February 25th, 2014

Н. Яковенко. Очерк истории Украины


Книга была прочитана в прошлом году, но именно сейчас, мне показалось, подобное чтение приобретает особенную актуальность. Поэтому мне захотелось поделиться с сообществом тривиальной мыслью о том, что об истории страны лучше узнать из серьёзного научного труда, а не из написанных в полемическом и политическом запале публицистических статей.
      Книгу автор написала (во всяком случае, старалась написать) с максимально научных, корректных позиций. (Хотя сейчас это вряд ли возможно). Полное название книги «Очерк истории Украины в Средние века и раннее Новое время». Это задаёт временные рамки: всё кончается в XVIII веке с окончательным включением территории в состав Российской империи - без революций, погромов и голодоморов. «Очерк» довольно объёмный – 700 страниц, не считая приложения.
      Моё первое знакомство с тем фактом, что, грубо говоря, в истории Украины кроме Богдана Хмельницкого и Тараса Бульбы было кое-что ещё, состоялось лет 20 назад с прочтением сочинения М.Грушевского. Конечно, книга Яковенко и более современна, и более информативна, и читать её интереснее. Написана книга на украинском, перевод на русский сделан качественно.
      История Украины в описываемый период – это история территории и людей, но не государства (за исключением Галицко-Волынского княжества). В этом своеобразие. Элита территории теперешней Украины пополняла и польскую шляхту (об этом у той же Яковенко есть книга «Украинская шляхта с конца XIV до середины XVII столетия»), и российский правящий класс.
      С некоторыми вещами в книге не хочется соглашаться. Например, объясняя происхождение самого названия «Украина» автор выводит его из слова «край», но не в смысле «окраина», а в смысле «своя земля», что мне кажется натяжкой. Чтобы не напоминать, что жители нынешней Украины на протяжении всего описываемого периода считали себя русскими (термин «Украина» - сравнительно поздний), автор различает слова «русский» и «руський» (как иногда писали в средневековых источниках), понимая под последним «русский, но не российский». И ещё: в книге очень плохие, «слепые» карты, что затрудняет чтение.
    В целом же, я рекомендовал бы эту книгу и любителям серьёзного исторического чтения и просто тем, кто хочет лучше понять происходящее у соседей.

Стиг Ларссон. Трилогия "Миллениум"

Дочитала прекрасную трилогию. Ощущения странные - как будто это не только детектив, но и фантастика - настолько мне русскому человеку путинской эпохи, кажутся потрясающе наивными проблемы прав человека например.
Ну вот как русскому человеку понять - как может журналист написать статью о нарушениях прав какой-то девушки, находящейся под следствием, (права нарушают гэбисты!), и встретиться с первым лицом государства (вот это вообще запредельно) на тему несоблюдения конституционного права гражданина? При этом его не душат, не сажают, не бьют табуреткой по голове, и выкрадывают статью, не угрожают - а просто беседуют на тему - как соблюсти главную нашу ценность и святыню - Конституцию?
Не укладывается, да.
Микаэль Блумквист конечно герой-любовник и красавец. не брезгует никем буквально, - ни престарелой дамой, ни культуристкой - гэбэшницей.
Лисбет самый прекрасный персонаж - я предполагаю, что списан он с реального человека настолько она получилась живая и настоящая.
И конечно есть штампы, которые по ходу чтения вызывают легкую улыбку, как иногда улыбает какая-то привычка у нравящегося тебе человека:
Лисбет прикусила нижнюю губу. Микаэль Блумквист задумчиво кивнул. В постели они оказались через тридцать секунд.
И самая любимая концовка у большинства диалогов: Они проговорили три часа.

В целом три прекрасных книги, и очень печально, что автор не познал всю славу при жизни.

Теперь хочется почитать что-то похожее - скандинавское, детективно-остросюжетное, остренькое но без чернухи.
Посоветуете? 
House

Дай Сы-цзе "Бальзак и портниха-китаяночка"

Daj_Sytsze__Balzak_i_portnihakitayanochkaУдивившая меня книга. В мой список к прочтению она попала исключительно из-за показавшегося интересным названия, а в результате очень понравилась.
Главный герой и его лучший друг живут в китайской деревушке. Нет, они не родились здесь, они в своеобразной ссылке для перевоспитания интеллигенции крестьянским трудом. И невероятное везение - им в руки попал целый чемодан с запрещенной литературой. Стендаль, Дюма, Диккенс, Достоевский, Бальзак... Эти книги пленяют их умы и их воображение.
А в соседней деревне живет Портнишечка, дочка местного портного. Она красива, мила и совершенно невежественна. И друг главного героя, завязав с ней роман, берется воспитать в ней культуру и художественный вкус. День за днем он приходит к ней с книгой и читает вслух, и наивная горянка слушает Бальзака, делая свои выводы.

Роман очень понравился мне тем, что небанально поднимает вопрос - а всегда ли образование и знания открывают в душе человека лучшее и высшее? Тот случай, когда книга дает пищу для размышлений еще на несколько дней вперед.

«Бобо в раю: откуда берётся новая элита» Д. Брукса

Замечательная книга Дэвида Брукса «Бобо в раю: откуда берётся новая элита» — это исследование нового класса интеллектуалов, приходящего на смену аристократии. Автор называет из Бобо (богемные буржуа), но для простоты мы называем их хипстерами, что не очень точно, но понятно. Брукс рассказывает о том, как и почему зародился новый класс, а также подробно описывает все аспекты жизни Бобо.

Дэвид Брукс — колумнист. Пишет легко и иронично, что делает чтение увлекательным. Он говорит не только о видимых признаках нового класса интеллектуалов, но и о системе ценностей, привычках и общественной позиции. Признавая, что влияние Бобо на общество скорее позитивно (он и сам считает себя таковым), автор с юмором описывает крайности, присущие поколению.

Книга интересная и смешная, во многих ситуациях узнал себя и своих знакомых. Например, глава про путешествия — здесь все очень в точку. Вот несколько цитат:

«С тех пор как туда провели электричество, Южный Белиз уж не тот», — вздыхает мужчина с карманами. Это путешественник-бахвал. Есть такие искушенные бродяги, которые любят вывешивать пройденные крутые маршруты как юбилейные медали. Больше всего в жизни им нравится делать прозрачные намеки, смысл которых сводится к тому, что, куда бы вы ни собирались, они там были, когда это еще что-то значило.
[…]
…вьетнамский синдром. Страдающие этим психическим расстройством любой разговор сводят к одному: путешествию во Вьетнам, которое перевернуло их жизнь.
[…]
Правила полезного отдыха гласят, что отпуск должен оцениваться по результатам — чему мы научились, каких духовных и эмоциональных вершин достигли, какие незабываемые ощущения испытали. А баллы в этой игре зарабатываются лишь на неизведанных маршрутах, благодаря умению тонко ценить редкие удовольствия. Поэтому бобо тратят невероятные усилия, чтобы отмежеваться от пассивных и неизобретательных туристов, которых целыми автобусами сгружают возле главных достопримечательностей. Туристы увешаны фотоаппаратами, поэтому бобо предпочитают обходиться без них. Туристы кучкуются на главных площадях, поэтому бобо больше времени проводят на задворках, наблюдая за времяпрепровождением настоящих местных, как правило, стариков, катающих металлические шары.
[…]
Руководители корпораций не любили распространяться о своих фронтовых приключениях. Теперь же каждый третий топ-менеджер сперва поразит, а потом утомит вас рассказами о покоренных им вершинах. Многие из них либо только что вернулись из экспедиции на покрытый вечными льдами пик, либо проходят серьезную подготовку, чтобы туда отправиться. Сидите вы на званом ужине, ковыряетесь спокойненько в салате, и вдруг до вас доносятся не предвещающее ничего хорошего «базовый лагерь» и «нулевая видимость». Выступающий воспаряет все выше, для вас же вечер идет под откос. «К физическим трудностям мы были готовы, важно было преодолеть все это психологически», — втолковывает любитель экстремального отдыха своей аудитории размякших сотрапезников, которые — о, жалкие — не привыкли месяцами тренироваться перед отпуском. Пока он рассказывает о своих похождениях, Роберт Пири уже добрался бы до Северного полюса, ведь важно упомянуть всех местных проводников (носителей народной мудрости), все брошенное по пути оборудование («Дело дошло до того, что пришлось выкинуть даже кофе-машину»), все отмороженные пальцы (всегда есть человек, которому пришлось их ампутировать) и ненастные дни, проведенные в палатках, сдуваемых с плато невероятной силы метелью, из-за которой не видно ни зги.
Возникает ощущение, что любая гора выше 3000 метров над уровнем моря усеяна миллионерами в ярких куртках, которые наслаждаются кислородным голоданием.