March 30th, 2014

"Танец убийц"

Мария ФАГИАШ "Танец убийц".
Мария Фагиаш (1905 – 1985) американская писательница венгерского происхождения. Этот роман, изданный в 1973 году, рассказывает о военном перевороте в Сербии в 1903 году и убийстве короля Александра и его супруги Драги (думаю спойлером можно не считать, раз об этом в аннотации сообщается).
У нас эта история известна в основном по роману Пикуля «Честь имею». Здесь же всё описано гораздо более подробно. Другое дело, что неизвестно, насколько эти подробности реальны, а насколько вымышлены автором. Об этом разве что специалисты по сербской истории могут сказать. Но сюжет автору удалось построить достаточно драматично и даже зная, чем всё закончится, читать всё равно было интересно.
Основное действие занимает всего сутки: с утра 28 по утро 29 мая (или с 10 на 11 июня по новому стилю), но много отступлений в прошлое, показывающих, как всё дошло до столь трагической развязки. Временами начинает напоминать любовный роман, но, в общем, терпимо. Интересны описания сербского национального характера и традиций, проблемы «европеизации» (и поныне, как известно, актуальные и для Сербии, и для России, и для Украины). Но, конечно, и тут вопрос: насколько объективно это показано? Или автор-венгерка сгущает краски (у венгров с сербами отношения весьма непростые). Впрочем некоторые явления явно были:
Ты не наслышан, случайно, о поездке полковника Драгомира Вутсковича в Цюрих? В молодости он был ярый республиканец и считал Швейцарию чем-то вроде современной Утопии. Годами он копил деньги на поездку и наконец отправился в страну свободы. Но, едва приехал в Цюрих, тут же был арестован — он решил, что, как свободный человек, имеет право помочиться прямо на привокзальной улице.
Подобное понимание свободы и у нас было весьма распространено во времена «перестройки», да и сейчас встречается.
А вот так Россию доили союзнички и в те времена:
Пётр никогда не встречал такого беззастенчивого вора, как его тесть. С завидной регулярностью изобретал он всякие национальные бедствия: по случаю якобы голода, лесных пожаров и даже землетрясений он объявлял Монтенегро зоной бедствия и тут же умолял матушку Россию о помощи. Направлять комиссию для расследования царю было затруднительно — зато он демонстрировал своё покровительство Никите, посылая вагоны с зерном, сельхозмашинами, строительными материалами и медикаментами для верного союзника в Цетинье. Всё это немедленно перепродавалось купцам в Триесте и Землине, а деньги поступали на его счета в Швейцарии.
(«Монтенегро» явный ляп переводчика. В русском языке всё же эту страну принято называть не на западный манер, а по-славянски – Черногория. А вот кто «перекрестил» князя Николу (Николая) в Никиту – автор или переводчик – не зная оригинала, сложно сказать.)
И такой ещё вопрос возник после прочтения: интересно, требуют ли от сербов тамошние монархисты всенародного покаяния за цареубийство?

Помогите советом

Добрый день уважаемые читатели!В последнее время получаю огромное удовольствие от чтения книг Джона Стейнбека.А именно:"Консервный ряд","Благостный четверг","Квартал Тортилья-флэт".Данные произведения показались мне невероятно светлыми,простодушными что ли.Знаете ли вы схожие по духу с вышеперечисленными книги?Очень хотелось бы их прочитать.
Спасибо.
Доктор Шафтхаузен

Виктор Колюжняк. Крокодилы мистера Пинки



Мистер Пинки расхаживает по городу в сопровождении двух крокодилов. У Блэка Валлентайна он хочет отнять розовые очки, причем, ясное дело, такого аксессуара у Блэка в хозяйстве не наблюдается.
У Дэлфа Ниады Пинки позаимствовал мечту, чтобы воплотить ее по своему.
Нора Махоуни хочет починить Биг Бен, чтобы запустить остановившееся время.

Современная экзистенциальная проза неизбежно оказывается в пространстве между «французскими авиаторами» во главе с Ричардом Бахом и нашим любимым Пелевиным.
Пелевинской мизантропии и концепции порочного мира «болезненного сна», здесь нет. Скорее роман выполнен в эстетике британского городского фэнтези, самый яркий представитель которого – Гейман.

Однако, все герои пребывают в том самом болезненном сне. «Фредди Крюгер» сна разума, снимающий сливки с нежелания героев пробуждаться - тот самый мистер Пинки, субъект в розовых штиблетах и соответствующем галстуке.

Collapse )
Shakhmatovo
  • ros360

"Ночь в Лиссабоне" Э.М. Ремарка


Ночь в Лиссабоне (Die Nacht von Lissabon) напомнила известный штамп про Ремарка, чьи сюжеты часто включают влюблённую пару, в которой героиня умирает от болезни. Только не подумайте, что это спойлер: Шварц с первых минут сообщает своему ночному собеседнику, что у него дома стоит гроб. Это не делает повествование менее увлекательным.

Возвращение героя в нацистскую Германию за женой, бегство по поддельным документам, последующие скитания по Франции проносятся чередой рискованных авантюр. Это напоминает приключенческий роман, но им не является. Шварц и Хелен не хотят приключений, они мечтают о мирной жизни, но не находят её в мятежной Европе и с грустью спрашивают друг друга, где Хелен научилась ругаться, а Шварц драться горлышком от разбитой бутылки. Ответ один – в лагере.

Искалеченные судьбы, оперные певцы, вынужденные вскапывать свеклу, штурм американских консульств и очередь, чтобы попасть на корабль в Америку, «Ноев ковчег» XX века. Всё это прошло и никогда не вернётся. Но почему тогда некоторые реалии так напоминают нынешние? Последнее лето перед войной как бы напоминало людям последний раз, как прекрасен мир, который они потеряют. Агрессоры до последнего не верят в возможность войны, считая, что большие державы не заступятся за малых и будет второй «Мюнхенский сговор». При этом средства тратятся на вооружение, а в самой Германии люди живут бедно, экономят на вине, сигаретах и на многом другом. Ремарк показывает, чем это МОЖЕТ закончиться. Надеюсь, всё это останется в книжках о войне, которые можно убрать в шкаф и повернуться лицом к мирному небу…

Джон Роберт Фаулз «Аристос» (1964г.)

О книге, про которую хочу написать, я узнала после курса по экзистенциальной психотерапии. Она позиционировалась как источник глубинной мудрости и рекомендовалась к прочтению, открыв на случайной странице, с любого места. Я же пошла другим путём: прожила от корки до корки и теперь готова поделиться впечатлениями. Джон Фаулз «Аристос»
Collapse )