June 18th, 2014

"Смерть автора" Елиферова Мария.

  Изящная  литературная  мистификация,  вложенная  в  другую  загадку  и  обрамляющая  собой  третью.  Филологический  роман.  Со  всех  точек  зрения.  Написано  литературоведом,  но  как-бы  и не  написано,  а  найдено  в  неожиданно  всплывшем  на  свет  архиве  (ах,  этот  излюбленный  романистами  XIX  века  прием).  Богатейшем,  к  слову.  Который  всего-то  и  нужно  было  перевести-причесать-подготовить  к  публикации.

  Ручаться  за  подлинность  документов  архива  мы  не  можем,  примите  как  данность.  Гарантировать  честность,  непредвзятость  и  психическую  адекватность  авторов-персонажей  не  можем  тоже.  И  это  еще  одно  условие  игры.  Пишут  здесь  все,  кроме  героя.  Письма,  дневниковые  записи,  газетные  заметки,  выдержки  из  исторических  инкунабул.  Очарование  опубликованного  семь  лет  романа  еще  усиливается  магией  столетия.  Знаете  этот  момент,  когда  читая,  невольно  сопоставляешь  даты  с  текущей  и отмечаешь:  о,  это  сто  один  год  и  неделю  назад  было  (даже  и  отлично  зная, что  ничего  не  было).

  Сто  или  сто  один  звучит  весомее,  чем  девяносто  три, к  примеру.  Добавляя  ассоциаций.  Так  вот,  об  ассоциациях,  необходимость  наполнения  текста  содержанием  собственных  ума  и  сердца  читателя  -  ключевое  понятие  постструктурализма.  Если  кто  не  знает,  как  до  недавнего  времени  не  знала  я,  это  метод  культурного  анализа,  возникший  в  конце  прошлого  века.  Имевший  одним  из  постулатов  нерассмотрение  автора,  его  биографии  и  мотивов  в  разговоре  о  литературном  произведении.

  Столь  подробно  сейчас,  оттого  что  название  романа  недвусмысленно  отсылает  к  эссэ  Ролана  Барта,  одного  из  основоположников.  И  с  этих  позиций  стоит  глядеть  (так  больше  смысла  найдешь  и  больше  удовольствия  получишь, однозначно).  Среди  отметившихся  на  страницах  романа,  много  дорогих  читательскому  сердцу   имен.  Вирджиния  Вулф, Сомерсет  Моэм,  Герберт  Уэллс,  косвенно  Мирча  Элиаде.  И  все  они  как-бы  участвуют  в  событиях.

  Сослагательное  "как-бы"  очень  резонирует  с  содержанием.  Был  нашумевший,  неожиданно   успешный  роман  посредственного  немолодого  драматурга.  Героем  которого  выведен  демонический  тип.  Дракула-не  Дракула, но  некто  близкий.  На  рубеже  столетий  интерес  ко  всякого  рода  сверхъестественному  усиливаеться  (замечено  давно  и  не  мной).  Мирослав  становится  фигурой  культовой.  Спустя  десять  лет,  дабы  подогреть  интерес  читающей  публики  к  переизданию, автор  представляет  человека,  служившего  прототипом.

  И  тут  начинается  чертовщина.  Но  об  этом  лучше  расскажет  автор.  Я  слишком  предвзята  в  силу  давней  очарованности.  И  рада,  что  "Смерть  автора"  переведена  на  итальянский.
books

"Вам и не снилось" Галина Щербакова

0_65656_9054a0ec_LНу наконец-то! А вы все со своим янг эдалтом! На черта ж нам эта западная чушь для сексуально возбужденных подростков, когда у нас есть что-то свое, не менее романтичное, но более духовное и просто свое, родное?

Здесь все так просто, так жизненно. Читаешь и кажется, что слушаешь разговор маминых подруг, которые зашли чайку попить. Сидят они на кухне, разговаривают и тебя в качестве исключения решили допустить в святая святых. И, что самое приятное, это не сплетни, кто с кем, когда и зачем. Это обмен опытом, это просьба посоветовать что-то, это просто желание поделиться своими бедами и радостями с подругой.

С одной стороны это история о первой любви. Такой сильной и красивой, что даже как-то не по себе. Разве можно любить в 17-то лет? Ну увлечься, ну симпатизировать, да просто испытывать вполне понятное влечение, но любовь? Однако поди ж ты! Можно!

Я ради тебя живу, а ты говоришь – учись…

Collapse )

весна-лето, кальц

Книги про Испанию

Дорогие сообщники, посоветуйте, пожалуйста почитать что-нибудь про Испанию, не детективы, а про жизнь, по возможности.
Интересуют девятнадцатый век, двадцатый век и наш.
Тэга по испанской литературе нет:(

Спасибо-спасибо!

Русский экспрессионизм Леонида Андреева, или Не Кафкой единым...

Леонид Андреев - один из самых известных неизвестных русских писателей. В начале века им восхищались многие, но взаимная ненависть Андреева и большевиков привела к тому, что сейчас знают о нём только филологи, а простой читатель только начинает открывать для себя. Пару недель назад закончил читать повесть "Иуда Искариот", где Андреев исследует тему предательства - неимоверное произведение, написанное пугающе современным языком, дикое в своей искренности. Удивительно, но чем больше времени проходит с прочтения, тем больше я об этой повести думаю.

Возможно, творчество Леонида Николаевича напомнит многим Кафку, но тут приходится говорить, скорее, о духе времени, который чувствовали оба писателя, а не о взаимном влиянии. Андреев пишет очень по-русски, с той душой, которой так не хватало знаменитому автору метаний Грегора Замзы, поэтому для меня ближайший ориентир - это, скорее, Достоевский.

Не люблю книжные цитаты, но здесь хочу привести несколько, чтобы вы немного прочувствовали ритмику языка:

"Если ты Сатана, то ты и здесь опоздал. Понимаешь? Ты зачем пришел сюда? Играть, ты говорил? Искушать? Смеяться над нами, людишками? Придумать какую-нибудь новую злую игру, где мы плясали бы под твою музыку? Но так ты опоздал. Надо было приходить раньше, а теперь земля выросла и больше не нуждается в твоих талантах".
Дневник Сатаны

"Кто любит, тот не спрашивает, что делать! Он идет и делает всё. Он плачет, он кусается, он душит врага и кости ломает у него! Кто любит! Когда твой сын утопает, разве ты идешь в город и спрашиваешь прохожих: "Что мне делать? Мой сын утопает!" — а не бросаешься сам в воду и не тонешь рядом с сыном? Кто любит!"
Иуда Искариот

"Так чувствовал бы себя человек, если бы ночью, когда он в доме один, все вещи ожили, задвигались и приобрели над ним, человеком, неограниченную власть. Вдруг стали бы его судить: шкап, стул, письменный стол и диван. Он бы кричал и метался, умолял, звал на помощь, а они что-то говорили бы по-своему между собою, потом повели его вешать: шкап, стул, письменный стол и диван. И смотрели бы на это остальные вещи".
Рассказ о семи повешенных


читаем

Поль Ричардсон «Испания. Поздний обед»

Неожиданно оказалась интересной. Брала её для отпуска – на обмен с попутчиком, но случайно прочитала дома. Автор – кулинарный журналист - путешествует по Испании с целью отыскать традиции и только намечающиеся тенденции кухни Испании.
Книга переполнена семейными историями шеф-поваров, рестораторов, производителей продуктов, интересными фактами и наблюдениями за современной жизнью Испании. Любое действие (например, забой свиней) предваряется интересными, но небольшими историческими справками (в случае со свиньями: размышлением об исторических корнях сложного чувства любви-ненависти испанцев по отношению к свиньям). Любой рассказ сопровождается личными впечатлениями.
Ей-богу, я не любитель не то что готовить, даже разговоры о еде меня утомляют, однако эту книгу мне было читать интересно, несмотря на бесконечные перечисления ингредиентов блюд и их названий (которые у меня мгновенно из головы улетучиваются). Очень живые человеческие беседы со знаменитыми поваровами, производителями традиционных продуктов (причём все они в основном что называется «средние предприятия», для которых это живое, трепетное своё семейное дело, начатое дедом или прадедом).
Любителям поесть и охочим до колдовства у плиты особам книга крайне рекомендуется  – только осторожно: не намочите страницы. :)

А ещё в приложении автор рекомендует действительно хорошие рестораны, расположенные в Испании (с адресами и сайтами).

Collapse )
Рыжая

Робин Кук "Злой умысел"


О чем: доктора Джеффри Роудса, анестезиолога, обвинили в смерти пациентки, мол, натворил дел с эпидуральной анестезией, ввел не тот препарат, а все потому что бывший наркоман....а может, и не бывший. Джеффри сперва уверен в своей невиновности, потом под давлением улик начинает сомневаться (а вдруг правда? вдруг ошибся?), но затем вспоминает историю своего друга Криса, также обвиненного в халатности и впоследствии покончившего с собой. Как выяснилось, между историей покойного Криса и ситуацией Джеффри пугающе много общего, вплоть до примененного препарата и странных симптомов пациентов. А затеяв полномасштабное расследование, Крис с ужасом понимает, что в больницах творится что-то не то и жизни ни в чем не повинных пациентов под угрозой.

Медицинские триллеры, как и юридические - довольно специфическая категория детективной литературы, проще говоря, на любителя. Робин Кук в своем жанре хорош, он ловко смешивает детективную составляющую (убийства, погони, перестрелки) с медицинскими заморочками, иногда, правда, перебарщивая с последними. Как, например, в "Злом умысле".

Я понимаю, что путь к раскрытию загадки проходит через тщательную обработку улик, и улики эти как раз медицинского свойства, но периодически у меня возникало ощущение, что я читаю то медицинский справочник, то статью о больничной деятельности. То есть, детективная сторона захватывает, к ней претензий нет, психологический аспект тоже хорош - шок доктора, которого обвинили в смерти пациента, причем улики настолько весомы, что он и сам начинает сомневаться, а вдруг и вправду накосячил и гибель человека действительно на его совести - но мне как человеку далекому от врачебной деятельности, хотелось бы чуточку меньше профессиональных деталей.

А в целом роман неплох, не из тех, которые поражают воображение и впечатляют сразу и надолго, но прочла я довольно таки с удовольствием.
  • 097115

техно-триллер

а посоветуйте хороший техно-триллер, наподобие "REAMDE" Стивенсона или последних книг Гибсона - что-нибудь, где полноценно присутствуют все наши сегодняшние мелочи: сотовые телефоны, GPS-приемники, Facebookи всех мастей и цветов, многое другое.

единственное ограничение: убийц-психопатов, харизматичных каннибалов и прочую одержимую расчлененку не надо, это для девочек. меня же интересуют разумные герои.
  • j_mind

"Дар психотерапии" - Ирвин Ялом.

                  Скажу сразу, что это специфическая литература. Даже если вы ранее читали произведения Ялома: "Когда Ницше плакал", "Лжец на кушетке" и т.д., то это совершенно иная книга, без литературного подтекста. Скорее это учебник. А если еще быть точным, вспомогательное пособие для студентов-психологов (психотерапевтов) или для людей, которые хотят посвятить свою жизнь данной науке.
                    Книга написана хоть и доступным языком, за вечер вы ее вряд ли прочтете. Так как в ней есть много интересных заметок, высказываний, уроков, подсказок и т.д. Некоторые моменты мне приходилось перечитывать, чтобы лучше понять то, что автор хотел донести до читателя. А говорить о том, что вся книга в стикерах, думаю излишне.
                     Итак книга условно поделена на пять разделов. В каждом разделе автор, посредством своего многолетнего опыта в психологии и психотерапии, открывает нам тайны природы отношения между терапевтом и пациентом; методы изучения первичных тревог; проблемы, которые возникают при повседневных занятиях психотерапией; суть снов при работе с пациентом; недостатки и преимущества ремесла терапевта. Книга действительно напоминает учебник. Так как каждая глава, как параграф, который нужно не только изучить, но и понять.

                      Читать или не читать Вам данное творение И. Ялома  - я не знаю. Все зависит от Вас и от Ваших предпочтений. Единственное, кому бы я рекомендовала прочесть эту книгу: студентам-психологам и людям, которые стоять в начале пути служения людям, а точнее психологам (психотерапевтам).