May 4th, 2013

глаз

Архимандрит Тихон "Несвятые святые"

f657be5a63a38b3f0861221fd26bb4fa

Первое впечатление от книги было весьма негативным. Чудеса, божий промысел, молитва-панацея - все это навевало скуку.
А потом еще это: \цитата\ Все на нашей земле - простое и сложное, маленькие человеческие проблемы и нахождение великого пути к Богу, тайны нынешнего и будущего века - все разрешается лишь загадочным, непостижимо прекрасным и могущественным смирением.
И даже если мы не понимаем его правды и смысла, если оказываемся к этому таинственному и всесильному смирению неспособными, оно само смиренно приоткрывается нам через тех удивительных людей, которые могут его вместить.\конец цитаты\ Для неподготовленного читателя это звучит как сложи ручки и смирись со всем, что происходит вокруг. Вот основной посыл книги - решил я (уже, кстати, после того, как нагуглил, что автор книги - духовник Путина).

Книгу не дочитал, но оставил - будет время ознакомлюсь еще с частью рассказов. К моему удивлению, по прошествии полугода я стал воспринимать книгу по-другому. Во-первых, рассказы Шевкунова действительно пропитаны добром и сочувствием к людям. На фоне той чернухи, похабщины, и "острыхсюжетов", которые занимают большинство эфирного времени, современного кино и, как это ни печально, современной литературы - Несвятые святые действительно выделяются достаточно ярко.

Во-вторых, и что касается религиозной наполненности рассказов. Что ж, если какая-то группа людей живет и хочет жить так - пусть. Если отвлечься от отвратительного поведения современной РПЦ, религия была нужна моим предкам, нужна современным людям, и это нормально. У каждого свои легенды. Условно говоря, кто-то верит в инопланетян, кто-то в коммунизм, кто-то в Новую хронрлогию Фоменко, а кто-то в святую Троицу. И все из них достойны уважения, даже если я их веру не разделяю. (Точно такое же ощущение осталось у меня, кстати, после просмотра Орды А. Прошкина: пропаганда, подумал я. Но потом поразмыслив, пришел к выводу, что культура (в том числе, кинокультура) - бывает разная, и любые ее проявления имеют право на существование.)

Ну и в третьих, что касается призыва к смирению, так меня задевшего. Как же так? - думал я, - ведь в действительности, сами же герои книги противоречат словам из цитаты (как минимум те, кто в той или иной форме противостояли советскому строю). Первая же ссылка заставила меня по новому интерпретировать данный призыв, искоренив противоречие: смириться - значит согласиться с тем, на что ты не можешь повлиять, а к остальному относиться спокойно, без гнева и раздражения.

Что ж, закрепим преподнесенный урок: пожалуй, отнесусь со смирением к прочитанной книге - она действительно достойна высокой оценки.
олд

А.Шумилин "Ванька-ротный"





Скоро Праздник!

Будет сказано много красивых слов. К памятникам положат цветы. Произнесут тосты за Победу! За живых Героев! За погибших!
По главным площадям многих городов России пройдут правнуки ветеранов, проедет техника...

За несколько дней до Праздника многие россияне вновь вспомнят о Великой Отечественной на которой, к счастью, не были... Некоторые задумаются о тех, без которых не случилось бы этой Победы!

По ТВ вновь станут крутить фильмы о Войне. Хорошие и разные...


Самое время посоветовать почитать книгу, которую не увидеть на полках книжных магазинов. Только в сети можно скачать и почитать воспоминания о Войне Александра Ильича Шумилина "Ванька-ротный". Книгу воспоминаний офицера из тех, которых в армии называют "Ванька-взводный", "Ванька-ротный". Те, которые на передовой рядом с бойцами. Те, которые знают, что война это грязь и кровь, не понаслышке из штаба:

"...Войну нельзя представить по сводкам Информбюро. Война — это не душещипательное кино про любовь на "фронте". Это не панорамные романы с их романтизацией и лакировкой войны. Это не сочинения тех прозаиков-"фронтовиков", у которых война — только второй план, фон, а на переднем, заслоняя всё пространство в кружевах литературных оборотов и бахроме, стоит художественный вымысел. Это не изогнутая стрела, нарисованная красным карандашом и обозначающая на карте остриё главного удара дивизии. Это не обведенная кружочком на карте деревня…

Война — это живая, человеческая поступь солдата, — навстречу врагу, навстречу смерти, навстречу вечности. Это человеческая кровь на снегу, пока она яркая и пока ещё льётся. Это брошенные до весны солдатские трупы. Это шаги во весь рост, с открытыми глазами — навстречу смерти. Это клочья шершавой солдатской шинели со сгустками крови и кишок, висящие на сучках и ветках деревьев. Это розовая пена в дыре около ключицы — у солдата оторвана вся нижняя челюсть и гортань. Это кирзовый сапог, наполненный розовым месивом. Это кровавые брызги в лицо, — разорванного снарядом солдата. Это сотни и тысячи других кровавых картин на пути, по которому прошли за нами прифронтовые "фронтовики" и "окопники" батальонных, полковых и дивизионных служб.

Но война — это не только кровавое месиво. Это постоянный голод, когда до солдата в роту доходила вместо пищи подсоленная водица, замешанная на горсти муки, в виде бледной баланды. Это холод на морозе и снегу, в каменных подвалах, когда ото льда и изморози застывает живое вещество в позвонках. Это нечеловеческие условия пребывания в живом состоянии на передовой, под градом осколков и пуль. Это беспардонная матерщина, оскорбления и угрозы со стороны штабных "фронтовиков" и "окопников".

Война — это как раз то, о чём не говорят, потому что не знают. Из стрелковых рот, с передовой, вернулись одиночки. Их никто не знает, и на телепередачи их не приглашают, а если кто-то из них и решается сказать правду о войне, то ему вежливо закрывают рот…"

Современная поэзия



Хочется уже почитать что-то стоящее из современной русской поэзии. Качественное, чтобы авторы не были: золотарями-революционерами, престарелыми инженерами в свитерах крупной вязки, ванильными тупыми дурехами и страдальцами. Что-то новое, самобытное.

Что посоветуете?

Еще раз: современная (т.е. 2000-2013 гг.), русская поэзия, не русскоязычная и не переводы.

Карлос Мария Домингес. Бумажный дом.

Все люди разные… Кто-то покупает двухсотую пару обуви, кто-то стопервую кофточку, кто-то пятую машину, кто-то стопятьдесяттретью сумочку, а кто-то тритысячисорокдевятую книгу… Это, наверное, уже выходит за рамки нормы, хотя, может быть, я не права. Люди приобретают вещи по разным основаниям. Кто-то хочет сделать себя немного счастливее, прекрасно понимая, а иногда, впрочем,  и нет, что лишняя кофточка не заменит дружеской поддержки, кто-то хочет кому-то доказать свою крутизну, правда, есть и такие, кто действительно творит, создавая каждый день новый образ, так что стопервая кофточка не помешает.
Но если другие предметы материального мира, мне кажется, не могут заменить собой жизнь, то книги могут вытеснить из жизни все, давая иллюзию настоящей жизни. Как в «Книге с местом для свиданий» Горана Петровича. Они могут заменить собой целый мир, и от этого становится немножечко страшно. Начинаешь косо посматривать на безобидные кирпичики, расположившиеся на полках, которые постепенно начинают отвоевывать пространство у других вещей, и сужать жизненное пространство. Да… Пришла пора проредить книжные полки.
Эта история о том, как книги разрушили жизнь одного человека. Он их любил, он их собирал, он их читал, но вскоре их стало так много, что они заняли все мыслимое и немыслимое пространство. В этой массе было невозможно что-либо отыскать. Книги вышли из-под контроля. О книгах, как и о людях, можно сказать, что они,  в общем-то, не так уж безобидны, особенно, когда они превращаются в неуправляемую «толпу». Человек стал их рабом. Жизнь сложились так, что ему удалось обуздать их, но какой ценой! Он заставил их служить себе снова, но не так, как они делали это прежде, и счастливее от этого он не стал. В конце концов, человеку пришлось расстаться со своими книгами. Мне кажется, для него это было равносильно расставанию с жизнью.
Каждый книголюб поймет, как мучительно отдавать в чужие руки книгу, особенно такую, за которой ты охотился, которую желал, казалось, больше всего на свете. Но время от времени книги, как и людей, видимо, надо отпускать, чтобы не попасть от них в зависимость.
Очень поучительная история. Мне кажется, после ее прочтения, я легче расстаюсь с книгами,да и с другими вещами тоже..

Рассказ о России будущего

Не помню где читала - что-то вроде антиутопии. В Москве живет правитель, периодически к нему привозят детей со всей страны и он питается их энергией. А дети после этого болеют и даже, бывает, умирают.
Tarusa
  • ros360

А. Иванов "Псоглавцы"


Помню поездку на реку Керженец под Семёнов в конце 90ых: баню, прорубь, сруб с русской печью, потом великолепную лыжную прогулку по льду посреди таёжного края. О чём это я? Просто вспомнилось, когда читал роман Алексея Иванова о тех местах.

Реалии узнаваемы: вымирающая деревня, в которой жители присматривают за домами дачников да прислуживают местному бизнесмену. На этом сходство заканчивается, потому что дальше идёт рассказ о приключении московских блоггеров, согласившихся принять участие в снятии и перевозке в Нижний Новгород редкой фрески со Св. Христофором с пёсьей головой. Не давая спойлеров, просто отмечу, что приключения они переживают нешуточные, кое-кто даже гибнет, много мистики, но в конце так и не ясно, происходили ли чудеса на самом деле. Это вполне в духе Иванова: в иных его романах нечисти и побольше бывало.

Опять же, в его стиле масштабные исторические экскурсы, высвечивающие, словно прожектором, не самые известные страницы российской истории. Для экшна они кажутся ненужными, но, возможно, у автора сам сюжет не на первом плане? Так ли важно, найдут ли Кирилл с Лизой друг друга? Нет, для Иванова главное – показать два разных мира, которые встречаются в забытой богом деревне Калитино. С одной стороны – Москва, с другой – глухая провинция. И то, и другое – Россия, но есть между ними невидимая граница. Может быть, это промоина Фетова ручья на автотрассе, но наиболее вероятно, что она проходит через умы людей. Именно поэтому Гугер и Валера при всей своей эрудиции не способны пойти на контакт с местными, а от Кирилла требуются нешуточные усилия для этого. А раз так, неважно, существуют ли реальные «псоглавцы» - стражники границ: они есть в умах героев. Прочитав роман, начинаешь понимать, что и в умах читателей тоже. Пока мы не сможем «выйти из зоны» и понять друг друга, в России будут продолжаться и драки, и кражи, и убийства как логическое завершение конфликта.

Да, в логике Иванову не откажешь, как обычно. Жаль только, в романе зашкаливает «продакт плейсмент» с рекламой самых разных брендов. Видимо, автор трезво оценил степень интеллектуального пиратства в стране и свои шансы получить хорошие гонорары за книгу. Что поделать, таков наш социум. Или тут тоже есть какая-то граница, которую мы с Вами должны преодолеть?

Ищу!!!! Подростки/пришельцы/роботы

И еще раз прошу помощи уважаемого сообщества. Склероз прогрессирует))

Читаю сейчас Лема, рассказы о пилоте Пирксе, дошла до самого известного, "Дознание", где он с роботами летал.
И почему-то вспомнилась книжка, которую я читала в подростковом возрасте. Может, наша, может, какой-то из ближних стран, потому что там фигурировали электрички. Суть была в том, что какой-то класс или группа идет в поход и один из участников похода начинает подозревать, что учительницу/учителя заменили роботом/пришельцем. И он все подозревает, подозревает, а в конце книги выясняется, что весь класс - это роботы/пришельцы, а реальная группа только собирается в этот самый поход.
Как-то так.
Никому не знакомо?
Книга была не то, чтобы детская. Для подростков.