August 15th, 2014

"Кир Великий"

Израэль ЖЕРАР "Кир Великий", ЖЗЛ, 2006 (в оригинале издано в 1987).
Вроде как эта книга французского исследователя должна быть научно-популярной биографией основателя Древнеперсидской империи Кира Великого. Вот только то, что в итоге получилось, стоило бы назвать как-нибудь так: «О евреях, Вавилоне, греках, всяком-разном и немного о Кире Великом».
Нет, конечно, понятно, что о Кире до нас дошло слишком мало сведений для создания полноценной биографической книги, поэтому любому автору, если только он пишет не художественное произведение, где можно многое выдумать, приходится писать не только об этом персидском царе, но и вообще об истории того времени. И всё же здесь перекос слишком уж явный.
Но это ещё полбеды. Хуже другое. Как я уже сказал, сведений о той эпохе до нас дошло мало и те зачастую противоречивы. Поэтому многое неясно. У учёных имеется немало разногласий о датировке тех или иных событий, о том, как именно что происходило, о смысле событий и т.д. Здесь же автор пишет так, как будто сам лично всё видел, и никаких спорных моментов нет и быть не может. Нет никаких попыток представить альтернативные мнения, если не в основном тексте, то хотя бы в комментариях Пожалуй единственный раз вспоминает о возможной альтернативе, когда говорит о судьбе лидийского царя Креза. По традиционной версии греческих историков он был помилован Киром и стал его советником. По сообщению же вавилонской хроники был казнён. Но и здесь автор просто объявляет сообщение вавилонян ошибкой, не утруждая себя аргументацией. Невольно вспомнишь добрым словом Люкимсона, автора прочитанных перед этим книг той же серии ЖЗЛ о царях Давиде и Соломоне, который почти всегда приводил различные точки зрения на спорные вопросы.
Иногда автор заявляет такое, что теряешься: то ли действительно есть какой-то малоизвестный источник, утверждающий подобное, то ли это просто невежество. Вот, к примеру:
После смерти Камбиса, несмотря на интриги Гауматы, персы остались верны Ахеменидам. Поскольку царь умер, не оставив детей, они короновали Дария, царевича из боковой ветви <…> Дарий I прошёл божественное испытание: его конь первым заржал при восходе солнца. Придя к власти, Дарий тотчас приказал казнить самозванца Гаумату.
Вообще-то везде другой порядок событий: сначала заговорщики, в том числе Дарий, убивают Гаумату, а уж потом решают, кто из них будет царём.
Ну и, кроме всего прочего, ещё и переведено отвратительно. Видимо переложить французские обороты на нормальный русский язык переводчику было лень. Вот что это такое: «Для Набонида переход Элама на позиции раскола означал больше, чем простой военно-политический маневр»?
В общем тот случай, когда книга не просветит несведущего читателя, а скорей введёт в заблуждение. Редакция серия ЖЗЛ здесь явно совершила ошибку. Лучше бы кому-нибудь из отечественных учёных книгу о Кире заказали, чем переводить что попало.

"Башня из черного дерева" Джон Фаулз.

За  границей  не  блуди,  в  чистоте  себя  блюди.
Там  дальше  совет  не  мешаться  в  разговоры  и  знакомств  не  заводить.  Но  это  герою  никак  невозможно,  потому  -  за  разговорами и  знакомствами  едет.  Каков  главный  фактор,  определяющий  величие  творца?  Культовые  произведения  в  его  фильмо-,  библиографии  или  выставочном  каталоге?  Обласканность  критикой?  Многочисленные  призы  и  награды?  Творческое  долголетие?  Ну,  от  всего  понемногу. Но  главное  -  он  должен  быть  богат.

  Фи,  как  не  комильфо,  надо  чтобы  агнцы  отдельно,  козлищи  отдельно.  Котлеты  в  одну  сторону,  мух  -  в  другую..  А  вот  и  нет.  Все  в  жизни  связано  со  всем.  Само  по себе  наличие  состояния не  делает  человека  творцом,  однако  независимости  последнего  от  массы  привходящих  факторов  очень  способствует.  Отсутствие,  знаете  ли,  необходимости  в  поте  лица  своего  зарабатывать  хлеб.

  И  возможность  создать  земной  рай  на  одном  отдельно  взятом  кусочке  земли.  Уютный  большой  дом  увешан  картинами.  Продажа  одной  из  сотни  окупила  в  свое  время  приобретение  этого  замка  и  приведение  его  в  порядок.  Преданные слуги.  Кладовки  ломятся  от  снеди, в  погребах отсвечивают  золотом  и  рубином  вина.  Кругом  лес,  не дремучий,  но  от  докучного  соседства  обитатели  манора  избавлены.

  И  две свободные  от  предрассудков  девушки.  Настолько  свободные,  что большую  часть  времени  расхаживают  ню.  Не  шлюшки  какие,  заметьте  -  искусствоведы.  И  владелец  всей  этой  роскоши  -  художник  с  мировым  именем,  бука,  отшельник.  Старик, создающий  и  в  глубокой  старости  удивительные  картины.

Collapse )


  Ах  да, и  о  башнях.  Та, что  из  слоновой  кости,  хороша,  не  спорю.  Фаллический  символ  и  надстояние  творца  над  суетой и  тщетой.  Но  та,  что  из  черного  дерева,  она  почти  Темная  Башня.  Которая  суть  -  ось  всех  миров  (но  это уже  у  другого  классика  ХХ  века).  Однако  все  со  всем  связано.

 

О Латиноамериканских диктаторах.

Нахожусь под большим впечатлением от "Осени Патриарха" Г.Г. Маркеса. Посоветуйте, пожалуйста, похожую литературу, где автор повествует о диктаторе, не только как о сатане, но и как о несчастном, одиноком, несчастном человеке.
Всех заранее благодарю.
Р/S: Приветствуется хорошая худ.литература и о диктаторах из других стран.
Рыжая

Прочитанные книги

Снова сборный пост с короткими отзывами о хороших и не совсем хороших книгах, впечатления от которых уложились в несколько строк.


Джанрико Карафильо "Прошлое - чужая земля"
Джорджио - юноша из простой семьи и образцовый студент - благодаря свежеприобретенному приятелю Франческо оказывается вовлеченным в карточное плутовство - на пару они мухлюют в покер, выигрывая немалые деньги. Под влиянием Франческо наш парень становится совсем другим человеком... но не выйдет ли ему боком такая метаморфоза?
Параллельно развивается еще одна линия повествования - о лейтенанте Кити, отчаянно пытающемся отловить серийного насильника, орудующего в бедных кварталах.

Рассказанная в этом романе история наглядно иллюстрирует, как далеко может зайти молодой идиот, попав под влияние не того человека. Она повествует о том, как легко незаметно для самого себя перейти на "темную сторону", если вести себя, как баран, тупо следующий за вожаком.
Collapse )

Эрик-Эммануэль Шмитт "Два господина из Брюсселя"



Примерно два года назад я открыл для себя нового писателя - Эрика-Эмманюэля Шмитта. После всяких экзистенциалистов и постмодернистов это был как глоток свежего воздуха классической французской прозы. По образованию Шмитт - философ, поэтому его произведения имеют философский подтекст, но они не перегружены философией. Это своего рода притчи, но без мистики и зауми. Просто истории из жизни, иллюстрирующие какую-либо идею. Но их можно читать и так, наслаждаясь прекрасным языком и тончайшим юмором. Вот, например, сложнейшая проблема смерти. Разве можно об этом шутить, особенно если речь идёт о ребёнке, умирающим от рака. Но посмотрите, в какое приключение превратились последние дни Оскара - главного героя романа "Оскар и Розовая Дама". Я не буду его пересказывать. Рекомендую посмотреть моноспектакль в блестящем исполнении Алисы Фрейндлих.
Collapse )


«Муза и чудовище» Яны Франк

26-p-bigКниги Яны Франк я особенно люблю. О чём бы она не писала, получается очень откровенно, жизненно и в меру цинично. При общей мотивирующей составляющей, это не просто призывы к творчеству, но и огромный опыт, которым делится автор.

У Яны были и «Дневник дизайнера-маньяка» и «Муза, где твои крылья» (особенная книга) и ежедневники с альбомами. Все они многократно переиздаются и становятся всё красивее. Где-то между ними вышла и книга, которую я пропустил. Сейчас я прочитал уже пятое издание

«Муза и Чудовище» — это рассказ о системе организации творческого труда, которую автор вырабатывал годами. Забудьте мифы о творческих людях и их беспорядках, вдохновении и неорганизованности. Даже их труд нужно организовать, чтобы иметь стабильный результат.

«Много лет я анализировала аргументы, приводимые Творцами в пользу хаоса. Пыталась выявить, обо что разбиваются их проекты, на каком этапе умирают планы, с чего начинаются серьезные проблемы. Я попыталась выделить из творческой работы все, что на самом деле является рутиной и может быть приведено в порядок без потерь. Уберечь от превращения в тоскливые повторения то, что обязано остаться живым и подвижным. Оставить за собой свободу выбора вида деятель­ности — в зависимости от настроения и вдохновения. При этом как-то ограничив вечное стремление бросить все и заниматься только работой, интересной на данный момент.

Оказалось, что возможно упорядочить в творческой работе многое, при этом сохранив за собой большую свободу. Почти всегда, принимаясь за дело, я могу выбрать, чем заниматься. Я не могу сказать, что всегда делаю что хочу. Но это удается мне все чаще.»


Книга замечательная и очень практичная. Не уверен, что она нужна профессионалу, но начинающего Творца точно направит в нужное русло. Любой творческий проект — это в первую очередь проект, который требует системного подхода.

Главное, что привлекает меня в книгах Яны — отношение к творческой деятельности, как к ремеслу. Представление о том, что великие писатели и художники ждали вдохновения, а потом сутками не вылезали из мастерской — заблуждение. Это серьёзный труд, который даёт понятный, ощутимый результат.

В своей книге Яна Франк часто упоминает книгу Даниила Гранина «Эта странная жизнь». Описанная в ней система тайм-менеджмента впечатляет. Если ещё не пришлось прочитать — советую.

посоветуйте что-то похожее на "Великолепный век"

Хочется почитать что-то похожее: восток, гарем, многоженство, женские заговоры и интриги. Но без ахов-охов: "Ах, я сегодня любимая жена... как он на меня посмотрел.." и т.д. А что-то посерьезнее... Когда-то читала "Двенадцать ворот Бухары" Джалола Икрами - понравилось. Заранее спасибо!
House

Уильям Сатклифф "Дурное влияние"

84400_300Все начинается очень и очень просто. Двое мальчишек, двое лучших друзей с самого детства. И третий, который внезапно вторгается в их компанию, заставляя одного чувствовать себя не у дел. Очень странная наполовину дружба, наполовину вражда. И что характерно, оба мальчика прекрасно понимают, что их новый товарищ... не очень хороший человек. И то, что он подбивает их делать, не совсем правильно. Но одному из них тяжело расстаться с новой ролью не ведомого, но предпочитаемого друга. А второй... второй не может быть один.
Очень здорово описаны терзания героя, его попытки развязаться с "друзьями", перестать с ними общаться, его желание волком выть на луну от одиночества, от отсутствия друзей, хоть каких-то, пусть и таких. Это страшно, на самом деле.
И это гнетущее понимание, что происходит что-то не то, совсем не то, не вписывающееся в безопасную картину мира. Но изменения происходят так постепенно, и влияние компании так сильно, что каждый раз герой говорит себе, что это еще не страшно, это просто шутка, просто игра...

Очень сильная вещь.