February 9th, 2013

Из школы с любовью, или Дневник учительницы

Купила себе в электричку (хватило и на автобус:)) книгу Ольги Камаевой "Ёлка. Из школы с любовью, или Дневник учительницы". Захотелось купить уже затем, чтобы посмотреть, чем отличается от небезызвестной злобной "Ненавижу школу".
Книга в форме дневника, мне кажется, никакой особой художественной ценности, но зато настоящая, видно (за исключением, наверное, любовной линии). Настоящая, то есть, продуманная и прочувствованная. 

Collapse )
Хотела дальше выписать, но передумала. Вообще-то, это всё прописные истины. И спор о личности и толпе в истории, и вывод, что всё меняется каждую минуту. И про дрянные мысли в собственной голове. И цитата из Макаренко, что не педагогика, а шарлатанство, нет управы на хулиганов.  

Однажды Ёлка дошла до местной администрации, попросила, чтоб не вручали на городском празднике мальчику ноутбук по акции для малообеспеченных детей. А в другой раз смолчала, когда на олимпиаде подправляли работы "своим" ученикам. А потом высказала завучу, когда та своей рукой поставила пятёрки мальчику-мажору, отъезжающему за границу. А ещё потом не возмутилась, когда детей в холод не пустили в здание детского спорткомплекса, чтобы они там не натоптали перед приездом высоких гостей. (То есть, возмутилась, но не добилась).

Всё это очевидно, правда же? не ново, никаких решений не предлагается, да и возмущения-то особого нет. Просто очень знакомо описано, как рушится идеальный мир. Нет, не "рушится", а просто появляется ощущение "так я и знал, ну я же говорил".

Collapse )

В конце концов Ёлка решает из школы уйти. А потом остаться. А потом... умирает она потом. Сердечница, что поделаешь. Вот такой вот лёгкий выход нам предлагает автор. В общем, не получила я на свой вопрос ответа.
dirty

Русская интеллигенция, открытие №1: Израиль Меттер | Пятый угол (1964)

Наш многословный журнальчег снова приветствует вас с еще одной маленькой серией больших постов. Пять неожиданных открытий, которые сильно обогатили мои представления о русской интеллигенции. На некоторые из них я наткнулась совершенно случайно, о других много слышала, но почему-то долго обходила стороной, а зря. Хочу, чтобы об этих людях/книгах не забывали. Они дороги мне как воплощение лучших человеческих качеств, как добрые и умные собеседники, как люди, на которых равняешься и к которым хочется "расти". Как люди, при знакомстве с которыми навязшие в зубах абстрактные категории "мораль", "этика", "культура", "интеллигентность" вдруг становятся совершенно живыми, объемными, осязаемыми.

Сегодня: Израиль Меттер | Пятый угол (1964)

"Куда же это все провалилось, Зинаида Борисовна? Подумать только: нас было столько — легких, чистых, добрых, мы никого не обижали, нам было наплевать на деньги, на то, как мы одеты и что жуем, — почему же мы не оставили никакого следа на земле? С какого дня, с какой минуты мы стали крениться набок? Ведь была же такая роковая для каждого из нас минута!
Я перебираю свою жизнь, как перебираю крупу, держа ее на ладони и выискивая сорные семена."


Я ни разу не видела нигде рецензий живых людей на эту книгу, никогда в принципе не слышала о ней, кажется. Наткнулась на нее случайно, взяла послушать наугад. Она оказалась совершенно прекрасной - умной, тонкой, доброй, пронзительной. Как и ее автор.

Книга небольшая, в ней нет сюжета как такового, это скорее такие себе "несистемные воспоминания". То есть это не воспоминания как таковые, это художественное произведение, повесть о вымышленных людях, но это настолько в каком-то смысле квинтэссенция жизненного опыта автора, его мыслей, чувств, пережитых радостей и горестей, что сложно вынырнуть из ощущения полной реальности, историчности происходящего в ней, "мемуарности" этой прозы (о, вспомнила - это называется "автобиографическая проза"). Книга покоряет безмерно, к ее автору проникаешься огромной любовью и уважением, безоговорочно доверяешь ему, плюс у него неожиданно сильный, точный, "думающий" слог. Книга грустная - и все же в ней хорошая примесь мягкого юмора; ее слог очень прост и не претенциозен - а оставляет ощущение живительного родника, свежей, качественной, питательной литературы; книга кажется беспорядочной и бессистемной - а ближе к концу понимаешь, как она красива и какой в ней четкий внутренний ритм, как биение сердца, как вдох и выдох.

За эту книгу Меттер получил в 1992 году литературную премию Grinzane Cavou в номинации "Зарубежная проза". Если вы (как и я) ничего до сих пор не знали об авторе, рекомендую вот эту небольшую статью Евгении Щегловой - просто для поверхностного знакомства с этим чудесным человеком - это достойное знакомство, уверяю вас. Заодно поймете, почему человек с таким... ммм, нерусским именем )) безоговорочно отнесен мной к "русской интеллигенции" (если, конечно, по этому поводу есть еще какие-то вопросы).

Collapse )

О ранних стихах Лебедева-Кумача

лебедев-кумач (220x340, 29Kb)
Я сама себе удивилась. Своему желанию купить сборник стихов Лебедева-Кумача. Казалось бы, чего уж там премудрого: "эй, грянем сильнее, потянем дружнее"?
В сборник вошли не издававшиеся ранее (если не врут, но даже если и врут, то пускай) стихи юного Василия Лебедева. Во вступительной статье я не без интереса прочитала, что мальчик-то получил образование в классической гимназии и получал стипенцию как одаренный ребенок. Так что латынью Вася владел, как древние латиняне, знал, разумеется, античную литературу и пробовал себя в переводах Катулла и Горация.
Collapse )
глазик

Троппер. Дальше живите сами.

Книга вызывает двоякое впечатление. С одной стороны понравилось, очень хорошо описана жизнь семьи, взаимоотношения ее членов. С другой - язык книги оставляет желать лучшего. Не знаю, язык автора или язык переводчика...Но местами читается с трудом. Идут какие-то красивые описания любви, нежности и тут же, без перехода в этой нежности встречаются слова: трахаться, задница. Причем повторенные много раз, как будто, кто писал, о синонимах вообще не имел никакого понятия. Плюс очень много описаний секса и сопровождающих вещей..
В конце книги еще и лесбийские отношения выплыли.
Причем к концу книги она окончательно мне перестала нравиться.
Так и непонятно, о чем писалось: любовные утехи, как Джойс или всё-таки взаимоотношения семьи.
  • goldrat

"Белый олеандр"

Есть такое выражение - "читается на одном дыхании". Так вот, если говорить про книгу Джанет Фитч - это именно о ней. Суметь сделать сложный, глубокий текст не только легким для восприятия, но и красивым, поэтичным может только очень талантливый писатель. Ну и, в случае с иностранной литературой, не без не менее талантливого переводчика.

Книга по форме хороша. Нет, она - прекрасна.

"Это была ее первая книга, обложка цвета индиго с серебряным луноцветом, цветком в стиле модерн. Я провела пальцем по серебряным линиям, — извивы струйки дыма, бечевы кнута. Это был экземпляр для чтений с карандашными пометками на полях._«Пауза._Повышение_тона»._Я трогала страницы, которых касались ее руки, прижимала к губам мягкую плотную бумагу, уже старую, желтую, беззащитную, как кожа. Уткнувшись носом в разворот, я вдыхала запах всех ее чтений, запах сигарет без фильтра и кофеварки эспрессо, пляжей, аромалампы, выпущенных в ночь слов. Со страниц поднимался ее голос. Угол обложки заворачивался, как парус.

На обороте фотография. Мать в коротком платье с изящными широкими рукавами, длинная челка, острый взгляд. Как кошка, выглядывающая из-под кровати. Та прекрасная девушка была вселенной, носившей в себе слова, гудящие, как гонги, рассыпающиеся в отчаянной пляске, как трели флейты из человеческих костей. На этом снимке ничего еще не случилось. Здесь я была в безопасности..."


Теперь что касается сюжета и основной идеи. Знаете, после сэлинджеровской повести "Над пропастью во ржи" я не читала более пронзительной и отчаянной книги о взрослении. И о том, как родители влияют на своих детей, даже когда их нет рядом. И о том, чего стоит юному человеку выбраться из родительской лжи и найти себя - и вместе с тем, не найти, потому что родная кровь в жилах оставляет очень небольшой выбор.

Мы становимся такими, какие мы есть, исключительно благодаря родителям. Или вопреки. Но все равно от этого никуда не денешься и себя не изменишь.

«Когда мы поедем домой?» — спрашивала я мать. «У нас нет дома, — отвечала она. — Твой дом — это я».

Закончила читать вчера вечером, и меня до сих пор не отпускает.

Очень, очень.
  • alya73

Название книги

Здравствуйте,
Помогите, пожалуйста с названием книг. Одна из книг, прочитанная в детстве, была о школьнике. Помню эпизод. Хочет купить какой-то волшебный билет. Продавец говорит,что билет стоит очень дорого. Всех денег, какие у человека есть с собой. Мальчик находит в кармане 3 копейки, и кассирша отрывает уголочек билета и дает его мальчику. Вторая книга была о Древней Греции. Не помню хорошо сюжета, только помню в начале книги описывался какой-то дворец очень подробно, красивейший, и помня описывался стол с яствами на нем. А рассказ по-моему о молодом юноше. Помогите, пожалуйста, если кто помнит. Заранее спасибо.