October 31st, 2013

в шляпе
  • sy_rinx

Марек Соболь "Мойры"

Я говорила тебе, что в далеком краковском Казимеже, где с Синагогой соседствует готический костел и всюду понатыканы маленькие кофейни и мастерские художников, я видела женщину? Она шла босиком. Несла с собой свои трагедии и радости. Не умела плакать. Вернее разучилась: выплакала все раньше. Думаешь, не видела? Да. Не видела. Я читала об этом в книжке. Но какая разница? И женщина была ни одна – три. Три мойры.
Collapse )
  • yuri_p

Прочитано в октябре 2013 года

Юлия АКСЕЛЬРОД. Мой дед Лев Троцкий и его семья.

Дочь Сергея Седова, младшего сына Троцкого, собрала из разных источников материалы, касающиеся личной жизни и судьбы членов семейства. По отзывам домочадцев, Лев Давидович никогда не признавал ошибок, даже явных, и не терпел ни малейшей критики. Ясно, что в борьбе за власть человек с таким характером был обречен. Познавательная книжка, хотя и суховатая. Заметки автора о собственной жизни и особенно о современном Израиле гораздо энергичнее и острее. Недаром евреи дружно просили не публиковать эту часть книги.

Collapse )
Tarusa
  • ros360

"Жизнь не здесь" М. Кундеры

Жванецкий говорил: «Там, где нас нет, творятся великие дела». Эта фраза неоднократно вспоминается при прочтении Жизни не здесь Кундеры. Главный герой растёт, дружит с художником, становится поэтом и верит в торжество революции. Он убеждён, что наступит эра справедливости, исчезнет насилие, при этом и несправедливость, и насилие творятся вокруг него каждый день, но он считает их временной мерой. Знакомо?

Да, чешский писатель с большим сарказмом описывает реалии социализма. Вместе с тем, книга, по большому счёту, не об этом. Недаром значительная часть действия происходит до прихода к власти коммунистов. Вообще, политика оказывает на воспитание Яромила не большее влияние, чем окружающие люди, в первую очередь Мамочка. Её фигура описана со всеми недостатками, но здесь скорее можно говорить об иронии. Да, она слишком хочет привязать к себе сына и даже мешает ему найти супругу – это очевидная гипербола. Но именно она развила в Яромиле страсть к творчеству. В какой мере наши достижения – следствие талантов, а в какой – заботы близких? Для Кундеры ответ очевиден.

Другое дело – что мы делаем с нашими талантами. Служим ли мы делу добра или предаём любимых людей, как Яромил? И какова судьба таланта, если он становится орудием зла? К каким бы выводам ни пришёл читатель, роман Кундеры ему в этом поможет.
House

Поль де Крюи "Охотники за микробами"

Pol_de_Kryui__Ohotniki_za_mikrobamiЭто просто находка. Занимательный рассказ об открытиях, совершавшихся сотни лет назад. О том, как были обнаружены микробы, как ученые впервые пришли к мысли о том, что они вызывают болезни, как научились делать прививки. Даже странно читать о том, с каким трудом люди получали знания, которыми сейчас обладает каждый школьник. Поневоле проникаешься уважением к тем, кто годами делал один опыт за другим, повторял снова и снова, чтобы получить нужный результат. Иногда даже рискуя жизнью - ведь многие заразные болезни, микробы которых изучались, тогда никто и не умел лечить.
Обязательно буду читать и другие книги автора.
ундина

Изысканный эротизм Марио Варгаса Льосы

    В чём различие между эротикой и порнографией? Эротика всегда несёт отпечаток творческой индивидуальности, порнография - порождение массовой культуры. Эротика питает воображение и желание, порнография - убивает. Порнография - "эротика для бедных кошельком и духом", считает герой романов перуанского писателя   Марио Льосы дон Ригоберто. Всем любителям эротической литературы рекомендую ознакомиться с его творчеством (пока что могу обратить особенное внимание потенциальных читателей-эротоманов на книги "Похвальное слово мачехе" и "Тетради дона Ригоберто", остальные произведения ещё не читала).

  Марио Варгас Льоса приглашает читателя в путешествие по миру прихотливых фантазий своих героев, миру эротики, являющемуся последним убежищем свободы в эпоху почти тотального контроля над личностью со стороны различных институтов, регулирующих жизнь и формирующих сознание масс.

  К  порноиндустрии, а также к тому, что условно можно назвать изданиями эротической направленности (в том числе и к любимому многими  "Плейбою"), у писателя отношение сугубо отрицательное. И надо отдать ему должное, аргументы в защиту эротики творческой, нешаблонной в противовес глянцево-стандартной он выстаивает очень умело.

Письмо читателю «Плейбоя», или Эссе об эстетике

[Spoiler (click to open)]

"Секс по рецептам из «Плейбоя» (я буду возвращаться к этой теме до самой смерти, моей или Вашей) лишен двух, как мне кажется, важнейших составляющих эротизма: риска и стыдливости. Попробую объяснить. Забитый неудачник, преодолевающий стыд и страх, чтобы распахнуть пальто и в течение нескольких мгновений демонстрировать половой орган черствой матроне, которой выпало ехать с ним в одном автобусе, совершает неслыханную дерзость. Бедняга прекрасно понимает, что за этот мимолетный каприз его могут избить, линчевать, забрать в участок, со скандалом изгнать из общества, объявить изгоем и опасным психопатом. И все же он идет на это, ибо наслаждение сильнее страха и стыда. Какая чудовищная пропасть – столь же глубокая, как бездна между эротикой и порнографией, – отделяет его от обрызганного французским одеколоном менеджера с «Ролексом» на запястье (как же без него), который, расположившись в темном углу модного бара, под звуки блюза открывает последний номер «Плейбоя» и расстегивает молнию, полагая себя передовым, лишенным предрассудков, современным пожирателем удовольствий, готовым обнажиться перед всем миром. Несчастный идиот! Он даже не подозревает, что демонстрирует в общественном месте верность толпе и обезличивающей моде, добровольный отказ от свободы и воображения, атавистический рабский дух.

Я обвиняю Вас, журналы с голыми куклами и всех, кто их читает, – или хотя бы пролистывает – питая, вернее – изничтожая свое либидо фабричными продуктами, в десакрализации и вульгаризации секса, процессах, неразрывно связанных с новым торжеством варварства. Цивилизация прячет и регламентирует плотскую любовь, чтобы сделать ее более утонченной, окружает секс ритуалами и табу, о которых мужчины и женщины предэротической эпохи, совокуплявшиеся по велению инстинкта, даже не подозревали. Пройдя бесконечно долгий и тяжелый путь от инстинкта к эротической игре, мы окольной тропой – через создание либерального и толерантного общества – вернулись к тому, откуда пришли: занятия любовью превратились в дежурные, почти публичные упражнения, которым предаются, следуя не велению души и подсознания, а новейшим разработкам рыночных аналитиков, при помощи идиотских стимуляторов фабричного производства вроде резиновой коровьей вагины, которую суют под нос быку, чтобы он изверг семя для искусственного оплодотворения.

Ступайте, купите последний номер «Плейбоя», прочтите его от корки до корки, гноите себя заживо, внося посильный вклад в строительство мира евнухов, в котором не останется ни тайн, ни фантазий, чтобы питать чувства. Ну а я стану предаваться любви с царицей Савской и Клеопатрой, поиграю с ними в игру, секрета которой никому не открою, а Вам – тем более".

    Чтение романов Льосы требует вдумчивого, неторопливого подхода, не стоит заниматься этим в транспорте. Полагаю, лучшее время  для погружения в волнующую атмосферу творений Льосы - вечер, лучшая компания - наедине с собой или с тем, с кем вы готовы разделить свои самые интимные переживания. Читатели-гурманы обоих полов не будут разочарованы.

Для начала предлагаю ознакомиться с Правилами жизни писателя, хотя его творения говорят сами за себя:

http://esquire.ru/wil/mario-vargas-llosa

Посоветуйте сказку

Дорогие сообщники!
посоветуйте,пожалуйста, книжек типа "Таймлесс", "Зерцилии" и "Чаасодеев"?
У меня сейчас трудные времена,и хочется отвлечься чтением подростковых сказок.
Заранее спасибо большущее!
я

о модной книге замолвите слово...

Уважаемые сообщники, обращаюсь к вам всем в очередной раз за помощью.

Невнятный вопрос о том, что такое "модная" книга, закрыт.
P.S. спасибо всем откликнувшимся: за замечания - они справедливы  и уместны;
за  советы - они  мне  полезны.