March 24th, 2014

Shakhmatovo
  • ros360

"Прокляты и убиты" В. Астафьева

Прокляты и убиты – удивительное произведение! Оно о войне, но при этом все события происходят в глубоком тылу: в Бердске под Новосибирском и в Казахстане. Но смертельное дыхание бойни чувствуется на каждой странице. Упоминаются и похоронки, и расстрельные приказы, жертвами которых становятся наивные братья Снегирёвы, да и вообще многие покалеченные судьбы.

У читателя не остаётся сомнений, что всё поколение участвовавших в войне «прокляты и убиты». Встаёт вопрос: за что? Автор по тексту неоднократно отвечает, что дело в отречении от Бога. И иллюстрирует ответ описанием прошлого новобранцев. Действительно, у большинства была тяжёлая жизнь, а исключения вроде Васконяна только подтверждают правило. Неожиданно прослеживаются традиции царской армии: старшина Шпатор сам в ней служил, а кое-кто из солдат даже запевает советскую песню с дореволюционными словами. Не знаю, было ли так в жизни, но историки войны свидетельствуют о том, что обращение к царскому опыту имело место: одно возвращение погон чего стóит!

Однако главное для Астафьева – не причины, а само описание трагедии войны. Ему, и правда, не нужно показывать бои: уже одного тыла достаточно, чтобы посеять в людях ненависть к разжигателям войн. Эти страшные бараки, в которых солдаты теряют здоровье, а то и гибнут. Разлука с близкими людьми и отчаянные попытки женщин и новобранцев завязать какие-то отношения во время сельхозработ. Сами эти работы, которые приходится выполнять зимой, поскольку хлеб некому было убирать в положенное время. Читатель воспринимает происходящее как подвиг, ведь, что бы ни говорили политруки, солдаты шли защищать Родину от захватчиков. Смогут ли так же ответить нынешние ура-патриоты?

"Меня зовут красный"

Орхан ПАМУК «Меня зовут красный».
Заинтересовался книгой, прочитав этот пост . Но долго не мог найти книгу на бумаге, поскольку в электронном виде, как говорят, везде размещён журнальный вариант, сильно урезанный.
Увы, что-то меня не впечатлил «турецкий Умберто Эко», в отличие от аутентичного даже Нобелевской премии удостоенный. Возможно всё дело в том, что я и так-то к живописи достаточно равнодушен, а уж восточная живопись для меня вообще тёмный лес. Потому сложно оценить все страсти, что кипят в книге и не совсем понятно из-за чего весь сыр-бор разгорелся. Конечно, можно сказать, что живопись лишь повод в очередной раз порассуждать на тему Востока и Запада, проблем «догоняющей модернизации», религиозного фанатизма и всего такого прочего. Но поскольку речь об этом идёт именно на основе живописи (а не, скажем, военного дела или ещё чего-то), то всё-таки читателю неплохо бы представлять что к чему.
К тому же и восточная специфика временами вгоняла в ступор. Хоть Россия и не совсем Европа (а кто-то может сказать, что и совсем не Европа), но всё же европейцы нам ближе и понятнее. А тут, в частности, восприятие художниками слепоты как милости Аллаха, вплоть до самоослепления, шокирует. «Восток – дело тонкое». Затасканная фраза, но ведь и впрямь.
Книга наполнена восточными притчами и историями. Вроде многим нравится. Но я и к подобному жанру равнодушен. Так что и тут автор на меня «не угодил». Разве что интересно: автор сам эти истории сочинил или взял в готовом виде из фольклора и старых книг? Или есть и те, и другие?
В общем, насколько можно судить по переводу, автор пишет хорошо, но совершенно «не мой».
И такая ещё деталь озадачила. В 1591 году (когда происходит действие книги) религиозные фанатики в Стамбуле выступают против употребления кофе, называя его «гяурским напитком», пришедшим из Европы. Мне же раньше доводилось читать, что, напротив, в Европу кофе пришёл из Турции и несколько позднее, уже в XVII веке. Кто же ошибается?

Есть ли у вас нестилевые предпочтения в литературе?

Скажите пожалуйста, дорогие (что)читатели, замечали ли вы за собой осознанные или неосознанные предпочтения в литературе, связанные с национальностью автора, страной проживания или принадлежностью к какой-то культуре? Я вот заметила, что не могу читать американцев - не важно, к какому периоду или стилевому направлению они относятся: ни Драйзера, ни Сэлинджера, ни даже Твена (исключение - мистика и детективы, они обычно мало привязаны к этническим характеристикам). Немцы тоже как-то не очень. А вот англичане - да, почти все, французы тоже неплохо идут, японцы...
А как у вас?
Дурачок

Помогите вспомнить

Читала лет 15 назад дамский роман, такой, "классический" покетбук.
Сюжет:
Некая английская юная дева попала в рабство в Пакистане, кажется. Потом ее отпустили (почему - не помню, хоть убейте) и ее провожал в Индию (которая английская колония) некий местный мужчина.
Деву через Индию вернули домой в Англию, она там какая-то очень небедная аристкратка была, и вот она вживается в светскую жизнь, знакомится с каким-то там английским аристократом, который ей кажется знакомым.
В общем, в конце концов оказывается, что тот пакистанец и этот англичанин - один и тот же человек.
Она за него замуж благополучно вышла, а потом, когда он в очередной раз ушлепал в очередной разведрейд, увязалась за ним, беременная.
Ребенка она, кажется, постеряла.

Еще брошка вспоминается, в виде верблюдика, как одна из деталей сюжета.

Еще помнится, что этот мужик в пакистанском обличье (или он афганца изображал? не помню) ее называл "Англичанка" и все время поддразнивал.

Поможите, люди добрые! Уже весь моск сломала, пытаясь вспомнить автора и название.
Чушь страшная, но не успокоюсь, пока не вспомню. :о(
House

Тим Скоренко "Легенды неизвестной Америки"

63345_300Внезапно - сборник рассказов русского автора об Америке. Не буду судить о наличии/отсутствии "американского духа", но сами рассказы весьма симпатичные.
Темы различные - престарелый гонщик, сестры Сазерленд, Нанкинская резня, мошенник, специализирующийся на паровозах...
Рассказы написаны приятным языком, читаются с интересом, объединяющим моментом служит скорее атмосфера, нежели факты, но и атмосферы вполне хватает.
Не могу сказать, что этот сборник оставил во мне какой-то глубокий след или поразил литературным мастерством, но читала я с удовольствием.

СБОРНИК "БЕСПОЩАДНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ" И ТОЛЕРАНТНОСЬ ПО ЖИЗНИ

Сборник фантастических повестей и рассказов антиутопического характера, где доведены до абсурда ("Фантастика - это реальность, доведенная до абсурда" - кто сказал?) современные тенденции толерантности ко всяким меньшинствам.
Я всегда считала себя человеком толерантным. Среди моих друзей и знакомых есть люди разных национальностей, вероисповеданий, сексуальной ориентации. И мое отношение к ним строится на их человеческих качествах: например, один гей, а другой просто старый п...с (потому что алкоголик и вообще та еще скотина).
Но теперь я что-то не уверена в своей толерантности - при прочтении сборника регулярно ловила себя на мыслях типа "бей гомиков" (мусульман, гастарбайтеров и т.п.). Это при том, что активно читаю я с шести лет, привыкла относиться к написанному критически, т.е. не верить любому печатному слову. Правда, дочитав, я освободилась от влияния текстов и просто констатировала: хорошо написано, сильно!
А вот теперь думаю: попадет такой текст в руки человека с неустойчивой психикой - на всю жизнь ведь может впечатлиться! И воспринять все всерьез, и выискивать в окружающей действительности признаки надвигающегося "дивного нового мира", и находить их - чего стоит история о запрете в Голландии фильма "Гостья из будущего" за активную пропаганду гетеросексуальных отношений (фейк, конечно, но убежденному каждое лыко в строку...). Того и гляди, начнет такой товарищ в противовес гей-парадам организовывать митинги сексуальных большинств...
tram

Набоков. ПСС

Друзья. Хочется сделать подарок: ПСС Набокова.
Вопрос: есть ли альтернативы 10-томнику "Симпозиума"? Или это и есть единственное на сегодня самое полное собрание сочинений?


Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

Жозе Сарамаго "Слепота"


…Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь

                 Писателя из Португалии Сарамаго интересует вопрос о том, как поведет себя человек, если все, кроме него самого, вдруг потеряют способность видеть. Его “Слепота” (или в оригинале “Эссе о слепоте”) - это не попытка научного или социального фантаста смоделировать общество незрячих. Это попытка, если хотите, психотерапевта дать своему пациенту новую вводную: мужайся, ты остался одним зрячим в мире, который в одночасье ослеп: что ты станешь делать?

                  Сразу предупреждаю: книга жестокая. Герои пройдут через многие круги адовы, испытают все мыслимые и немыслимые лишения, а вместе с ними и читатель испытает на прочность свое мировоззренческие установки.

                 Форма изложения, избранная автором, достаточно сложна для восприятия: исполинские абзацы a la Маркес с практически полным отсутствием "демаркационных линий" прямой речи. Что это - способ заставить читателя влезть в шкуру героев и пробираться сквозь текст на ощупь? Или Сарамаго всегда такой: дает вам эдакий бетонный куб пять на пять, и поди выгрызи из его недр спрятанный клад? К сожалению, сравнивать пока не с чем: других произведений португальца читать не приходилось.

                  И еще. Концовка романа слишком хороша для произведения такого масштаба драматизма. Не для того вгрызались мы в пласт бетона, чтобы обнаружить замурованную в нем сахарную голову.