February 27th, 2013

глазик

Винтерих. Приключения знаменитых книг

"Поймалась" на аннотацию:
"Джон Винтерих рассказывает о первом появлении и начале громкой судьбы прославленных книг Даниэля Дэфо и Роберта Бернса, Диккенса и Теккерея, Бичер-Стоу и Марка Твена, Эдгара По и Уолта Уитмена… Из классических английских и американских книг автор выбирает те, которые, на его взгляд, имели наиболее интересную издательскую историю. Автор рисует живыми штрихами обстановку и время создания этих книг, их место в истории книгоиздания, прием, оказанный им современниками при первом их появлении, библиографические оценки первых изданий, историю их оформления и т.д."
Показалось так должно быть интересно, решила прочесть.
И получила огромное разочарование. И вроде тема действительно интересная, и рассказывает об интересных вещах, но "живых штрихов" я не увидела.. Так занудно и скучно, что еле дочитала...
bookz

Фил Бейкер - Абсент (2002 г.)


Вполне годное исследование о зелёном змие, в добрых традициях Похлёбкина. Как сам абсент на 70% состоит из спирта, так и истории о нём большей частью состоят из мифов и городских легенд. Да, конечно же, будет рассказано о том, как воспевали абсент Тулуз-Лотрек, Ван Гог, Уайлд, Бодлер, Верлен и ещё вереница тех, кто составляет костяк европейских деятелей культуры конца XIX века. Абсенту посвящали стихи, прозу, писали с ним картины (для обложки взята картина Пикассо) и всячески поэтизировали. Его пили стаканами, о нём говорили, что это прямой путь в психушку, его запрещали в ряде стран (впрочем, он и сейчас кое-где запрещён, например, в США; фотография Хиллари Клинтон в Чехии с порцией абсента наделала шуму). И, под занавес, сравнивают марки, расписывая, которые - подкрашенный спирт, а какие - настоящие, с полынным экстрактом и тем самым туйоном, большая концентрация которого и делает абсент той самой зелёной ведьмой. Занятно.

"Ритуалы, связанные с абсентом, включают и огонь, и воду. <...> Абсент наливают в стакан, потом в него погружают чайную ложку сахара. Пропитанный абсентом сахар поджигают от спички и дают ему прогореть, пока он не пойдет пузырями и не превратится в карамель. Ложку растаявшего сахара затем опускают в абсент и размешивают, причем абсент часто загорается. Затем из графина или второго стакана в абсент наливают столько же или чуть больше воды, заливая огонь. <...> Когда воду добавляют в хороший абсент, он становится мутным, или «louche», как говорят французы. Абсент белеет и становится матовым, так как вода нарушает баланс спирта и травяного экстракта, а эфирные масла тем самым выпадают в осадок из спиртового раствора в виде коллоидной взвеси".

Д.Быков. Советская литература. Краткий курс

быков1 (200x304, 11Kb)
Вчера я дочитала курс лекций по советской литературе Дмитрия Быкова, и вот какие мысли меня посетили. Первая мысль - из прекрасного студенческого далёка. Читала нам зарубежку великолепнейшая Маргарита Васильевна Разумовская. И вот после лекции я подошла к ней, что-то там меня в Вольтере заинтересовала. Она мне, конечно же, ответила на мой вопрос, а потом вскользь заметила: "Я не люблю Вольтера, я люблю Руссо". Увидев мой ошарашенный взгляд (потому как я из лекции не поняла, что она НЕ любит Вольтера), она сказала: "Но мы с вами филологи, мы должны любить все". Я еще больше озадачилась, а теперь поняла: для препода не должно существовать вкусовщины, он должен быть объективен, нелицеприятен (слово я употребляю правильно, в отличие от многих журналистов). А теперь - к Быкову.
Collapse )

Какие книги вы спасете?

Прочитала на Задолба.ли пост, автору которого в детстве задали написать сочинение: представьте себе, что произошла глобальная катастрофа, цивилизация рушится, но у вас есть шанс спасти три книги, возможно, последние книги на земле.
Давайте подумаем, какие книги надо спасти. Берем только художественную литературу или публицистику, будем считать, что справочник съедобных растений и "Сделай сам" мы и так знаем наизусть ;)

Что вы возьмете с собой в укрытие и почему?

Вот мой список:
Булгаков "Мастер и Маргарита" - уж очень я его люблю.
О.Генри "Рассказы" - наверняка, после апокалипсиса нам будет не хватать добра.
Что-нибудь из Алексиевич - чтобы у людей больше не возникало желания воевать.
Sev
  • restlos

Стихотворение

Доброе время суток!
С детства помню стихотворение или его кусочек, вычитала в какой-то книге; так врезалось в память, что не исчезает. А кто это, откуда - не знаю. Помогите, пожалуйста, вдруг кому попадалось. Единственная ссылка в Сети - на мой журнал с тем же вопросом..

Есть вариант, что я неточно помню, но, по-моему, это было именно так.

Когда меня настигнет злая пуля,
И над сухими травами июля
Окаменеет поступь иноходца,
Я все ж пойму, - за миг до безразличья,
Что вера в Бога - вера в Беатриче,
И славный Дант над нами посмеется.

Железобетонные названия книг

Бывает так, что не хочется брать книгу в руки из-за дурацкого названия. Я не говорю про любовные романы (особенно переводные). Бывает, что и вполне серьёзные книги так называют, что читать их не тянет, мягко говоря.

Моя тройка самых неудобоваримых названий книг выглядит так:

1. "Цемент". Книга, которая вообще непонятно как дома оказалась, вроде родители ничего подобного никогда не читали. Я никогда в жизни её не открывала. И вряд ли открою. Слишком уж железобетонно.

2. Следующее по идиотизму название, из-за которого не смогла открыть книгу - это "Железный поток". Помню, моя учительница литературы описывала своё впечатление: "а он всё тянется и тянется".

3. Дальше, пожалуй, роман "Бруски". К счастью, про Панфёрова даже на уроках литературы только вскользь упомянули.

Ну и ещё три странных названия: "Баллада о гвоздях", "Разгром" и "Как закалялась сталь". Все три произведения читаны, а тихоновское стихотворение так и неплохим оказалось.

И наоборот, случались разочарования, когда за красивым названием скрывался ужас какой-то. Главное здесь, конечно, "Тихий Дон". Так поэтично, красиво, хочется почитать... А там такое! Но тут я субъективна, конечно, многие его с удовольствием читают. Единственная книга, которую я не смогла дочитать физически (хотя она была во вступительной программе и это было жизненно необходимым).

А у вас были разочарования, когда за красивым/поэтичным/остроумным/ярким названием скрывалось что-то нечитаемое? Или чтобы нежелание прочитать книгу определялось названием?
bad motherfucker

Помогите опознать автора

Добрый день. Помогите опознать автора вот по такому описанию:
"Вот однажды в книжном натолкнулся на несколько томов одного автора
(нуар-детективы) такой крутой текст, но автора напрочь забыл...Там
даже названия романов такие жесткие были...и толь глав герой мент, толи
сыщик...такое там настроение мрачное и депрессивное, и он-цыник
полный...Мики Спилейн, Чендлер с Чейзом, рядом с ним - пацаны,
вообще.... не знаешь такого? Знаю только что он америкос
".

Ищу фантастику о любви

Только не об обычной, человеческой любви, а о инопланетной ( человек/ инопланетянин, допустим) Позарез по учебе надо, выручайте=) Заранее спасибо)

Валерий Осипов, "Тайна сибирской платформы".

И оба мы -гольд и я -решаем. Ставим палатку, обносим ее обрывками материи на веревке, чтобы защитить от росомах и медведей, складываем туда имущество. Дневники, маленькие, для микрокосмического исследования образцы пород, карты -все ложится драгоценным грузом в заплечный мешок. И мы идем без троп через множество перевалов, сквозь дождь и снег, без крошки пищи, по намеченному программой пути. Семь дней без еды, а амурская тайга не легка для пешего похода напрямик.

Узнав об этой книге, я испытал три степени изумления :). Первая - когда прочитал, что по главе из нее сняли "Неотправленное письмо" с Самойловой, Урбанским, Смоктуновским и Ливановым (его первая роль). Вторая - когда увидел отрывок из предисловия. Третья - когда понял, кто это предисловие написал (Иван Ефремов). История Кимберли, "от природы очень предприимчивый, сообразительный и жестокий юноша" Сесил Родс, бурская война, свежайшая история открытия алмазов в СССР... Слог сейчас может показаться наивным, но зато дает прекрасный слепок времени.
b

самая старая книга

А вот интересно: какая самая старая ваша книга?
Имею в виду не сколько возраст, а время постоянного пребывания рядом с вами - с детства, с юности и т.д. Та, которую можно открыть с любого места и читать, которую возить с собой из квартиры в квартиру, из командировки в отпуск, из сумки на полку и снова в сумку. Которой уже давно пора бы подклеить переплет, но заменить издание на более новое - преступление. Самая старая долгая книга, из которой нельзя вырасти.

Спасибо

Т.М.Николаева. О чем рассказывают нам тексты?

николаева (200x302, 14Kb)Неделю назад я купила книгу известного филолога, языковеда Т.М.Николаевой. Я еще позлопыхала по поводу названия.
Мужем Т.М. был известный лит-вед А.Д.Михайлов, ему и посвящена эта книга. Михайлов был специалистом по французской литературе. А что значила всегда французская литература для русского читателя? Очень многое!
Collapse )
Rikki

Гарри Поттер как лекарство.

Справедливости ради, надо сказать все же пару теплых слов о старушке Роулинг, а то ее совсем заклевали. На мой взгляд, ее серия о Гарри Поттере – лучшее чтение в состоянии тяжелого похмелья.

Вопрос этот не так прост, как может показаться на первый взгляд. Да, наверно есть героические мужчины, которые побеждают упомянутое недомогание русской баней, пробежкой на лыжах, горячим хашем (борщом)  или уборкой квартиры с вытряхиванием половиков. Я о таких героях много раз читал, видел в кино, но ни разу не встречал их в реале. Возможно, не там живу и не с тем дружу.

Есть куда более распространенный метод улучшения состояния – пиво или немного водки, соки, чай, легкое кино по ТВ, дневной сон в поту, потом скромный ужин и долгий виноватый похмельный супружеский секс в завершении. Вполне рабочий вариант, проверенный временем.

Однако бывают ситуации, когда данный метод неприменим. Обычно сие случается в гостях, на даче у друзей или еще где-нибудь не дома. Когда выпивать утром категорически нельзя, ибо вечером - за руль, пора убираться домой, освободить хозяев, которые и так настрадались вчера. Делать в этом состоянии тоже ничего невозможно - после простого похода пописать валишься на диван в полном изнеможении, мокрый как мышь. Хозяева уматывают или на работу, или по делам, все вокруг затихает, и после пары таблеток анальгина уже можно что-то и почитать, дабы время тянулось побыстрее и не так тяготило чувство вины за бездарно прожигаемую жизнь.

Выбор правильной книги в этой ситуации чрезвычайно важен. Если вы сдуру вытянете с полки какой-нить “Котлован” Платонова или того же “Доктора Живаго” (и чего я к нему прицепился, к этому Живаге, есть же книги и поскучнее…), то вполне можете похмелья и не пережить. Несть числа тем ребятам, для которых содержащиеся в подобных книжках умные мысли стали последней соломинкой на спине измученного верблюда – тут же петля, курок, развод… Не стоит рисковать.

Детские книжки вроде “Трех мушкетеров” или “Теминого детства” тоже не годятся. Сюжет известен до тонкостей, скучно; мушкетеры раздражают полным отсутствием похмелья после 12 бутылок анжуйского, а перед Темой просто стыдно. Детективы тоже не годятся, не удержишь сюжет в уме, а "виски, плед и камин" мешают держаться суровой реальности.

Так вот, проверено: книжки о Гарри Поттере – лучшее чтиво в такой ситуации. Нереальность далекой магловской Англии, примесь детской понарошной мистики, полное твое безразличие к действующим героям сочетаются в них с довольно живыми картинками, причем именно требуемого уровня сложности – и не заскучать, и не устать слишком.

Настоятельно рекомендую:).


лицо

Рогинский В.В. Борьба за Скандинавию 1805-1815

М.,2012
Давненько не читал таких исторических монографий "в старом духе" - с огромным количеством ссылок на документы (в основном - дипломатическая переписка), спокойным тоном изложения, весьма четкой концепцией и законченностью сюжетов. Хотя Рогинский как выразилась бы одна моя знакомая "не живчик", да и "родимые пятна" советской исторической школы вполне себе отчетливы - неторопливо читать (лучше по главам) очень приятно.
Александр I выступает великим государственным деятелем, у которого, во всяком случае во внешней политике, все остальные были подмастерья. Кстати, чтобы там не говорили в советской историографии о Нессельроде, как минимум понимания инструкций и трудолюбия ему было, судя по всему, не занимать.
По прежнему одним из наиболее симпатичных мне фигур в истории 19 века остался Карл-Юхан (который Бернадотт). Из книги остается впечатления, что это был крайне последовательный человек, при этом четко осознающий границы возможного.
Но что это за 19 век! Жена и сын командующего войсками противника по доброй воле живут в Париже, а Наполеон не то что их в концлагерь не отправит, даже вполне галантно себя ведет. Свергнутого шведского короля опекают все, и даже сами шведы. А могли бы ведь и пристрелить - время-то военное. В общем благородство и рыцарство, каковые история ХХ века полностью отменило.
Так что почитать рекомендую.