March 25th, 2013

раздумное

Марина и Сергей Дяченко. "Скрут"

О чём эта книга? О любви? Да не совсем, наверное. Кто тут кого любит,  любил и любил ли вообще – сказать сложно. Собственно, как и в жизни. О поиске? Уже чуть ближе (опять же, наверное). Мы все ищем что-то или кого-то и в этом поиске иногда совершенно неожиданно находим то, что даже не искали, но что нам, оказывается, было как раз и нужно, или, обретая искомое, теряем всё, что было нам дорого. О справедливости? Да. Наверное. О том, как по-разному каждый из нас себе её видит, как меняется наше мнение об этом со временем, как меняет нас самих осознание того, что правда другого может быть  так же правдива, как наша собственная, и только кто-то более мудрый, где-то ТАМ имеет представление о том, кто же прав на самом деле. И то, наверное.
За это «наверное» мне и нравятся Дяченко – у них нет плохих и хороших, они рассказывают, а мы сидим и думаем. Нежная девушка в плену чудовища – скрута, её молодой супруг, отправившийся на поиски неизвестной Тиар, которая послужит откупом чудовищу за любимую, сама Тиар – жертва обстоятельств или предательница, которую ждёт заслуженное наказание – со стороны почти всё понятно. А попробуйте-ка поставить себя на место героев, читая книгу? Попробуйте разобраться в своей личной паутине – возможно, вас ждут сюрпризы.
Сейчас опять тут скажут, что я впечатляюсь прописными истинами. А по мне так полезно иногда перезадуматься над некоторыми вещами.

Стругацкие

Пикник на обочине.
Трудно быть богом.
За миллиард лет до конца света.
Обитаемый остров.

Стругацкие даже в советское время имели иммунитет к "ретранслируемому излучению" пропаганды. Причем, как и Максим, "В ОБОИХ СМЫСЛАХ".
Сейчас они снова нужны нам - таким же больным, как и в советское время, но при этом намного меньше читающим.
заяс

Книги о главном

Уважаемые что_читатели! Просьба к вам, вы же всё знаете.
Нужны художественные книжки про то, как важно ценить настоящее . Чтобы была главная героиня, которая страдает по своей первой большой любви, ну или не первой, просто прошлой. При этом рядом с ней любящий мужчина, с которым она несчастна (как ей кажется). А он для неё делает всё. И вот происходит что-то, открывающее ей глаза. Но уже поздно.Или не поздно. Можно и с хэппи эндом: глупенькая всё понимает, и герои живут долго и счастливо.
Пытаюсь вправить мозги подруге. Она попросила список книг, которые я рекомендовала бы ей к прочтению. Хочу невзначай и такую подсунуть.

Благоволительницы. Джонатан Литтелл

359482[1]

С тех пор, как я закончила читать этот поразительный роман, прошла неделя. Но прочитанное всё никак не становится для меня менее ярким, не уходит из мыслей.
Написанный в 2006 году американцем еврейского происхождения на французском языке, этот 900-страничный роман быстро стал мировым бестселлером, получил Гонкуровскую премию и Гран-при Французской академии, был переведён на 19 языков.
Удивляться этому не приходится - страшная и впечатляющая книга превосходно написана, имеет достаточно динамичный сюжет и повествует о событиях, которые продолжают оставаться болевой точкой для целых народов и поколений, несмотря на постоянное их переосмысление.
Герой романа, от лица которого он и написан, бывший эсэсовский офицер Максимилиан Ауэ, утончённый европеец до мозга костей, полнемец, полуфранцуз, любитель музыки Рамо и прозы Флобера, начинает свой рассказ о прошлом, будучи благополучным французским предпринимателем, живущим под вымышленным именем в полной безопасности и комфорте.
Интонация, с которой он излагает события своей прежней жизни, окрашена усталостью, лёгким раздражением и чуть скучлива. Между тем события эти весьма примечательны - свою историю он начинает с момента вторжения немецко-фашистских войск на территорию Советского Союза. Ауэ назначен в айнзацгруппу, главной функцией которой является очистка оккупированных территорий от коммунистов, евреев и партизан (в том числе - потенциальных, к числу которых фашисты превентивно относят тех же евреев и цыган). Ауэ начинает свою службу в айнзацгруппе как наблюдатель, не участвуя непосредственно в "акциях", но зная о них всё, с планирования и обоснования массовых уничтожений людей, и до отвратительных деталей исполнения. Collapse )

Феликс Юсупов, "Мемуары"

Юсупов крупно

Если бы не участие в убийстве Распутина, растворился бы князь Феликс Юсупов в истории, оставшись представителем дворцовой массовки и одним из неразличимых теперь элементов высшего света Российской империи начала 20-го века. Ночь с 29-го на 30-е декабря 1916-го года стала звёздной для молодого князя и сделала его мировой известностью. А вот с каким знаком эта известность – однозначно ответить не удастся, поскольку разброс мнений полярен. То же самое можно сказать и обо всей его жизни. Мемуары дают основание сделать печальный вывод: старая элита того времени изжила себя, государственное здание, основой которого являлось дворянское сословие, держалось на подгнившем фундаменте. Об этом говорит не только персональная «жизнь и судьба» автора воспоминаний, но и тех персонажей, которым он уделил место на страницах своей книги. А теперь – ближе к тексту.

Даже по кратким и явно щадящим себя авторским замечаниям можно понять, что уже в самом юном возрасте Феликс рос изрядным шалопаем, попортившим много крови своим наставникам. И привычки избалованного ребёнка, которому безнаказанно можно делать слишком многое, он перенёс во взрослую жизнь. Хотя, в полном смысле взрослой его жизнь назвать нельзя: он так и остался большим играющим мальчиком, плейбоем своего времени. Страсть к маскарадам, бесконечным увеселениям с одной стороны и неспособность к напряжённым или просто длительным занятиям, будь то учёба в Оксфорде, государственная служба, или управление своими владениями с другой. Оказавшись в постреволюционное время за границей без своих российских богатств, он редко искал возможность заработать деньги своим трудом, а пытался либо воспользоваться остатками драгоценностей, прихваченных с собой, либо найти приют у более богатых родственников или знакомых, частенько переходя, фактически, в разряд приживальщиков. Явного подтверждения приписываемой ему бисексуальности на страницах книги нет, хотя некоторые слова в защиту однополой любви могут быть истолкованы как косвенное признание такой склонности. Ничего не поделаешь, Россия, начало века. Не обошла Феликса Юсупова стороной склонность к мистицизму, но это не было странным для высшего света. Например, две дочери короля Черногории Милица и Анастасия (в Петербурге эту сладкую парочку называли «чёрным горем»), ставшие жёнами великих князей Петра Николаевича и Николая Николаевича, занимались чёрной магией, дружили с гадалками и колдунами и привели ко двору Григория Распутина. Процесс подготовки убийства, его ход и дальнейшее развитие событий подробно описаны в книге. Сибирский старец казался Феликсу сосредоточением и источником всех несчастий, навалившихся на Россию, убить его – и Россия воспрянет. Наивно, но так думал не он один. Великая княгиня Елизавета Фёдоровна считала, что Распутин – дьявол и убить его должен был каждый. Она же рассказала немного погодя, что «несколько дней спустя после смерти Распутина пришли к ней игуменьи монастырей рассказать о том, что случилось у них в ночь на 30-е. Священники во время всенощной охвачены были приступом безумия, богохульствовали и вопили не своим голосом. Инокини бегали по коридорам, голося, как кликуши, и задирали юбки с непристойными телодвижениями». По словам князя Юсупова, вся страна восторженно встретила известие о кончине Распутина. Но тут надо сделать скидку на его восприятие реальности. Так, он искренне верил в любовь крестьян к своим господам и в то, что они до слёз переживали весть о свержении царя. Кстати, о царях. Сразу после этого громкого убийства Феликсу Юсупову стали поступать многочисленные предложения стать российским императором и среди озвучивавших эти планы людей были такие известные люди, как председатель Думы Родзянко, Колчак и великий князь Николай Михайлович. И это при живом-то Николае II! Хотя, надо сказать, что сам царь у Юсупова выглядит слабым и нерешительным человеком, поддающийся влиянию окружения и, в первую очередь, императрицы, которая достаточно активно вмешивалась в государственные дела.

[Ещё немного о книге]

Воспоминания состоят из двух частей – «До изгнания 1887-1919» и «В изгнании». Вторая часть больше посвящена описанию бытовых неурядиц, но и здесь интересны зарисовки из жизни эмиграции. Это и склоки по самым разным вопросам, начиная от возни вокруг опустевшего трона, на который активно претендовал великий князь Кирилл и чем вызвал не менее активное противодействие, заканчивая и вовсе не мирскими, вроде бы, делами, приведшими к расколу и в церковной среде. По словам автора, после того, «как Гитлер объявил войну коммунизму, большинство русских эмигрантов посчитали его своим союзником, однако договор, заключённый в 1939 году Германией и Советской Россией, все иллюзии развеял. Эмигрантская печать политику нацистов резко осудила…

Нападение Германии на советскую Россию оживило надежды многих эмигрантов. Первой их мыслью было: коммунистам конец.

Понятно, что немало русских стало на сторону наци. Решили, что можно возобновить борьбу с большевизмом, и завербовались в немецкую армию кто бойцом, кто – переводчиком.

Такое ж отношение к немцам было поначалу и в России. Стали приводить в исполнение секретный план: армию за армией сдавали почти без боя. И оккупационные войска население встречало хлебом-солью. Люди проклинали Коминтерн и в оккупантах видели освободителей.

Через несколько месяцев всё изменилось. Немцы, как всегда, совершили психологическую ошибку: были по отношению к русским жестоки. И в России их возненавидели ещё пуще, чем большевиков».

Вот так события начала войны виделись князю из Франции. Комментировать эти представления и другие, им подобные, я не буду, да и заканчивать пора.

Думаю, символично, что российская история богатейшего рода Юсуповых завершилась на Феликсе. Служилое сословие, которому Пётр III даровал «свободы», сняв с него большинство обязанностей по обустройству и укреплению государства, подошло к закономерному финалу. При этом надо сказать, что во время чтения негативных эмоций по отношению к князю не испытываешь, а рассматриваешь его жизнь и его взгляды с познавательной точки зрения. А высвечивает он жизнь последней элиты царской России со знанием дела, являясь не сторонним наблюдателем, а человеком, не только лично общавшимся с особами императорской фамилии, но и женатым на одной из них. Вообще, великих князей и великих княгинь на страницах книги столько, что ими можно было бы заселить целый район Петербурга и назвать его Великие князья, например. Кроме того, написана книга лёгким языком, что тоже надо отнести к её плюсам. Так что, читайте.