November 8th, 2013

Америка

Детские книги, которые стоит читать и перечитывать взрослым

Для меня это сказки о Муми Троллях Туве Янссон, сказки о Ежике и Медвежонке Сергея Козлова, а теперь еще "Вечный Тук" Натали Бэббит. Я сознательно не говорю о Маленьком принце, например, или о "Вине из одуванчиков" - эти книги малышам не почитаешь, а вот "Ежик в тумане..."
А у вас есть книги, от чтения которых вы получаете удовольствия может быть даже больше, чем ребенок, которому вы читаете?
House

Джеймс Олдридж "Мой брат Том"

Dzhejms_Oldridzh__Moj_brat_TomРассказчик описывает нам своего младшего брата Тома - его жизнь, его устремления, его первую любовь. Редкий случай - повесть о любви, написанная мужчиной.
Порывистому, принципиальному Тому сложно жить в маленьком австралийском городке, где мало кто интересуется делами мирового масштаба. Осложняется все тогда, когда он влюбляется в девушку, отец которой скоро предстанет на судебном процессе в качестве обвиняемого... и доказывать его вину будет отец Тома.
Сама по себе книга довольно простая, сюжет предсказуем, у меня не было ни малейшего сомнения в том, чем все кончится. Это не великая литература, но и бульварным чтивом не назовешь - книга живая, теплая и оставляет положительные, хоть и не самые сильные эмоции. Не войдет в список любимых, но о прочтении не жалею ни капли.
ундина

"Слепая вера" Бена Элтона.

Антиутопий я прочла в разное время немало, и все они рисовали мир будущего весьма непривлекательным.

Бен Элтон доводит до абсурда основные черты уже существующей реально, нашей цивилизации. Но от этого, пожалуй, ещё страшнее.

Недавно я уже затрагивала тему эротики и порнографии - сексуальность, лишаясь ореола тайны и интимности, теряет благословение божественного Эроса (http://chto-chitat.livejournal.com/11121275.html). И вот, словно чтобы дать мне возможность продолжить рассуждения о том, что разграничивает эти, на первый взгляд, смежные области, в мои руки попадает (ну, это я фигурально выражаюсь, так как давно книги читаю  на электронном носителе) роман Элтона  "Слепая вера" (2007).

Обитатели мира, изображённого в романе, забыли о том, что такое Эрос. Круглосуточная жизнь в режиме он-лайн не представляет возможности утаить ничего: в сеть выкладываются даже записи родов и лишения невинности (чего требуют странные правила приличия, регламентирующие поведение граждан). Герой романа открывает для себя удивительную истину: "не было на свете ничего более важного, более смелого, более оригинального и более эротичного — истинно, глубоко, пугающе эротичного, — чем секреты".

33853_600 (600x535, 303Kb)

[Spoiler (click to open)]

Конечно же, утопия - это по определению место, которого не может быть (от лат. названия Utopia, придуманного Т. Мором в 1516 г. Представляет собой транслитерацию др.-греч. слова, составленного из οὐ «не, нет» + τόπος «место»; то есть букв. «не место, место, которого нет»). Поэтому большинство утопий - по сути, антиутопии.

Все попытки построить общество всеобщего благоденствия, как в реальности, так и в фантазии, до сих пор оставались безуспешными или неубедительными (мало кто знает, к примеру, что роман "О дивный новый мир" Олдоса Хаксли замышлялся его автором как утопия, и лишь осознав реакцию публики на предлагаемый им рецепт счастья, писатель изменил свою концепцию. Первоначально в названии  звучала не ирония, а восхищение возможностями новой науки - генетики, с помощью которой Хаксли предполагал возможным построение идеального мира).

Что касается Элтона, то он рисует мир, в котором нет счастливых, все несчастны, однако постоянно обязаны изображать восторг и ликование. Должны слепо верить в несуществующую реальность.

Это мир непрерывной и тотальной лжи, лжи, корень которой - страх.  Со всех сторон транслируются лозунги о том, что любые мечты исполнимы, стоит лишь захотеть - и в то же время никто не имеет ни секунды передышки, чтобы подумать, не то чтобы мечтать. Каждый объявляется уникальным и даже знаменитым, в законодательном порядке - но все одинаково бесправны и унижены.

Впрочем, полагаю, что положение женщины в мире Бена Элтона ещё более бесправное, чем мужчины. Как и в большинстве антиутопий: именно за счёт женщин функционируют общества, изображённые в романах  Дэвида Митчелла "Облачный атлас" (2004, кстати, рекомендую) и "Рассказ служанки"  Маргарет Этвуд (последний также произвёл на меня впечатление в своё время). Женщина обрекается на участь самки-производительницы, секс-рабыни, или же её вовсе лишают пола, превращая в аналог рабочей пчелы. В том ли, другом случае, наслаждение своей сексуальностью для женщины под запретом.

Однако такого извращенного варианта издевательства над человеческой природой, какое живописует нам Элтон, признаюсь, до сих пор я даже не могла себе представить. В романе все привычные нам нормы перевернуты с ног на голову: разнузданная сексуальность, включая свальный грех, считается добродетелью, а воздержание - пороком. Верность в браке зазорна: мужчина должен постоянно менять партнерш, да и женщина поощряется к тому, чтобы как можно чаще выходить замуж за новых партнеров. Легче от этого, увы, никому не становится. Ханжество наоборот - вот феномен, который удалось изобрести писателю.

В немалой мере роман отражает тенденции современного мира с его культом тела (не здорового, а модифицированного разными методами) и сексуальности напоказ, мнимой сексуальности.

Герои романа осаждаемы разного рода развлекательными программами и музыкой, в их рационе нет ничего, что не содержало бы сахара (ведь сладкое приносит удовольствие), а практически всем женщинам вменено в обязанность увеличивать грудь. Логика, как и в случае со сладостями, проста: хорошего не может быть слишком много (Лучше меньше, да лучше! - возразил бы вождь мирового пролетариата).

Общество потребления одержимо желанием потреблять всё больше: продуктов, удовольствий, зрелищ, но пресыщенность - помеха истинному наслаждению. Этому учат нас древние, в частности Эпикур: во всём необходимо знать меру.

Претензия к автору книги только одна: и без того затасканное, к унынию всех романтиков, слово "Любовь" он низводит фактически до ругательства. Ведь когда толпа скандирует "Нивы радости, океаны любви", на самом деле она полна ненависти (которую ей не дозволено проявлять открыто). И ладно бы в романе "любовь" означала "занятия любовью", но нет. Обитатели выдуманного Элтоном мира действительно не видят разницы между этими двумя понятиями, но, что ещё более печально, на самом деле они не умеют даже и "заниматься любовью". Ведь то, что происходит между ними, можно назвать "случкой", и это в лучшем случае. У них это называется "оприходовать", с такой просьбой (или требованием) жена может обратиться к мужу.

Книгу вы найдете тут:

Напоследок цитата:

"Чантория надела классический, одобренный Храмом полный бель-костюм для истинно верующих женщин: черные туфли на пятидюймовых шпильках, съедобные стринги с ароматом шоколада и кожаный лифчик без чашечек.

— Я ходила в "Потаскушку Долли", — сказала она.

"Потаскушка Долли", одна из вездесущих магазинных сетей, специализировалась на нижнем белье и секс-игрушках — единственных товарах, составляющих серьезную конкуренцию фастфуду в крупных торговых пассажах.

— У нас не было мегакрутого суперсекса с тех пор, как родилась Мармеладка Кейтлин, — сказала она.

— Я знаю, — ответил Траффорд.

— Что скажут люди?

— Они всегда что-нибудь говорят. Как ни старайся, обязательно что-нибудь да скажут.

— Так ты меня оприходуешь или нет? — тихо спросила Чантория.

Траффорд посмотрел на жену. Она ему все еще нравилась. В том, что она напугана и унижена, не было ее вины. Он сам почти постоянно ходил напуганный и униженный. С другой стороны, вещи, которые она на себя надела, казались Траффорду нелепыми. Если ему не хочется заниматься с ней оральным сексом, почему он должен захотеть этого, увидев, что ее вагина покрыта шоколадом? У них в холодильнике лежит целый килограмм шоколада, причем без аромата вагины. А еще более огорчительно было то, что он знал: Чантория и сама кажется себе нелепой. Даже в раннюю, счастливую пору их совместной жизни она никогда не проявляла интереса к эротическим игрушкам И костюмам. Конечно, тогда это не имело значения: их сексуальная жизнь была достаточно богатой и насыщенной, и никто из соседей попросту не заметил, что Чантория, в общем-то, довольно застенчива в постели. Они любили друг друга обнаженные, но под простыней, а медицинский халатик и пушистые розовые наручники, ее свадебные подарки, так и остались лежать невостребованными в ящике стола. Теперь Чантория явно почувствовала необходимость принять меры, и Траффорд отлично понимал, что ей это глубоко противно. На лице у нее было не столько зовущее, сколько вызывающее выражение. Траффорд видел, что она дрожит, но знал, что эта дрожь объясняется скорее смущением, нежели страстью. Его сердце потянулось к ней, но в то же время он рассердился, что она так неприкрыто демонстрирует свои намерения.

— Я должен тебя оприходовать, потому что ты хочешь мегакрутого суперсекса или потому что беспокоишься, что скажут люди? — спросил он.

— И то и другое, — ответила она.

Но Траффорд был убежден, что знает, какая причина важнее. Считалось, что добропорядочной, истинно верующей женщине подобает проявлять сильное и здоровое половое влечение и быть "готовой на все". Каждой женщине полагалось хотеть "этого" и хотеть, чтобы это было "мегакруто".

книга на легком английском

вот собственно и весь вопрос... посоветуйте какую-нибудь книжку на легком английском, хочу попробовать начать читать, но не знаю что именно.

из жанров - не бульварный роман. не детектив. даже можно что-то детское ))

спасибо!

Луиза Мэй Олкотт "Маленькие женщины"

Книгу я прочитала быстро и легко. Сперва повествование показалось мне через чур сентиментальным и слащавым, но я быстро втянулась. Понятно, что книга, написанная в 1869 будет отличаться по стилю от современных произведений.

Описывается жизнь американской семьи во время гражданской войны в США. Семьи небогатой, но и не нищенствующей. Мама и четыре дочери содержат дом, отец на фронте. Собственно, отца в книге почти нет, основной упор делается на девочек, на их взаимоотношения с матерью, друг с другом, с друзьями. Учитывая, что я сама мама "маленькой женщины", читать было интересно, местами забавно, местами грустно, местами чуть тревожно.

Многие советы данные девочкам миссис Марч мне близки и понятны, много здравых и умных рассуждений. В частности о предстоящем замужестве, о деньгах, о дружбе.
Может быть, совсем мимо меня прошли все уверения в божьей любви, а так же вообще все отсылы в эту сторону, но тут уж мои личные заморочки, к книге отношения не имеющие. Опять же не стоит забывать, что это 19 век Америка.

В целом книга мне понравилась, показалась радостной, милой, доброй.
Хотела читать продолжение "Хорошие жены", но наткнулась на спойлер, от которого мне стало совсем не радостно и решила закончить здесь.

Сборник "Бойся кошек"

Очень интересный и ровный сборник, в котором разные авторы исследуют взаимоотношения кошек и людей с темной стороны спектра.
Меня даже удивило, воплощением скольких страхов могут стать кошки. Можно начинать загибать пальцы:)
Страх перед кошками как перед воплощением хищной и безжалостной матери-природы - "Кошатник" Байрона Лиггета. Самая кинематографичная, насыщенная действием история сборника в экзотических декорациях тихоокеанских островов; очень яркая и запоминающаяся, но, несмотря на весь драйв, это не адреналиновая пустышка для читателя. Мои симпатии к финалу  сместились на строну кошек. В самом деле, человек должен быть наказан за то, что имеет разум, но не пользуется им. А кошки, разрушив прежнюю жизнь острова, создали на этом месте вполне гармоничный биоценоз!
Кстати, о наказании.
Страху, что роли поменяются, и однажды сильный окажется на месте слабого, что слабый сможет отомстить, посвящены "Кошка и мышка" Рэмси Кэмпбелла, "Кот из ада" Стивена Кинга, "Скво" Брэма Стокера. Кстати, в этом сборнике Стивен Кинг еще именуется "многообещающим молодым писателем". Все три рассказа очень динамичные, эффектные, кроваво-увлекательные. Не более, не менее.
Из них наиболее сильное впечатление произвела "Скво". Я как-то сразу представила себе чопорного викторианца, который облачился в домашний халат, сел в кресло, вынул из позвоночника кочергу и отводит душу за чтением подобных рассказов; например, таких, где с шумным, вульгарным, бесцеремонным американским туристом обходятся крайне неласково :).
Страх, замешанный на тягостном чувстве вины перед вычесанным, выхоленным, кастрированным, запретом в клетку домашнем любимце - "Сиделка" Эрнеста Гаррисона. С ней очень созвучен "Сон тысячи кошек" Геймана, жаль, что этот автор катастрофически не успел поучаствовать в сборнике:)
Страх смерти, страх перед прихотями судьбы и удачи - "Черная кошка" У Дж. Уинтла, "Барабанщик" Артура Порджеса, "Желтый кот" Майкла Джозефа.
И самая нелепая, затаенная, пугающая мысль о том, что эти грациозные создания с яркими глазами видят и понимают намного больше, чем следует... "Тобермори" Саки, "Пушок" Старджона... хотя, конечно, в этих историях страх вторичен по сравнению с сатирой.

Collapse )
очки, Сударенко

Критические статьи Николая Добролюбова

В дополнение к моему отзыву о пьесах Островского.

«Темное царство». Удивительное здравомыслие и проницательность! Так ясно и убедительно показывает суть самодурства на материале Островского, что, кажется, разумный оппонент просто не сможет ничего возразить. И даже на водевильные концовки он заставляет взглянуть по-иному. Самодур-де потому и самодур, что может вдруг резко переменить свое решение и настаивать на противоположном во исполнение своей священной воли. К тому же Добролюбов не высказывается прямо о писательских способностях или теоретических взглядах Островского, но анализирует сами жизненные ситуации, показанные в пьесах, а потом говорит, мол, читатели могут сами судить о том, насколько хорошо они переданы. Я думаю, сам Островский должен был быть благодарен критику за такой разбор, который и для автора, творящего зачастую интуитивно, многое расставляет по своим местам. Статья имеет колоссальное значение, не только литературное, но и психологическое, историческое, культурное, поскольку разбирает прежде всего саму русскую действительность, хотя и на литературных примерах.

Collapse )