June 26th, 2014

Томас Пинчон, "Энтропия"

   Рассказ написан двадцатилетним Томасом, юношей нежным и прекрасным. Его пытаются толковать как «противостояние мертвящих Их и защищающих жизнь сил контркультуры и анархии».(с) Наверное, все было гораздо проще. Совпали любовь и прикладная физика, первый секс и второй закон термодинамики. На выходе – «Энтропия».
   Сюжет «Энтопии» в двух словах: имеем две системы; первая - замкнутая - мир интроверта Каллисто (под стеклянным куполом – пальмы, птицы, женщина; еду и все необходимое доставляют извне; никакого прямого общения с внешним миром – ни друзей, ни врагов, ни учеников); вторая система - открытая - мир экстраверта Миболла: друзья с их проблемами и подарками, враги (полиция), женщины и их любовь, музыка, секс, алкоголь...

Что выживательнее? Замкнуться на себе, исключив любые контакты с людьми (женщина Каллисто не в счет - она не равный ему человек, а элемент живой природы, часть биосистемы – что-то вроде цветка или птички) или принимать любое общение, навязываемое извне? Ответ Пинчона очевиден. Ни то, ни другое.

Collapse )

Подскажите автора и название произведения, пожалуйста

Действие происходит в Австрии, как помнится, после второй мировой войны. Молодая девушка (25-27 лет) живет вместе с матерью в небольшой австрийской деревне. Семья ведет очень скромный и замкнутый образ жизни. Больная мать целый день сидит дома, а дочь все дни работает на почте. Через некоторое время приходит письмо от богатой сестры матери, в котором тетя приглашает свою племянницу составить компанию в поездке на дорогой европейский курорт. Девушка соглашается и отправляется в путешествие. Через некоторое время жизнь главной героини кардинально меняется. Тетя наряжает племянницу в дорогие наряды, заселяет в шикарный номер и позволяет девушке полностью насладиться атмосферой праздного отдыха. Общество с восторгом приняло новую спутницу богатой тети и сама девушка начинает выдавать себя за богатую молодую племянницу и т.д.

Хочется ужасов.

Добрый вечер, уважаемые сообщники.

Посоветуйте действительно страшные произведения (скажу сразу, по сообществу искала, ни за что не зацепился глаз).

Очень понравились "Идущие" и "Почтальон" у Литтла Бентли.

Кинга перечитала всего, можно что-то в духе "Необходимых вещей", с закрученным сюжетом, но предпочтение все же страшным историям, когда по квартире потом с включенным светом ходишь.

Надеюсь на помощь коллективного разума.
Спасибо!

Неправильная любовь

Никогда особо не интересовалась личной жизнью Марины Цветаевой, а тут вдруг взяла читать книжку Людмилы Бояджиевой "Марина Цветаева. Неправильная любовь" и узнала оттуда разные подробности ее сердечных потрясений, где все - буря и натиск, и вихрь, и шторм, и дождь стеной.
Например, я узнала, что некоторые ее стихи, любимые мною, были посвящены не мужчинам, как я думала, а женщине, Софье Парнок. Страстные были отношения...

И тут подумалось: а вообще зачем мне это знать?! Положим, для литературоведов копание во всех складках и изгибах личной жизни писателя - необходимая процедура, иначе как понять какие-то там контексты, проанализировать всякие нюансы творчества, изменений в стилистике и прочее такое.
Но обычному-то читателю не все ли равно, кого конкретно страстно любил поэт, когда творил свое бессмертное?! Мужчину или женщину, Петю или Васю, или, наоборот, Глашу? Ведь он, читатель, воспринимает стихи как личный разговор поэта с ним, и только с ним. И чувствует, что эти стихи буквально прочитаны поэтом в его, читателя, сердце и изложены так красиво, как сам он не сумел бы никогда.

"Все передумываю снова,
Всем перемучиваюсь вновь.
В том, для чего не знаю слова,-
Была ль любовь?!"

Цветаева написала это про Софью Парнок, но ведь каждый, кто читает эти строки, думает отнюдь не о ней... каждый думает о своем.

Но вообще, если говорить о книжке, то она читается легко, написана не скучно. Не жалею, что взяла.

Павленко, "На Востоке"

Фокстрот в Советском Союзе танцуют по-разному - под вальс и под польку, даже под казачка и лезгинку, не попадали б только ноги партнерши под сапоги.

"Сбылась мечта идиота" - наконец-то нашел этот роман. Ожидал просто технобоевик 30-х годов о войне с Японией, оказалось - многоплановая вещь о нескольких годах освоения Дальнего Востока. Где переплетаются экономика, шпионаж, стратегия, партизаны и техники, описания природы и тогдашних пластических операций. А тем временем из Москвы на восток летят самолеты - два самолета, десять, сто, двести... Четыреста. А потом внезапно начинается война. У автора есть свой взгляд на вещи, и местами он довольно неожиданный - срез эпохи. Чуть позже или чуть раньше писали бы иначе.
Collapse )