September 22nd, 2012

  • estevet

семейные секреты.... Delphine de Vigan "Ничто не противится ночи"

Писательница Delphine de Vigan презентует в Барселоне " Ниchто не противится ночи", самая продаваемая новелла в 2011 году.
 Если бы  Delphine de Vigan решила бы написать придуманный сюжет, то все бы в один голос сказали о невозможности стольких несчастий в отдельно взятой семье. И, несмотря на это , история реальна.История, которая превратилась в один из самых популярных и премированных романов в 2011 году.
Одним зимним утром писательница Delphine de Vigan (Boulogne- Billancourt, 1966) вошла в апартаменты своей матери, Lucile Poirier, и нашла её мёртвой. Синей. Рядом письмо с такими фразами, как эти, посвященые своим двум дочерям:"Вы- два человека, которых я любила больше всего в этом мире и я сделала это так, как смогла", или безоговорочное " предпочитаю умереть живой"



Collapse )

ovation
  • r_muzil

Романы о Барселоне

Уважаемые сообщники!
Есть такие романы, где тот или иной город становится главным героем. Романы, помогающие постичь в городе то, что невозможно увидеть простому туристу, не прожившему там существенную часть жизни. Такой срез души города.

Так, например, "Игра в классики" Кортасара - это душа Парижа. Душа Стамбула - романы Памука. Посоветуйте пожалуйста, что можно почитать о душе Браселоны? Мне в голову приходит только Карлос Сафон, но это всё-таки не о современной Браселоне, а скорее о городе, которого уже нет, как и потрясающий "Александрийский квартет" Даррелла - об Александрии, которую уже не увидишь. А хотелось бы почитать о городе в более или менее современном его виде.

Заранее благодарю.
Рыжая

Прочитанные книги


Ширли Джексон "Призрак дома на холме"

О чем: Хилл-Хаус пугает местных жителей до одури. Никто не хочет селиться рядом с этим мрачным особняком, и никто ни за какие коврижки не приблизится к нему после наступления темноты.
Доктор Мнтегю пожелал последовать примеру отважных охотников за привидениями девятнадцатого века и поселиться в Хилл-Хаусе, дабы на собственной шкуре убедиться, есть ли реальные основания в связанных с домом страшилках. Само собой, в одиночку изучать привидений как-то не с руки, так что док набрал помощников из числа тех, кто хоть раз в жизни пережил встречу со сверхъестественным. Так в его компании оказалась затюканная жизнью молодая женщина по имени Элинор, ее полная противоположность Теодора, а также племянник владелицы особняка раздолбай Люк.
При одном взгляде на Хилл-Хаус мурашки бегут по коже, а атмосфера внутри вызывает желание свалить подальше и никогда не вспоминать об этом месте. И это днем, а что же будет с приходом темноты...


Стиль местами слишком напыщенный, в стиле готических романов 19-ого века или женских готических романов, вне зависимости от даты написания. Но только местами, а в целом повествование читается легко, и даже наличествуют несколько забавных диалогов.

Команда персонажей-исследователей подобрана так, чтобы герои дополняли друг друга - неуверенная, робкая Элинор, ироничная и шустрая Теодора (ее начальные реплики о Хилл-Хаусе мне понравились "о таком доме я мечтала всю жизнь - убежище, где можно остаться наедине со своими мыслями... особенно, если это мысли об убийстве или самоубийстве"), красавчик-раздолбай Люк  и профессор, все это затеявший. Особой оригинальности, как видите, нет, но 1959 год создания книги это объясняет, ведь "Призрак дома на холме" - седая классика мистической литературы, и то, что нынче числится баяном, тогда являло вполне достойный расклад.


Collapse )
ЛГБТ
  • aleph93

Фицджеральд, "Ночь нежна".

Двадцатые XX века. Любовные треугольники. Зонты от солнца, купальные костюмы, Ривьера. Париж, Канн, Соединенные Штаты. Дождь, любовь, вокзал. Расставания, ужины, вино за обедом. Страсть, ненависть, сплетни. Сумасшествие, психиатрия, клиника.
Книга о падении одного и взлете другой.
Роман о том, как происходит закат и как занимается рассвет, роман об исцелении и обретении независимости и свободы.
О дороге Дика, ускорение пути которого произошло благодаря Розмари.
О пути Николь, независимость которой была обретена и с помощью Томми.
О жизни Дика и Николь, совершенной пары для всех, но лишенной совершенства друг для друга.
Об общении без слов.
Об отношениях без любви, и любви без отношений.
О свободе. Быть собой. Становиться собой. Терять себя. Возвращаться к себе.
О том, как не потерять надежды и воплотить в жизнь мечту.
Сюжетная линия выстроена вокруг жизни супружеской пары, Дика и Николь Дайверов. Книга о нескольких годах совместной жизни психиатра и его пациентки. О том, как люди, окружающие их, меняют все, ради чего они жили, о чем мечтали, к чему шли. 
С вершины жизни низвергается любимец женщин и публики Дик Дайвер...
Неторопливо поднимается в свой зенит Николь...
Замечательная книга для того, чтобы погрузиться в жизнь американо-европейской богемы начала 20 века.

1004932540
snail
  • egovoru

Подростки американской литературы

Кажется, никакая страна не произвела столько замечательной литературы о подростках, как США. Одно короткое десятилетие прошедшего века дало три таких шедевра, как "Над пропастью во ржи" (1951), "Вино из одуванчиков" (1957) и "Убить пересмешника" (1960). А ведь еще есть менее известные, но тоже весьма примечательные "Кентавр" Апдайка (1963) и "Сердце - одинокий охотник" Карсон МакКаллерс (1940). Не говоря уже о более ранних "Приключениях Гекльберри Финна" (1884).

Интересно, почему это так? Может, это как-то связано с тем, что сама Америка - относительно молодая страна, и здесь проявилась некая закономерность, обратная тому, что наблюдается в биологии, когда "онтогенез повторяет филогенез" (т.е., индивидуальный организм в своем развитии проходит через примерно те же стадии, через которые проходил его вид в эволюции)? Но, с другой стороны, никакой Вашингтон Ирвинг о подростках не писал, да и современные американские писатели, кажется, не особенно о них пишут. Более того, хотя гениальный "Гекльберри" и написан от лица подростка, ничего специфически подросткового в его герое нет, но вот все остальные упомянутые книги посвящены именно чисто-подростковым проблемам, так или иначе связанными с определением своего места во взрослом человеческом обществе. То есть, было что-то такое не только в месте, но и во времени, что способствовало появлению такой литературы. Может, это все тот же послевоенный baby boom, в котором находят объяснение столь многих культурных явлений? Сами авторы, конечно, все родились задолго до войны, но, может, было что-то такое в воздухе?..

каллисто

Даниил Гранин. Мой Лейтенант.

Гранин

Даниила Гранина читала еще в детстве, "Иду на грозу", естественно. Помню, очень нравилось. Еще читала "Клавдия Вилор" - тягостное впечатление, и "Зубр" - плевалась. Поэтому "Мой лейтенант" (кстати, вошедший в short-list "Большой книги - 2012") взяла с некоторой опаской. Неожиданно мне очень понравилось. Книга посвящена обороне блокадного Ленинграда, построена как своеобразный диалог-воспоминание писателя о себе - юном лейтенанте и себе - зрелом.
Герой книги - молодой человек, неожиданно вырванный из гражданской жизни и оказавшийся в качестве ополченца на страшной войне.  Описания первого артналета, первого столкновение с противником, окружения, тягот обороны и ужасов блокады - во всем  сюрреалистичность столкновения войны и мира, и в то же время восприятие 90-летнего уже Гранина чистое и ясное. Хотя в последней части (всего их три) текст все же напоминает старческое брюзжание. 
Гранин видит причины первых поражений войны в беспорядке, царившем в армии и командовании, в традиционном небрежении человеческими жизнями. Военный генерал, оппонирующий ему в книге, утверждает, что с высоты положения лейтенанта нельзя судить о всей картине войны. Наверное, это так. Но поглядите сейчас вокруг себя - тот же бардак, то же пренебрежение к человеку, и потому Гранину веришь! И еще. Он имеет право судить, потому что он был ТАМ.
что читать
  • loudurr

помогите разобраться

Дорогие друзья!

В 12 лет в каком-то литературном  журнале (синего цвета) читала рассказ про парня-парикмахера, по-моему, по имени Валера.  Помню еще что он что-то коллекционировал, а потом влюбился. У него было много сомнений относительно себя и своей профессии, экзистенциальных терзаний.  Дальше не помню.  Мне хочется найти этот рассказ, потому что у меня есть друг-парикмахер, прекрасный человек, настоящий кудесник ножниц и расчески, но все вокруг думают, что он гей из-за его работы. Он не на шутку страдает, и даже хочет оставить дело, для которого был рожден.   мне бы хотелось поддержать его книгой. Ведь книга – лучшая поддержка!

Спасибо, читатели.