ибо бога не постичь одной молитвой, нужны Дела. Микеланджело, как Творец, лепит Космос из Хаоса, потому что только то, что имеет форму, познаваемо.
Collapse )