September 12th, 2013

bad motherfucker

Брайан Барроу "Джонни Д. Враги общества"

Найти хорошую книгу о гангстерах не так-то просто. Я имею в виду не художественные произведения, а сухую выжимку из дат и фактов. Что-то типа энциклопедии о гангстерах. И, как ни странно, такая книга есть. Написал ее Брайан Барроу и нарек «Врагами Общества». Этот термин Джон Эдгар Гувер, отец-основатель современного ФБР, применял относительно всех криминальных элементов, так или иначе попадавших на страницы газет в период с 1930 по 1940 гг.

В то время появилась новая мода — грабить банки. Провернув такое дельце, можно было неплохо набить карманы. И это на фоне «великой депрессии», когда уровень безработицы был критическим. Так что желающих было полно: Джон Диллинджер, Красавчик Флойд, Малыш Нельсон, Бонни и Клайд и многие другие.

Барроу преподносит материал в художественной манере, что иногда очень даже «в кассу», а порой откровенно бесит. Но читается в любом случае легко. Книга дает полное представление не только о том, чем дышали грабители банков со Среднего Запада, но и как бюро организовывало розыскные мероприятия. Можно четко проследить разницу в стратегиях разных банд, а также увидеть геометрическую прогрессию роста авторитета ФБР и расширения его полномочий.

И если бы не наши дельцы, обозвавшие книгу «Джонни Д.», то претензий к «Врагам Общества» не было бы абсолютно. Это то, что называют «захватывающим чтивом». Порой сложно поверить, что все это было на самом деле — настолько дерзкие дела и настолько тупая полиция.

Диллинджер, чьим именем книга и названа у нас, все же самый дерзкий из всех. Его знаменитый побег из тюрьмы похож на плохо продуманный сценарий приключенческого фильма: «Напоследок Диллинджер не удержался от театрального жеста. Он подошел к клетке и достал пистолет, которым путал охрану. Бейкер и остальные тюремщики посмотрели и схватились за головы: это был деревянный муляж. «Вот такие тюремщики в этой лавочке, — усмехнулся Диллинджер. — Деревяшки испугались». (с)

Диллинджеромания охватила США полвека назад и не отпускает ее до сих пор. Видимо, стране, которой всего двести с небольшим лет, не хватает фольклора, и местные герои с радостью спешат оставить свое имя в легендах. Диллинджер, к примеру, стал американским Робином Гудом: «В газеты Индианы стали приходить письма в поддержку Диллинджера. «Почему законники объявляют Джона Диллинджера в розыск за ограбление банков? — писал один из таких поклонников бандита. — Чем он хуже банкиров и политиков, которые ограбили народ? Диллинджер, по крайней мере, не грабил бедняков. Он грабил только тех, кто сам разбогател на грабеже народа. Я за Джонни». И это было только начало».

В общем, интересно. Возможно, слегка затянуто и чуть-чуть однообразно. Но, учитывая историческую ценность этого тематического сборника американских легенд, можно и потерпеть.

Книги про лошадей

Добрый день, уважаемые сообщники,

посоветуйте, пожалуйста, хорошие книги про лошадей, верховую езду и все, что с этим связано. Можно художественные, где сюжет завазян на конный мир и откуда можно подчерпнуть что-нибудь полезное. В общем, любые книги, где интересно написано об этих животных: характер, повадки, уход, собственно, верховая езда.


P.S. Чтобы избежать каких-либо недоразумений, прошу книги Невзорова не предлагать.

А в остальном ... буду очень благодарна!

UPD. Огромное человеческое спасибо всем!!! Столько рекомендаций! Буду читать)
  • allaos

Поучительные рассказы (Честертон и Фатрелл)

Мне нравятся небольшие рассказы детективного жанра, где помимо самого сюжета расследования можно найти еще и поучительную мораль. Длинные романы о порочной человеческой натуре и последствиях ее характера порой угнетают - хочется чего-то позитивного, захватывающего и не пустого.

Итак, находясь на этом этапе, открыла для себя отца Брауна. Прочитала пока только серию "Неведение отца Брауна", но, наверное, дальше будет в том же духе.  Из этой серии наиболее понравился рассказ
"Странны шаги". Отец Браун вылавливает преступника, своровавшего со званого ужина столовое серебро, одновременно изображая из себя то лакея, то джентельмена. В конце истории священник предупреждает гостей быть осторожными и внимательными. Однако один из мужей высшего света с усмешкой заявляет: "Разве может лакей быть джентельменом?"....показав своим суждением, что он ровно так ничего не понял... Как часто бывает, что люди слышат и видят только то, что соответствует их парадигмам, отвергая очевидное! Как часто мы с этим сталкиваемся в семейной жизни, где не хотим уступить, принять правду второй стороны, что приводит лишь к отчуждению?...есть над чем поразмышлять....

Еще один понравившийся рассказ Жака Фатрелла  - "Загадка тринадцатой камеры".
Профессор заключает пари, что сможет выбратсья из тюрьмы только лишь с помощью своего ума, без вспомогательных средств. Ему это удается. Действительно, все продумано очень ловко. Однако в конце оппонент ему заявляет, что профессору просто повезло, ведь в камере проходила старая канализационная труба, которую тот просто ловко использовал в своих целях.
Вывод: каким бы умным ты не был - если люди изначально настроены к твоим идеям скептически, то даже самые яркие доказательства не заставят их поверить в твои утверждения, и всегда найдутся отговорки, что это просто случайное совпадение! Ох уж это столкновение мнений, особенно во время обеденного перерыва на работе :)

Разорение.

Дамы и господа, посоветуйте, пожалуйста, книжек на тему разорившихся английских знатных семей и отдельных личностей. То есть сначала они богаты и знатные, а потом раз, и какое-то денежное несчастье случилось, и как-то они выкручиваться пытаются. И все чтобы в 18-19 веке желательно происходило. Даже не знаю что в пример привести, но, вероятно такие книги должны быть)))
ghost world

Вспомнить книгу по обложке

Роман современного англоязычного, кажется, автора - что-то вроде пересказа истории Гамлета с точки зрения Гертруды. Книга издавалась на русском языке в начале 2000-х, твердый переплет, на обложке вот эта картина:

"Марианна" Джон Эверетт Милле

Анри Картье-Брессон "Воображаемая реальность"


Фотографы масштаба Картье-Брессона редко берутся за перо. За них красноречиво говорят их работы. Небольшая книжка "Воображаемая реальность", которую легко прочесть за пару часов, - исключение из правила. В нее вошли, во-первых, эссе о знаменитом l'instant decisif, решающем мгновении, краеугольном камне творческого кредо мастера; во-вторых, нечто вроде путевых заметок о путешествии в Советскую Россию, Китай, на Кубу, и, наконец, короткие очерки о друзьях. Кроме этого, есть несколько фоторепродукций и -  приятная мелочь! - факсимиле некоторых заметок.


"Воображаемая реальность" - не автобиография, хотя некоторые новые сведения о жизни автора я для себя почерпнул. В частности, что начинал он фотографировать на громоздкую камеру большого формата, и лишь потом открыл для себя "лейку". Что он учился на кинорежиссера у Жана Ренуара, сына того самого великого Ренуара (интересная деталь: режиссеру приходилось продавать отцовские картины, чтобы снимать своё кино). А также, что друг Картье-Брессона Териад, арт-критик и искусствовед, в конце 70х годов сказал: "Анри, как фотограф ты уже всё всем доказал, вернись к живописи!" Брессон внял совету, зачехлил свою "лейку" и взялся за кисть. Весьма ценными видятся мне афористически краткие высказывания мэтра о фотографии в соотнесении ее с живописью.


Своим подходом к съемке, к работе с материалом на Брессона очень похож наш современник Александр Сокуров. Взять за основу документальный материал и создать из него художественное произведение - эта без преувеличения сверхзадача под силу лишь избранным. Не обольщайтесь, готовых рецептов как стать мастером в "Воображаемой реальности" нет. И тем не менее полагаю, что книгу непременно следует прочесть каждому, кому небезразлично фотоискусство.
Жалко френдов (Repo!)
  • ungern

Западная экономика глазами советских людей

Во время перестройки стали часто появляться статьи (и, возможно, книги) о поездках журналистов за рубеж (чаще всего - в США) для общения с бизнесменами о сущности западной экономики. Не просто интервью, а именно описания путешествий, встреч с людьми, рассказы о жизни миллионеров или хозяев кафешек, итп.
Вот мне бы этого добра - как книг, так и статей. Время написания не имет зхначения. Можно и 90-е, и современные воспоминания. Надеюсь, я более-менее понятно сформулировала.
Заранее спасибо.

5 лучших книг по мнению "Независимой газеты"




Пять книг недели

Виктор Гюго. Ган Исландец. Бюр-Жаргаль/ Пер. с фр.; изд. подг. Н.Т.  Пахсарьян.
– М.: Ладомир: Наука, 2013. – 710 с. (Литературные памятники). ISBN 978-5-94451-047-1
29-1-13-1.jpg
В серии «Литературные памятники» изданы два дебютных романа французского классика Виктора Гюго (1802–1885), написанные в 1820-е в готическо-романтическо-приключенческом духе, что неудивительно: начинающему автору не исполнилось и 20 лет. В «Гане Исландце», например, действуют «похожий на дикого зверя» монстр-разбойник «отвратительнее разъяренного хищника, ужаснее дьявола, ибо это был человек, в котором не осталось ничего человеческого» – и громадный белый медведь, молодой барон Орденер Гульденлев и его возлюбленная Этель, дочь старого графа. В роман «Бюг-Жаргаль» тоже хватает экзотики, хоть и иного толка: произведение посвящено бунту чернокожих рабов в конце XVIII века в одной из французских колоний на острове Санто-Доминго: «Восстание вспыхнуло сегодня в 10 часов вечера в поместье Тюрпен. Рабы под предводительством английского негра по имени Букман увлекли за собой невольников из мастерских в поместьях Клемеан, Тремес, Флавиль и Ноэ. Они подожгли все плантации и с неслыханной жестокостью перебили колонистов. Вы поймете весь ужас по одной подробности. Знаменем им служит поднятое на копье тело ребенка».
Денис Драгунский. Взрослые люди.
– М.: АСТ, 2013. – 374 с. ISBN 978-5-17-079466-9
29-1-14-2.jpg
Новый сборник рассказов писателя, сценариста, журналиста, политического аналитика Дениса Драгунского, ставшего когда-то прототипом героя «Денискиных рассказов» своего отца. «Взрослые люди» – это целая россыпь маленьких сценок, зарисовок, случаев, рассказов буквально на две-три страницы, но в каждом – психологическая точность на грани с абсурдностью, лихо схваченный реализм, перетекающий в магическую сказку, притчевость на грани с документальностью. «Алеше Жиркову не везло с девушками, потому что он был очень доверчивый и быстро влюблялся. Вот так он влюбился в Леру Фиалкину. Очень красивая девушка, брендовая на все сто. Но вся такая тонкая, интеллигентная. А потом ему сказали, что она просто путана».
Михаил Свищёв. Одно из трех: Стихотворения.
– М.: Водолей, 2013. – 88 с. ISBN 978-5-91763-154-7
29-1-15-3.jpg
«Одно из трех» – вторая книга стихотворений поэта, журналиста, редактора, выпускника Литературного института имени Горького Михаила Свищёва (р. 1969). На последней странице обложки помещена «Анкета», где автор рассказывает о себе сам: «1. Любимое занятие – слова. 2. Привычки – контрабасы и трамваи. 3. С двенадцатого лета сорок два. 4. Судьба сложилась так, что проживаю… 16. Вы счастливы? – Наверное. Отчасти». Сам сборник состоит из трех разделов «Вначале все равно играет музыка», «Спиной к Эвридике» и «По обе стороны». В стихах Свищёва – трансформации античных мифов и современная Москва, бренное и вечное: «Я шел к метро, – омоновцы с АК,/ реклама часового: «Время лечит»,/ а дальше, выше рылом, в облаках, –/ заоблачных, не то чтобы заплечных, –// запретных дел над пропастью во льну/ кружились мастера и маргариты... //<...> – как сразу наступает послевсё?/ – а сразу после нас и наступает».
Андрей Поляков. Письмо.
– М.: Арт Хаус Медиа, 2013. – 150 с. (Библиотека журнала «Современная поэзия»). ISBN 978-5-902976-55-4
29-1-11-4.jpg
Как подчеркивает издательская аннотация, перед нами не сборник стихотворных и прозаических текстов симферопольского поэта Андрея Полякова (р. 1968), а именно книга – «автономная полифоническая система, с единым сквозным сюжетом, со своей символической драматургией и особым образом организованной внутренней акустикой». В предисловии Бориса Херсонского отмечено, что «Андрей живет в совершенно особом мире, где деревья, поэтические и богословские тексты, облака, ангелы, философы, джазмены находятся рядом и принципиальной разницы между ними не существует». Вот как пишет сам Поляков в своих легких, многосложных, ассоциативных стихах о поэтах и поэзии: «В словах словесности, в единственных садах/ легко от вечера и весело от света –/ там стала азбука землею на губах/ на кольцах Греции, на стороне монеты…» И об этом же – в прозе: «…Все, что я пишу, я пишу о двух своих родинах, небесной и земной, о русском языке и о Крыме. Попробуйте меня от Крыма оторвать, ручаюсь вам – себе свернете шею».
Аркадий Тагер. Старые грехи.
– СПб.: Алетейя, 2013. – 504 с. ISBN 978-5-91419-899-9
29-1-12-5.jpg
Роман писателя и журналиста Аркадия Трагера (р. 1961) «Старые грехи» – первая книга трилогии о так называемом потерянном поколении молодых людей постсоветской формации. Продолжая традицию Хемингуэя, Фитцжеральда, Ремарка, Тагер повествует о тех, чья жизнь была искалечена экономическими и социальными катаклизмами. Главный герой – наш современник, средних лет «руководитель среднего звена» одного из московских издательств Петр Жаров, которого «почти все устраивало… в его судьбе, и никогда он серьезно не переживал по поводу того, что он ничего не добился в этой жизни и, как говорят, не оставил следа в истории… И самое главное – это гармония с собственным «я». Но однажды 31 декабря он волею судьбы переносится в канун 1980 года – «застойные брежневские времена, холодная война с Западом, железный занавес, всеобщий дефицит всего и вся, грядущая Олимпиада в Москве, война в Афгане», имея при себе 470 тыс. долл. в инкассаторской сумке, которая буквально упала Жарову в руки…


http://www.ng.ru/five/2013-08-22/1_5books.html

США в 50-е гг

Уважаемые друзья, порекомендуйте, пожалуйста, что почитать про жизнь в Штатах в 50-х гг. Желательно, в провинциальных городках. Если что- английским владею, можно непереведенную литературу посоветовать )) Также желательно художественные произведения, не документалистику и не Керуака (при всей моей любви к нему), хочется узнать про традиционные американские ценности.
Заранее благодарна!

Мэри Лондон, серия про "благородного сыщика сэра Малькольма Айвори"

Да склонятся перед ним Грант, Далглиш, Аллейн и сэр Питер Уимзи!
В первой книге я думала, что это классический детектив средней руки тридцатых, а то и двадцатых годов: засевший в фамильном замке  сэр  с преданным камердинером-китайцем, и грубоватый, туповатый (и вдобавок несчастливый в браке)  полицейский инспектор, который смотрит на  "благородного сыщика" снизу вверх, как преданный питбуль. Они сотрудничают, потому что сэр Айвори имеет доступ в высшее общество, и с ним будут более откровенным, чем с простолюдином-полицейским. В духе тридцатых годов и вычурная конструкция запутанного и неправдоподобного сюжета, когда за какой-нибудь час на месте преступления перебывали практически все действующие лица. И потому, когда во второй книге цикла вдруг появились компьютеры и  кондиционеры, я дважды перечитала абзац.
Пару главных героев мог бы спасти намек на пародию, но увы - автор воистину убийственно серьезен.
Читать, если вы хотите ознакомиться с  редкой детективной  разновидностью Марти Стю.
Да, и антикварный антураж серии (а я неравнодушна к убийствам в изысканной обстановке:)  очень условный. Тонкости и изящества М.Р. Джеймса ждать не приходится.
Collapse )

Сергей Доля, "Кружева и сталь: Заметки о Семилетней войне 1756-1763 гг."

Купил и прочитал две (да, уже две) части альманаха. Положительные стороны: прекрасное знание автором предмета и живой язык. Видно, что тему подделок монет (кто, как и зачем) автор не просто знает, но и горячо любит. Замечательны вдохновенные описания мясорубки Пальцигского сражения, реестр осад крепостей, одиссеи Прозоровского (вся война через разъезды туда-сюда-обратно и сражения) и мичмана Полубояринова ("первый русский человек в добром десятке отдаленных мест нашей планеты"), леденящий душу треш-хоррор "скучной" проблемы определения долготы (эскадра с размаха вылетает на камни, линкор - ноль спасенных, линкор - ноль спасенных...) и ее решения. Множество любовно подобранных всяческого рода иллюстраций.
Отрицательные стороны проистекают из положительных :). Так, автору неинтересно писать о том, что уже окучено предшественниками, поэтому ликбеза "а, что, собственно, было" в первой части нет. Во второй части им выступает глава о Прозоровском. Вообще, вторая часть выстроена гораздо логичнее, ИМХО. Также в силу знания автор заметно не любит армии и войны 20-21 века, например. Язык живой, но нередко настолько, что отдельные моменты показывать детям и традиционно воспитанным дамам никак нельзя.
P. S. Фридрих - псих. Как и один его последователь.