July 2nd, 2014

normal

Быт. Семья. Условия.

Уважаемые, просьба подсказать несколько книг. Ищутся драматические романы о жизни молодых семей в стесненных условиях: комната, однушка, двушка (к которой прилагаются родители или, например, тёща). Чем новее, тем лучше, наверно: советский быт, российский 90х или 00х.

Петр Вайль – «Русская кухня в изгнании»

В последнее время все чаще встречаю уничижительные заметки о русской кухне, в духе того, что принцип ее – «все смешать и залить майонезом». Конечно, приверженцы диетического питания, особенно те, кто перешли на низкоуглеводные диеты, остались без традиционных блюд, таких как расстегаи или салат «столичный» (он же оливье). Вот, кстати, вы знали, что в русской кухне самый богатый в мире репертуар супов? Петр Вайль с гордостью это отмечает. Но и супы подвергаются жесткой критике. Диетологи теперь говорят, что сваренный на мясном бульоне суп наносит жесткий удар по обмену веществ, да и вообще это «трупный яд». В противовес как не вспомнить, что, например, золотистый куриный бульон всю жизнь шел за лекарство, а тот же Вайль называет его «еврейским пеницилином». (Сразу, наверное, оговорюсь – автор этой небанальной поваренной книги – эмигрант-полукровка, для которого что форшмак, что щи – родные блюда и культурное наследие, поэтому и бульон по-еврейски попал в категорию русской кухни в изгнании) Если рассуждать по-современному, будучи на «ты» с новыми веяниями в диетологии, нельзя не признать, что большинство рецептов пагубно скажутся на боках, но ведь чтение не равносильно поглощению, а если я и приготовлю как-нибудь щи, непоправимого урона здоровью это не нанесет. Было бы легкомысленно говорить, что, сколько диетологов – столько мнений, но по-прежнему актуально следующее: есть можно все, но понемногу. Книга доставит удовольствие как читателю, собравшемуся воплотить в жизнь что-то из упомянутых рецептов, так и тем, кто это не ест/не готовит, но интересуется культурологическим аспектом. Книга покажет, какие блюда русской и интернациональной советской кухни особенно тревожат воспоминания эмигрантов, а также, в чем принципиальные различия между русской кухней и кулинарными традициями других стран мира. Но, самое интересно, Петр Вайл и его соавтор Александр Генис временами предлагают компромиссы – на что бы такое заглянуть из кухонь других народов, или чем можно заменить отсутствующие ингредиенты.

Collapse )

Для меня русская кухня – это пироги с капустой, плотные закуски, селедка с картошкой, котлеты, компоты и, конечно, все, для чего это и готовится, т.е. застолья.



С кухнями некоторых других стран трудно себе представить, как и с чем посидеть несколько часов теплой компанией. Скажем, в Великобритании? Напротив, арабское, скажем, или венгерское застолье я запросто себе представляю. Но в нашем исконном есть особое обаяние. Петр Вайль и Александр Генис это подмечают, поэтому, я думаю, многие главы заканчиваются советом назвать гостей и поглощать все с поляны, отдуваясь от удовольствия.

Collapse )

Как тут не вспомнить британского писателя Тибора Фишера, который в романе «Философы с большой дороги» назвал секс средством для улучшения мироздания. Вы можете пожалеть о времени, ушедшем бездарно – на чтение второсортной прозы, неудавшийся отпуск, курсы стенографии – но время, потраченное на секс, по-любому потрачено не зря. Так же и кулинария: доступна каждому, прочищает мозги, примиряет с жизнью, в общем – улучшает мироздание: «Кроме вкусовых качеств, бульон обладает еще и тем поучительным достоинством, что его прозрачность противостоит нашему смутному времени».

Если знаете похожие книги, т.е. поваренные/кулинарные, но нескучные, которые сойдут просто за развлекательное и увлекательное чтиво, поделитесь названиями.

«Дизайн вещей будущего» Дональда А. Нормана

SP_cover_norman_siteДональда Нормана знают все дизайнеры по книге «Дизайн привычных вещей» и кое-кто читал её продолжение «Emotional design. Why we love (or hate) everyday things». Я читал обе и считаю вторую не менее важной, чем первая, но её в России не издавали.

«Дизайн вещей будущего» — это рассуждения о том, как электроника будет взаимодействовать с человеком и с другой электроникой в ближайшем будущем. Это почти про роботов, но не совсем. Любая техника (бытовая, автомобиль или «умный дом») становится умнее и пытается решать проблемы человека самостоятельно. Она подстраивается, берёт на себя часть функций или оберегает пользователя от ошибок, следуя программе. Самое интересное и сложное — это когда приборы не просто реагируют на изменение обстановки, а общаются с другими приборами, выкидывая человека из цепочки передачи информации. Я тоже верю, что такое будущее наступит совсем скоро.

Дональд Норман говорит о существующих решениях и тенденциях. Здесь много конкретики и «уловок», но главное — концептуальное видение. Он рассуждает о том, как должны строиться отношения человека с техникой, почему нельзя переносить на технику модель привычного общения и чем в принципе такое общение может быть полезно. Речь не только о холодильниках, которые напоминают купить молоко, но и об автомобилях, которые могут спасти водителя.

Книга интересная, но иногда кажется, что автор говорит об одном и том же, но с разных сторон. Вроде всё ясно, примеры хорошие, но ловишь себя на мысли, что та же идея была предыдущей главе (как в этом предложении). Автор и в других книгах любил «ходить по кругу», но здесь явно увлёкся. В любом случае, книга будет интересна многим и написана совсем не для дизайнеров, не смотря на название. Это взгляд в будущее технологии, которая нас окружает. Советую.
ганеш

Поиск автора и книги

Кто-то помнит детскую венгерскую книгу, где семья с мальчиком едет на озеро Балатон? Как книга называлась?

спасибо

зы: мопед не мой, никак человек вспомнить не может

Ненаписанные книги

Когда я читаю прозаические неоконченные вещи Пушкина, особенно "Арапа Петра Великого", очень, очень обидно, что эти тексты так и останутся недописанными, и что новых его книг не будет никогда.
Чертовски жаль на самом деле.

Вот интересно, что, например, по поводу Льва Толстого или там Достоевского у меня подобные чувства не возникают, хотя я их творчество тоже люблю... Или Лермонтов. Он вообще погиб в 27 лет, но этот факт я приняла как данность и не маюсь, что он мог бы еще много всего написать.
А Пушкина не хватает. Также мне не хватает Довлатова. Я прочитала, кажется, все его опубликованные тексты, включая личные письма разным людям, и хочу еще! И хоть изгрызи себе ногти - он больше ничего не напишет.
Та же история с Агатой Кристи. Казалось бы - чего хотеть?! Прожила чуть ли не сто лет, написала сотню книг, последние - откровенно старчески слабы. Но я хочу ее новых детективов! Уровня лучших лет. Но увы. Не будет.
Или Стругацкие тоже.
И т.д.

Такая иногда тоска нападает на меня по книжному несбыточному и несбывшемуся. И не только на меня, это точно. Иначе не было бы продолжений известных книг другими авторами - явления, с одной стороны, чисто коммерческого, пошлого, с другой, несомненно, душевного, трогательно абсурдного.
Как попытка обмануть неизбежность, выдать стеклышко за бриллиант, в отчаянном порыве сунуть его как плату за то, что неумолимо, неподкупно, не продаваемо...

Япония "изнутри"

Друзья!
Посоветуйте книгу о Японии: людях, быте, культуре.
В 71-м вышла замечательная "Ветка сакуры" Всеволода Овчинникова, но с тех пор прошло более сорока лет и изменилась страна, люди, в культуру было привнесено много нового извне... А хочется иметь относительно свежий портрет нынешнего японца без рекламного глянца и стереотипов.
Спасибо!