January 5th, 2014

(no subject)

прочитала " в канун рождества" и "рождество эркюля пуаро" и не могу найти книжку близкую по духу, с таким же уютным и неторопливым слогом. не читается у меня(((
а очень хочется(((
diablo

Виктор Суворов. Против Всех

Виктор+Суворов.+Против+всех[1]
Прочитал последнюю книгу Виктора Суворова.

Писать о книгах Суворова не просто. Отношение к нему как правило полярное - либо любят, либо ненавидят. И изменить это практически невозможно.
Поэтому, прочитав его очередную книгу, хочу поделиться в чем, на мой взгляд, ценность В.Суворова.
Он помогает взглянуть критическим взглядом на те наши исторические шаблоны и штампы, которые, казалось, сомнению подвергнуты быть не могут. И это главное! Далее, если вы не согласны с его версией событий и находите для этого аргументы - хорошо, не соглашайтесь, но составьте свое собственное мнение о нашей, по сути, совсем недавней истории.

Собственно о книге. "Против всех" - приквел к "Кузькиной матери". Описывает обстоятельства перехода власти от Сталина к Хрущеву, ядерные испытания и многое другое. Мне было очень интересно читать. Позиция автора как всегда, аргументирована и подробно изложена - с цифрами, датами, именами.

Итого - если В.Суворова категорически не приемлите, не читайте, не портите себе настроение. Если Суворов нравится, то прочитаете и без моей рекомендации :)
А вот если пока не доводилось читать его книг - очень рекомендую. Составьте собственное мнение!


P.S. Недавно прочитал, наконец то переведенный "Спецназ". Отдельно о ней писать не стал т.к. книга все-таки 1987 года и многое с тех пор попало в открытый доступ. Но для интересующихся в ней также немало любопытного.
screenshot_0[1]
именная красная

Джон Катценбах "Особый склад ума"


О чем: недалекое будущее, не особо отличающееся от нашего времени. За исключением того, что в США царит небывалый разгул преступности - стрельба на улицах стала обычным делом, грабежи, убийства, насилие - дело даже дошло до того, что офисных сотрудников на обед и на парковку сопровождает вооруженная служба безопасности и даже по коридорам офисных зданий в одиночку ходить небезопасно...пушки есть у всех, но не факт же, что мирная бухгалтерша выстрелит быстрее грабителя.

Единственный оазис мира и безопасности в стране - это территория из нескольких городов, которая совсем скоро должна стать официальным 51-ым штатом. Въезд на жительство в этот рай на земле строго ограничен, а жители практически лишены права на неприкосновенность частной жизни, но это цена, которую они согласны платить за возможность жить спокойно. Естественно, и деньги вокруг крутятся немалые.

И от однажды в 51-ом штате, там, где преступности нет и быть не может, появляется серийный убийца, специализирующийся на молоденьких девушках. Всполошившиеся власти стремятся любой ценой избежать огласки, и приглашают профессора Джеффри Клейтона - во-первых, потому что он - настоящий профи по серийный убийцам, а во-вторых, кажется, маньяк имеет самое прямое отношение к Клейтону и его семье. Копаться в этом деле для Джеффри означает копаться в самом себе и в семейном прошлом - это нелегко  и болезненно, но выбора нет - маньяк хитер, изворотлив и, похоже, ведет некую игру, где Клейтону и его семье также уготованы свои роли...

Collapse )

Помогите вспомнить

В детстве по радио слушала не то рассказ, не то повесть. Сюжет: человек вроде как не может спать, ему чудится лай собаки. Один знакомый советует ему завести пса. Человек послушался, завёл себе животинку, а потом она спасла его от бешеной собаки. Хозяин делает питомцу прививку, лечит его, но потом пёсик снова сцепился с бешеной собакой и погиб.
Произведение вроде как 19 века, какого-то отечественного автора.

ЖЗЛ Иван Ефремов. Авторы Ольга Ерёмина и Николай Смирнов.

Естественно, такой любитель книг Ивана Ефремова, как я, не мог пройти мимо книги о нём в серии ЖЗЛ.

[Осторожно! Много букв!]Так что я был чрезвычайно рад, когда мой друг ecoross1 подарил мне её на Новый Год. Да ещё с автографами авторов. Но несмотря на это, в своём отзыве я всё равно буду злым.
Что я хотел получить от книги? Во-первых, биографию Ивана Антоновича. Ну очень мне интересно, как же это он так везде успел. Надо отметить, что с описанием жизни Ефремова в первую половину жизни авторы справились, ПМСМ, очень хорошо. Правда, я так и не понял, как же он успел побывать красноармейцем, чернорабочим, моряком, препаратором, палеонтологом, геологом...ничего не забыл? При этом волшебным образом ему, как минимум, существенно не мешало то, что отец его был купцом 2 гильдии(а ещё старовер и выходец из Керженца, практически герой "В лесах" и "На горах" Мельникова (Печерского) - ещё двух моих любимых книг...иногда интересно смыкаются биографии). Кстати, что стало с его отцом после того, как он работал бухгалтером на ранее своей же лесопилке не ясно и какие отношения у него с сыном были тоже не ясно. А интересно было бы. Ну да ладно, книга всё же про Ивана Ефремова.
Кроме разносторонности просто шокирует то, что Ефремов был успешен везде. Отчаянные походы по тайге, напоминающие описанные в "Угрюм-реке" Шишкова, разведка пути будущего БАМа, поездки по местам боевой славы Амалицкого, служба матросом - всё в чудовищном темпе. Что интересно - места бюрократическим дрязгам тут почти нет. Отчасти это, конечно, связано с тем, что и должности у него были не те. Но даже после получения достаточно высоких должностей где-то до середины 30-х борьба с бюрократией как-то на первый план не выходит. А вот потом... Но это потом. А пока уже закалённый жизнью и опытный, поменявший множество родов деятельности 20-летний палеонтолог бегает по горам, охотится из всякого огнестрела, в общем, живёт крайне весело, правда на окончание института времени у него так и не будет. А кандидатскую без защиты присвоят. С одной стороны, веяние времени, когда просто не было "достаточного" числа учёных, с другой тоже веяние времени, когда власть бумажек не была столь явной.
Но вот в 30-е годы он уже более-менее признан, как палеонтолог, на руководящей должности и тут он сталкивается с "сталинским порядком"(с). Как знают знающие, представлял этот порядок просто невероятный хаос.
Вот, например, решили перевести из Ленинграда в Москву Палеонтологический музей. Надобно, естественно, здание, ну и кадры тоже жить хотят. Что тут началось! С большим трудом удаётся получить хотя бы какое-то здание (кстати, недалеко от теледомика). Но оно крайне плохо и вообще туда влазит 1/2 от того, что было в Ленинграде. А с людьми ещё хуже. Им даже прописки не дают. При этом даже старые запасы экспонатов разместили как попало и всё идёт к тому, что они будут утрачены, как полимеры. Попытки добиться чего-то от тех, кто вообще говоря, должен это решать, ожидаемо, никаких результатов не дают. В итоге пишется два письма Сталину. В итоге не отправляется ни одно. Второе отложилось в архиве и потому приведено в книге. Это Адъ и Израиль. Славословия есть и много, но до ультиматума ему недалеко. При этом в словах о том, что "Опасность ещё в том, что если уйдут из состава Академии весьма немногочисленные лица, которые знают эти коллекции, - значительная часть коллекций попросту погибнет..." лично мне видится толстый троллинг на тему "хватит арестовывать", ибо иных причин к уходу не описано, а вот про аресты богато. Как раз в 1937 году в Москве имел место Геологический конгресс, где и Ефремов участвовал. Так вот до и во время его было арестовано сразу несколько человек. Ну гады-вредители, наверное, как же иначе... Вокруг Ефремова вообще "почему-то" толпилось много "сомнительных" личностей. Да и сам он периодически ходил...по лезвию бритвы.
Но самый-самый ад начался в годы войны. Ибо с эвакуацией всякая деятельность института была, фактически, парализована. То есть выехать-то в эвакуацию выехали, а денег нет и вообще деньги местные жители не принимают, Помещения? Какие помещения? Переезд во Фрунзе? Опять же сопряжён с колоссальной волокитой. В итоге несколько лет не мобилизованные и потому, вроде как считающиеся особо полезными учёные сидят на ящиках с костями и отчаянно выживают. При этом Ефремова попытались призвать к какой-то работе по размещению запасов чего-то военного в карстовых шахтах, но, судя по отрывкам фраз, кончилось это тоже ничем (впрочем, однозначного ответа авторы так и не дали).
Для полного счастья Ефремов серьёзно заболел, был вынужден научную работу оставить и обратиться к писательству. И тут как заверте...
Собственно, ничего революционного про историю написания первых книг я не услышал. Вот только очень удивился, что "Каллиройя" - это ранний рассказ, написанный "в стол" в связи с эротической направленностью в 40-е годы.
Если вы думаете, что volokita и burokratizmus, достойные Ильфа с Петровым закончились в конце 40-х, то Вы ошибаетесь. Всё только начиналось.
На этом фоне я плохо понимаю, как со столь "небольшой кровью" удалось организовать Монгольские экспедиции. Может быть, отчасти дело в том, что всё было решено ещё в 1941 году. Собственно, выезжать-то должны были 23 июня... А вот препоны в процессе...Увы, увы, тут опять во всех "красках" проявляется "родимое пятно" нынешней системы управления, при которой решения принимают те, кто к этому делу имеет весьма опосредованное отношение, ну а спецы должны упрашивать, чтобы сделано было, как надо, а не как пришло в голову кому-то там в заоблачных верхах. В итоге экспедиция 1950 года не состоялась совсем. Кто-то там наверху разрешения не дал.
Собственно про экспедиции всё описано в "Дорогах ветров", грязных подробностей про частично описанные в опубликованных письмах Ефремова проблемах со снабжением не последовало.
Но тут авторы уже начали переписывать огромными кусками произведения Ефремова, что несколько раздражает, ибо понять всё произведение по куску затруднительно, так что не читавшему мало поможет, а сакрального смысла читать то, что я в них уже читал я не вижу.
Принципиально нового про ранние произведения и про "На краю Ойкумены" тоже я не заметил. Но первый раз рвотный рефлекс я испытал при словах, что вот де крамола в "Путешествии Баурджеда" состояла в том, что как свободными путешественники вернулись из Пунта, так и советские солдаты вернулись свободными, а их мерзкий стали в лагеря начал отправлять. Ну пишите о том, о чём понимаете, в конце концов! Увы, дальше будет только хуже.
Удивило, что "Дорога Ветров" была написана ещё в самом начале 50-х. Но тут по Ефремову ударила болезнь, да и бюрократизм стал побежать учёного. Если раньше как-то и работ было много и длились они мало и результат был, то, судя по книге, с начала 50-х каждая работа, будь написание книги или научная работа, стала растягиваться по времени просто катастрофически. При этом проблемы с сердцем нарастали и нарастали и как-то так совпадало, что отвлекали автора от работы научной, "приковывая" к литературе. В этом Ефремов видел указание судьбы.
И вот где-то в конце 50-х начинается часть про Ефремова, как писателя и мыслителя. И вот тут, по-моему, начинается кошмар. С каждой страницей мыслей авторов становится всё больше, а описания биографии Ефремова всё меньше и к концу они сжимаются до констатации нахождения на той или иной даче. Как я понял, научную работу он какую-то вёл, ну во всяком случае, Чудинова консультировал. Но в каком объёме я так и не понял. Из этой части достаточно интересно написано про общение с всякими разными интересными людьми. Как я уже говорил, многие только что числились всякими там вредителями, а некоторые попадут под раздачу чуть позже. Галлай среди них не упоминается. Так вот мысли и оценки авторов плавно заполняют всё. И меня страшно раздражают суждения на тему "что хотел сказать автор". Нет, не оценки, мол мы считаем, что вот поэтому и вот поэтому (аргументы прилагаются) тут автор хотел сказать то-то. Авторы транслируют своё мнение, как неприложный факт и, как правило, без всяких аргументов. При этом чем дальше тем больше авторы углубляются в разгадывание всяческого символизма в произведениях Ефремова. При этом аргументов больше не становится, а так как символы можно толковать практически как угодно (да и вообще, кто сказал, что показавшееся символом авторам - символ? Может "банан иногда только банан"?) , всё доходит до полнейшего произвола. Ну и чувствуется знакомый стиль... когда я в первый раз увидел ссылку на мнение "футуролога" Переслегина, я просто выругался. А вот когда ни к селу ни к городу пошли всякие красивые слова... (например, с удивлением "узнал", что синергия - это, оказывается, наука о саморазвитии, ещё было про что-то там квантовое на макрокроуровне, загадочно связанное с каким-то шаром света или что-то вроде этого, сейчас не могу найти)
И ведь много красивых слов про саморефлексию науки, про опасность словесной эквилибристики...А что это, как не эквилибристика и выбегалловщина в чистом виде?
При всех рассуждениях о науке почему-то ни слова не сказано о критериях научности. Правда, тут, виноват, отчасти сам Ефремов, ибо под конец жизни основательно увлёкся всякой чертовщиной. Авторы, ни на что не ссылаясь, пишут про то, что он даже астрологией интересовался. Ну и полный набор: Блавацкая, телепатия, экстрасенсорика и даже материальность мыслей. Описание его переписки по данным вопросам мне было наиболее тяжело читать, ибо я не думал, что всё настолько плохо. При этом авторы клеймят неумение принять факты, не укладывающиеся в привычную картину, но обходят вниманием вопрос, что такое факт. А ведь научный факт - это термин. А вот являются ли научными фактами эти самые телепатия, экстрасенсорика, гомеопатия и т.д.? Ведь сколько ни мучились - добиться повторения даже "успешных" опытов не удавалось. Собственно, только этим "паранормальные" явления и отличаются от не менее чудесных, но более реальных явлений, например, квантовой механики. Самый апофеоз обвинений у Ефремова (см. 525 стр) - следующее обвинение. "Гипотеза...не научна...Конечно, как же иначе. Речь идёт: а)о нашей официальной науке - читатели иной и не энают и, даже если бы Келдыш узнал, что его наука убога и существует иная, настоящая, то счёл бы автора предисловия [Еферемова] за сумасшедшего и маньяка" Но опять же, у Ефремова о критериях научности я ничего не увидел (правда, конечно, я не всю переписку читал). В чём же критерии научности иной, "настоящей" науки? Боюсь, вопрос риторический.
Отсюда и ссылки на Гумилёва, на которого учёные по делу смотрят, как Гордон Китайский на мастеров кунг-фу и на Чижевского (опыты с положительным влиянием ионов на живые организмы, насколько я знаю, повторить до сих пор никому не удалось, насколько мне известно, а уж о идее связи солнечной активности и событий на Земле как-то и упоминать не хочется) и много чего сходного. И любовь подкреплять своё мнение не аргументами, а ссылками на авторитеты (и это всё после ритуальных рассказов про то, что в науке авторитетов быть не должно)... При чём, судя по приведённым цитатам, тут и сам Иван Антонович отметился, ибо радовался, что вот ту мысль я нашёл у древних индийцев, а эту вообще у Иоанна Богослова. Хотя уж находить что угодно вплоть до взаимного исключения в религиозных текстах - древнее развлечение.

Много я тут недостатков увидел и больно было читать то, что не понравилось у самого Ефремова, ибо Ефремов - мой любимый автор и любимый мыслитель. Человек, с которого бы хотел делать жизнь, если бы у меня хватало на это возможностей. Наверное, всегда так бывает, что кумиры идеализируются...даже не потому, что мозг автоматически при недостатке информации, как отмечал и сам Ефремов, достраивает недостающее по "правильному" образцу, а просто потому, что хочется, чтобы они были идеальными. Но всё-таки книжку я прочёл на одном дыхании. Всё-таки в ней очень много интересного про жизнь и самого мыслителя и про жизнь его окружения. Так что книгу я всем с удовольствием рекомендую.
P.S. Редакторов следует приравнять к хроноложцам и подвергнуть мучительной казни посредством Умиротворяющего Раздирателя Янь Ло, за многочисленные опечатки.
Curious
  • lady_nb

Александр Быченин, Черный археолог

Аннотация: Бывший военный ксенопсихолог Павел Гаранин, вынужденный прозябать на планете Гемини-3 и зарабатывать средства к существованию боями без правил, и не предполагал, что однажды его жизнь круто изменится. Ему сделали предложение, от которого невозможно отказаться. Вакансия координатора по работе с пассажирами на частном лайнере — что может быть лучше, особенно после нескольких лет, проведенных почти на самом дне? А то, что капитан и владелец корабля известный контрабандист и черный археолог,— мелочи по сравнению с возможностью выбраться из зыбкого болота, в котором, как оказалось, легче легкого очутиться, вылетев из армии после ранения, да еще и с «волчьим билетом». Именно так Паша и думал, давая согласие Пьеру Виньерону. Как показала практика, напрасно…

Роман — как это часто случается в последнее время — представляет собой не законченное произведение, а развернутую экспозицию, вводящую читателя в назревающий конфликт, раскрывающую характеры будущих участников действа, расставляющую «фигурки на доске», но не содержащую каких-либо значительных событий. Собственно в этом, в отсутствии самостоятельной сюжетной линии, а также в характере главного героя мне видится главный недостаток книги.

При этом нельзя сказать, что событий в книге нет. Их более чем достаточно, сменяются несколько локаций, введено порядочно действующих лиц, многие из которых вполне раскрыты, но все это лишь масштабная подготовка к развертыванию генеральной линии повествования, которая — судя по всему — ждет читателя во второй книге, «Черный археолог. По ту сторону тайны».

Собственно, именно благодаря богатым декорациям с изрядной долей восточного колорита, а также ряду многообещающих персонажей, за чьим развитием интересно следить, первая книга читается легко и оставляет приятное послевкусие.

Collapse )

не легко

Жозе Сарамаго "Слепота".

18.85 КБ«Хочешь, я скажу тебе, о чем думаю сейчас. Хочу, скажи. Я думаю, мы не ослепли, а были и остаемся слепыми. Слепыми, которые видят. Слепые, которые, видя, не видят». Жозе Сарамаго «Слепота».
Исследователи относят этот роман Сарамаго к жанру социальной антиутопии, но не менее отчетливо в нем прослеживаются и следы постапокалиптической литературы. Набор приемов, используемых автором, стандартен для любого писателя фантаста, но за универсальностью методов кроется глубокое личностное понимание проблемы, мировоззрение писателя и его философия. Роман заставляет читателя работать, мыслить, а не просто созерцать катастрофу, по-голливудски восторгаясь деградацией и разрушением. Итак, среднестатистическое человеческое общество постигает невиданный доселе недуг – люди один за другим начинают слепнуть, и эта слепота принимает характер эпидемии. А первейший способ борьбы с эпидемией, как известно, карантин. Первых ослепших заселяют в здание бывшей психушки. Боязнь быть пораженным этой болезнью заставляет людей идти на крайне жесткие меры, вплоть до расстрела слепцов, покидающих зону карантина.
Цивилизованный человек, попавший в критическую ситуацию, начинает являть свою животную сущность. Власти содержат больных в нечеловеческих условиях, отказывая им в уходе и медикаментах, солдаты убивают беспомощных слепцов, сами ослепшие превращаются в грязных животных. Самые предприимчивые из них захватывают власть в карантине: под угрозой голодной смерти они грабят других больных и насилуют женщин. Впрочем, не надо быть большим мудрецом, чтобы смоделировать подобную ситуацию. Всем понятно, что под угрозой истребления из человека быстро выветриваются остатки гуманизма и духовности, это явление уже давно и подробно описано в мировой литературе.Collapse )

Ольга Еремина, Николай Смирнов, "Иван Ефремов: ЖЗЛ"



"Промчатся куда-то годы. И скажут, меня читая: Он с детства любил природу. И женщин родного края" Борис Барский.  

Монументальный труд об удивительном человеке. Кажется, не было такой профессии, которой бы он не занимался. Оказывается, почти каждый пейзаж, герой или эпизод романа или повести Ефремова имеют реальных прототипов, нередко - из жизни самого автора.
Начало книги вообще читается как увлекательный роман. Сын богатого купца-энтузиаста становится красноармейцем автороты (это в 12-13 лет), старшим матросом, грузчиком, геологом, палеонтологом, защитником природы ("когда это еще не было мейнстримом"), препаратором... Ефремов в 50-градусные морозы проходит от 120 до 150 меридиана и от 54 по 61 градус северной широты. За все его экспедиции не погиб и серьезно не пострадал ни один человек.  Форти в "Трилобитах" блестяще описал, каких трудов стоит бережно извлекать хрупкие кости из породы - а здесь нужно достать и привезти многометровые кости. А также с боем выбивать помещения для музея в эвакуации. Богатырски сложенный человек - и многолетний инвалид, снова и снова выкарабкивающийся буквально с того света написанием книг, раз уж не может (или не дают) работать в науке. Блестящий писатель и популяризатор науки - и застенчивый заика. Советский писатель-орденоносец - и большая любовь к женщинам не только "родного края", но и всего мира. Прекрасно показаны не менее примечательные люди, окружавшие Ефремова - от Штильмарка до Обручева. Тоже характерно.
Надо сказать, что вторая часть книги (после первых рассказов) - ИМХО слабее. Тут авторы уделяют больше места не столько самому Ефремову, сколько размышлениям, "что хотел сказать автор своим произведением" с позиций 21 века, и воспоминаниям о нем. А жаль - было бы очень интересно подробнее проследить, например, замыслы Ефремова "из первых рук", а не фанфиков. Очень познавательно читать "расшифровку" имен персонажей и кораблей у Ефремова - несмотря на многие издевки, придумывались они не просто так. А также вплетение им научных знаний в художественный текст - а знал Ефремов невероятно много, поддерживал переписку и публиковался за рубежом уже в 20-е.
Книга полностью заслуживает покупки и прочтения. Отдельное спасибо авторам за возможность купить книгу напрямую.