September 12th, 2012

Aудиокнига "Похождения бравого солдата Швейка".


Этот роман много значит для меня. Пять лет ушло чтобы пройти от "Убили, значит, Фердинанда-то нашего, — сказала Швейку его служанка" и до "Напоминаю вам об этом именно сегодня, когда наши войска в непродолжительном времени перейдут через границы". Взрослел я, и, казалось, еще более взрослела книга, становясь менее беззаботной, в чем-то более горькой, местами даже страшной, но все равно веселой и по настоящему жизнеутверждающей. Она стала не только настольной, но и больше настульной, напольной, надиванной, напокрывальной. До сих пор могу ее достать и начать читать с любого места, все равно погружусь в атмосферу Каканской империи времен первой мировой бойни, где вечно шагают на галицийскую границу Швейк, Марек, Ванек, Юрайда, Балоун, поручик Лукаш и остальные.
Для меня это самая главная Книга, в которую спокойно поместятся Генри Миллер, Ремарк, Хемингуэй, Сервантес, Лукиан, Рабле, и многие титаны поменьше. Кому Булгаков, кому Гашек, дамы и господа.
Владимиру Самойлову, в одиночку начитающему текст, удалось невозможное - сохранить саму душу романа с десятками живых и совершенно разных персонажей начиная от пани Мюллеровой и заканчивая подпоручиком Дубом. Такого радостного потрясения я не испытывал давно. Одно проживание пьяного в дым Каца тянет на шедевр, а тут данных бриллиантов хватит на сокровищницу Британской короны. Никаких упрощений и никакого выхолащивания текста, как это было в радиоспектакле с участием Назарова - все по классическому переводу Богатырева со всеми немецкими, венгерскими и неприличными выражениями ))).
рожденная ураном

Кэролин Джесс-Кук. Дневник ангела-хранителя.

      Умершая на Земле женщина Марго после смерти превращается в собственно ангела-хранителя Рут. Она может оберегать, хранить, пытаться достучаться. Но может ли она изменить уже прожитую собственную жизнь?
     Очень неоднозначная книга, с одной стороны показывает, как люди собственными усилиями портят себе жизнь, причем, портят с завидным упорством, не смотря на все подсказки и поддержку окружающего мира. Как вовремя не развеянные сомнения ведут к распаду брака. Почему ребенок, страдавший от алкоголизма родителей и насилия, сам становится насильником и алкоголиком. Кто такие вообще ангелы-хранители, и могут ли ими быть просто люди из нашей жизни?
   А самое интересное книга дает стратегический взгляд на всю отдельно взятую жизнь. Когда Рут стала ангелом, она ясно увидела, зачем были испытания, боль, страдания в её жизни.
Забавно, интересно, спорно, печально, оптимистично.
кибальчиш

Литературное


Социопат. Социальный девиант. Как вас много сегодня в литературе. Какой же вы предоставляете материал для написания характерного персонажа. Чтобы можно было взять и на горизонтали одного характера живописать историю одного человека. С изгибами и перекосами, в которых кристаллизируются проблемы общества. Пусть и человека, к которому много вопросов, на которые дать ответ он и не пытается. Лучше уж вы препарируйте, а кто может, читайте между строк. И главное тут не просто «он плохой», а нравственность, нарывы общества.

У Фёдора Достоевского – Родион Раскольников («Преступление и наказание»), у Теодора Драйзера - Клайд Грифитс («Американская трагедия»), у Джона Фаулза –  Фредерик Клегг («Коллекционер»), у Брета Истона Элллиса – Патрик Бэйтмен («Американский психопат»), у Малькольма Бредбери – Говард Кэрк («Историческая личность»), у Чака Паланика уже, наверное, канонический Тайлер Дэрден («Бойцовский клуб»), у Мартина Эмиса – Джон Сам («Деньги»), у Ирвина Уэлша – Брюс Робертсон («Дерьмо»), у Фредерика Бегбедера – Октав Паранго («99 франков»). Наверное, этот список можно было бы продолжить при желании. Отсылок предостаточно. Куча просто. На фоне общей серости ярче других выглядят тёмные личности. Ёмкая фраза. Даже у Алисы Ганиевой в «Салам, тебе Далгат» собственно сам Далгат был губкой, который в той или иной мере впитывал отрицательное (не только конечно, но всё же).

Тёмное – привлекает. По крайней мере, на стадии художественного восприятия. Здоровый человек, с адекватным понимаем плохого и хорошего, мало того что хочет увидеть «все отклонения» и примеряет на себя, но и желает знать насколько он сам подвержен этим же «бесам». Намного интересней наблюдать за противоречивыми личностями. Пусть они и «зло», пусть они и социально опасны и непонятны. Поэтому таких «фриков» в литературе очень много. 

Писать об этом модно, широкое поле деятельности. Там где замешана психология можно развернуть театр действий. И вывод делать легче. Да и не всегда он нужен, этот вывод. В конечном итоге можно свести к тому, что общество во всем виновато. Потому что «фрики» это его продукт. Банальный вывод, но бьёт без промаха. С ним трудно спорить.

 

P.S. Ещё одна модная тема это живописания нравственных страданий писателя или журналиста. На эту тему также можно припомнить много произведений. От того же Мартина Эмиса («Информация») до Хантера Томпсона («Ромовый дневник»). Надо будет как-нибудь и об этом написать. 

Эшер

Робер Мерль "Уик-энд на берегу океана"

  Молодой, тридцатилетний преподаватель языка и литературы попадает на фронт Второй Мировой. Три года он отбывает в лагере для военнопленных – слушает, запоминает, чувствует. Из этих воспоминаний и рождается «Уик-энд на берегу океана». Первый, и кстати сразу Гонкуровский (1949 год), роман выдающегося французского писателя Робера Мерля. Подчеркнуто-реалистическое повествование об абсурде войны. 

Французские армейские части заперты на узкой прибрежной полоске суши. Они уже не надеются прорваться сквозь оцепление или эвакуироваться в Англию. Каждый день под вражескими бомбами и снарядами погибают десятки людей. Четверо товарищей кое-как устраиваются в этом хаосе. Они разбивают небольшой лагерь, составляют графики дежурств на кухне, собирают последние новости и вспоминают о прошлой, довоенной жизни. 

Читатель покидает лагерь только вместе с Майа, главным героем, который кажется посторонним Камю, попавшим на войну.  Среди всех четверых может быть только он один способен выдержать этот трещащий по швам мир – помочь довести тележку с трупом, спастись с пылающего эвакуационного корабля англичан, застрелить двух французов, насилующих девушку. Но судьба не уготовила ему даже участи потерянного поколения. Уик-энд подошел к концу. Превосходный антивоенный роман идей с запредельной плотностью событий в обрамлении отточенных, будто снятых с языка диалогов.

Слова

 

не легко

Осень в Петербурге или Достоевский на западный лад.

43.70 КБ «Остроумно манипулируя чужими персонажами, Кутзее живописует тот ад в душе Достоевского, из которого повыскакивали его "Бесы"; у этого человека в голове не то что банька с пауками - целые Сандуны, кишащие насекомыми. Несимпатичный костлявый бородач бьется в эпилептических припадках, занимается любовью с домохозяйкой, ползает по комнате, одетый в вещи мертвого пасынка. Если это и детектив, то детектив петербургский - о муках души, которую писатель вынужден истязать ради литературного заработка». Лев Данилкин.

Роман мне понравился. Однако, я бы предостерег потенциальных его читателей. Не стоит принимать Достоевского Кутзее за истинного Федора Михайловича. Скорее, это западная модель Достоевского. И даже шире – это модель противоречивой русской души, в которой совмещены и карамазовско-ставрогинская извращенная низость, и свет вечности. «Через великое горнило сомнений осанна моя прошла»,- говорил Достоевский. Кутзее же, с присущей западному человеку прямолинейностью живописует то самое «горнило» души великого писателя с той точностью, с которой Достоевский раскрывал «подпольного» человека.
Однако стоит отдать Кутзее должное. Подлинный Петербург и реальные исторические личности прописаны емко и четко. Фантастична лишь фабула – Достоевский приезжает в Петербург в 1869 году в связи со смертью пасынка Павла, живет на квартире некоей Анны Сергеевны Коленкиной, в той же комнате где жил пасынок и встречается с самим Нечаевым, ставшим прототипом его Петра Верховенского. Кутзее окунает Достоевского в пространство его собственного романа «Бесы». А может пророческий роман продолжает писать сам себя?
Достоевский у Кутзее действительно несимпатичен. Писатель словно пропитался всеми страстями своих персонажей. Он ненавидит детей только за то, что умер его сын, он совокупляется с хозяйкой, надеясь вызвать в памяти образ юного Павла, кажется вот-вот и дело дойдет до совершенно ставрогинского совращения малолетней дочери Анны Сергеевны. Он понимает, что далее длиться так не может, что надо полюбить хотя бы умирающую собаку или нищего стукача, но не способен. Кутзее, почему-то отказывает своему Достоевскому в человеколюбии.
Сюжетный стержень романа – противостояние Достоевского и Нечаева, который повинен в смерти Павла, ранее расцененной как самоубийство. Это противостояние идей. Террорист Нечаев, кровью пытающийся связать свои «пятерки» и бывший революционер Достоевский, многое осмысливший на каторге. Это противостояние отцов и детей, в котором те и другие остаются врагами до смертного часа. Хотелось бы, чтобы это противостояние оказалось противостоянием добра со злом. Только вот образ Федора Михайловича в этом романе с добром мало ассоциируется.
_Cat.MeLove

Джонатан Сафран Фоер - Жутко громко & запредельно близко

Это произведение описывают весьма кратко и неверно, будто оно о трагедии 11 сентября. Кто-то говорит более широко - о мальчике, потерявшем отца в одном из небоскрёбов в тот день. Но тут всё не так просто, как кажется на первый взгляд - книга намного более многоуровневая, чем просто рассказ о переживаниях ребёнка после смерти родителя.

"Жутко громко & запредельно близко" - это замечательная притча о воспитании и о том, какими должны быть родители. Как нужно общаться, о чём разговаривать, как заинтересовать, чему учить - ведь это жутко легко и запредельно сложно - воспитать разумного, самостоятельного и самодостаточного ребёнка. Папа Оскара - замечательный пример для подражания в своём стремлении заставить мальчика исследовать и соображать, в поощрении его фантазий и изобретений, в расширении кругозора и круга общения. 9-летний паренёк не боится писать письма своим кумирам, решительно отправляется на поиски замка, ключ от которого совершенно случайно попал ему в руки и, который, вероятно оставил для него отец. Он не останавливается, потому что папа ему говорил всегда добиваться своего.


Collapse )

Вся книга представляет собой некие отрывки из совсем разных времён, жизней: она состоит из писем-монологов, писем-ответов, маленьких записок, длинных записей... Она - как мозаика, где есть элементы крупные, а есть помельче, но все они - части целого: страшного, горького, яркого, шумного, счастливого, любящего, реального целого мира, ибо всё взаимосвязано и если в Сахаре передвинуть всего одну песчинку на один миллиметр - это уже значит, что ты изменил Сахару, и вместе с ней целый мир, ход истории и будущее...
Рыжая

Питер Страуб "Клуб адского огня"


О чем: кровавая драма, произошедшая летом 1938 года в богемном пансионате «Берег», штат Массачусетс, тяжелым эхом откликнулась в наши дни. Странным образом в этом деле оказывается замешана книга — роман фэнтези писателя Хьюго Драйвера «Ночное путешествие». Нора Ченсел, героиня романа Питера Страуба, пытается проникнуть в тайну книги, и это ей почти удается, когда неожиданно на пути героини встает серийный убийца…

Впечатление неоднозначное. 
Основная линия - возня вокруг некоей кнгиги и ее автора - меня не вдохновила. Как-то это слишком мелко, чтобы так копья ломать. Не знаю, какого лешего книга идет в категории "шедевры мистики" - дух мистики витает над повествованием настолько призрачно, что толком незаметен.

Единственное, что в этом романе меня зацепило - это главная героиня, Нора Ченсел.
Женщина средних лет, пережившая в молодости травму во Вьетнаме (травму, с войной не связанную), ныне оказалась замужем за хлюпиком и мямлей, в свои сорок лет пребывающем под пятой властного отца. Ее мучают воспоминания о пережитой, ощущение неудовлетворенности семейной жизнью, ее психика то и дело выкидывает финты ушами, плюс ночные кошмары и мечты о встрече с былвм возлюбленным - и жестокое разочарование в нем, когда встреча таки состоялась. Мужчины в ее жизни отворачивались от нее, когда оказывались ей нужны, и забота о ее чувствах в их списках приоритетов особо не значилась.

От тягот неудачного брака к вынужденному бегству с убийцей и насильником, вздумавшем перекроить ее личность и внешность посвоему вкусу; от кажущегося недоразумением обвинения в похищении любовницы мужа (ага, это ничтожество еще и налево ходить умудрялся) до ощущения, что против тебя весь мир; от поверхностного интереса к Хьюго Драйверу, автору обожаемого супругом Норы "романа "Ночное путешествие", до отчаянных поисков истины, связанной с этой книгой и семейными тайнами Ченсенлов - вот так в одночасье жизнь Норы перевернулась вверх дном.


Collapse )
jude
  • falk_on

Ник Перумов "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Книга 2"


Первая часть оставила после себя только положительные впечатления, несмотря на значительное количество минусов.
Со второй частью произошла абсолютно такая же история.

Основным минусом этой книги, пожалуй, являются не всегда понятные описания происходящего. Чувствуется, что фантазия у автора великолепная, но иногда он так сильно углубляется в дебри, что мозг не способен представить ту картину, которую он нам хочет передать. Таких моментов немного, поэтому на мою оценку они никак не повлияли.
Вообще, вторая книга страдает все теми же недостатками, которые с уверенностью затмеваются положительными моментами, а именно: восхитительный мир, тщательно продуманная легенда, множество разносторонних персонажей, неожиданные повороты событий, разбитый сюжет, который постепенно, как паззл, собирается в одно целое.
Это не шедевр фэнтези, однако "Алмазный меч, деревянный меч" - определенно достоное произведение этого жанра, которое приятно скрасит несколько часов.

Планирую обязательно взяться за продолжение "Летописей разлома".

Да

Рассказ Куприна (?)

Уважаемые сообщники, помогите, пожалуйста.
Не могу вспомнить название рассказа, почти уверена, что Куприн.
Речь идет о выборе молодой замужней женщины между чувством и долгом.
То ли там гроза, то ли еще какие-то природные катаклизмы. Она слышит плач ребенка - и вопрос решается сам собой.
Посмотрела "Лунной ночью" - чудесный рассказ, но не то.

Как стать настоящим мужчиной

Здравствуйте, уважаемые Сообщники!

Хотелось бы коснуться темы хорошей литературы для мужчин.
Интересуют следующие направления:
1. Внешние. Например, книги по стилю для мужчин, в которых освещаются вопросы одежды и внешнего вида, занятий спортом, манер поведения и т.д.
2. Внутренние. Например, книги для выработки мужского характера. Образ мыслей, отношение к разным жизненным аспектам.

Давайте объединим наши усилия и составим список книг, который должен быть в арсенале любого человека, который хочет стать настоящим мужчиной!

И снова Чернобыль

Помогите вспомнить книгу.
Внимательно читала посты о чернобыльских книгах, гуглила сама - не нахожу.
Читала в каком-то журнале в 2000-х. Рассказывается о преступнике, который сбежал из тюрьмы, добрался до эвакуированной деревни, нашел там овощи, самогон - празднует, радуется.
И параллельно о ликвидаторах. Успокаивают друг друга, что справились на пару секунд меньше, значит, не набрали дозу.
И потом про жизнь после, отбили девушку у криминальных ухажеров, помню, что главного звали Чеснок (от фамилии Чесноков), и один из них девушке объясняет, что у каждого своя честь, у него - "честь ног", самая низкая.
Rikki

Д.Уотсон. Двойная спираль.

Автор – тот самый Уотсон (а может и Ватсон?:), который “Уотсон и Крик” – один из парней, что открыл двойную спираль ДНК и получил Нобелевскую премию в 1962 году.

С точки зрения науки книжка мало что представляет из себя. Ну, разве что впервые попалась авторская история, где в ходе лихорадочной работы над идеей (перемежающейся пьянками и поисками денег) автор твердо знает, что если он будет первым, то получит Нобелевку. И даже известно, кто ее получит, если он не успеет первым. Ни у кого больше, даже у физиков-теоретиков начала 20-го века, такой четкой связи между результатом их работы и немедленно светящей им Нобелевкой не было все же. Уникальный случай, такое было время.

Ценность же книжка представляет с точки зрения залихватского стиля изложения событий и веселых характеристик действующих лиц. Уотсону было 25 лет, пацан пацаном, и историю своего открытия он изложил в стиле шоу Фрая и Лори – с максимальной откровенностью, английским юмором (в той степени, которая доступна американцу) и совершенно старческим цинизмом. Что и привлекает.

Рекомендую, не заскучаете. Химии там немного, ее можно и пропустить без вреда для сюжета:).
ЛГБТ
  • aleph93

Люди и нелюди. О романе Иванова "Общага-на-крови".

Конечно, после "Блуда и МУДО" эта книга читается легко - ощущаешь себя человеком. парящим где-то в невесомости.
Тем не менее, она не менее пронзительна и драматична.
Герои романа - жители Общаги, фантасмагоричной машины бытия, здания из желтых кирпичей, размалывающего своими челюстями тех, кто не "вошел в формат", не сохранил себя и свою форму. Люди, прошедшие через Общагу - останки, живые мертвецы, хищные вурдалаки, изуродованные обстоятельствами и прилагающимся к ним собственным ничтожеством.
Самое высокое и самое честное, что можно сделать в Общаге - любить, самое низкий поступок - предательство. Предательство есть в некотором роде самоубийство, поскольку предполагает умышленное уничтожение собственных принципов.
Даже самых светлых, не поддающихся кровавой рубке, людей Общага уродует, коверкает их жизни и выбрасывает на улицу, отхаркивая кровью, плюясь кусками костей.
Общага - это каннибал, жрущий самого себя, безжалостный, не замечающий, однако, что собственное мясо, которое ему приходится жевать - с гнильцой, и новых качеств оно ему ни в каком случае не принесет.
Удивительно, что все, кто в ней живет, не понимает этого. А если и к кому приходит озарение, то вскоре человек пытается его забыть, застелить свои глаза туманом бытовой философии, псевдоинтелелктуальной деятельностью, да чем угодно... Если судьба предоставляет шанс покинуть Общагу - покидают единицы. И то, чаще всего - с крыши. Большая часть изгнанных возвращается, не боясь быть изнасилованными тем местом, где они существуют.
Блуждания героев в темноте лабиринта, потерявших свою нить уже очень давно, сами по себе бессмысленны, и не приводят их никуда, заставляя бродить и дальше, постепенно превариваясь желудочным соком циклопической Общаги.
Но найдется ли тот, кто первым сможет ее покинуть? Кто будет честным с собой до конца? Кто станет настолько выше своих друзей и, в итоге, себя самого, что сможет создать новый нравственный закон для пристанища оборотней, для убежища монстров? 
книги

Актуальны ли теперь библиотеки?

Люди добрые, а ходили бы Вы сейчас в библиотеку? Даже скажем в магазин-библиотеку? С разными вариантами: абонемент за N-ное количество руб в месяц с разной залоговой политикой (залог = единовременное количество книг) или покупка книги и возврат в случае "не надо"-"не понравилось" с небольшой оплатой. Актуальна ли сейчас была бы библиотека?
  • botwa

Книги о музыкантах и кое-что ещё

Здравствуйте!

Интересует художественная литература о музыкантах. Идеально, если это будут рок-музыканты (или других смежных жанров так называемой "тяжёлой" музыки). На эту тему есть куча (авто)биографий, но хотелось бы именно художественной литературы.

Но интересно будет почитать книги и о других стилях музыки.

Ещё я недавно задалась вопросом есть ли автобиографии людей, работающих в гражданской авиации. Они существуют, наверное, но я не нашла. Может быть вы знаете и подскажете.

Заранее спасибо за советы!